Как из казны европейских стран украли $60 млрд

Возможно, это крупнейшее хищение в истории. Главные подозреваемые – талантливый математик, поклонник гавайских рубашек и бывший немецкий налоговый аудитор

Скульптура быка у входа Франкфуртской фондовой биржи. Фото: Kai Pfaffenbach / Reuters

Представьте, что вы научились делать деньги из воздуха. Cотни миллионов долларов. Ваша жизнь определенно изменилась бы. В конце нулевых – начале 2010-х годов подобное произошло с группой трейдеров и аудиторов из нескольких стран. В 2018 году юрист, работавший с ними, на условиях анонимности рассказывал, как стоял у окна офиса на 32 этаже во Франкфурте и с сожалением смотрел на пешеходов. «Это был нормальный мир, к которому мы больше не имели отношения. – говорил он. – Мы смотрели из окна и думали: “Мы самые умные, гении, а у вас просто нет мозгов”». В беседе с журналистами юрист признался, что он и его коллеги жили в царстве, чьи законы выходили за рамки морали. Они верили в одно: немецкое государство – враг, немецкие налогоплательщики – идиоты.

Теперь трейдеров, получавших двойные налоговые компенсации после продажи акций в разных странах, обвиняют в хищении $60 млрд. Некоторые исследователи называют аферу крупнейшей кражей налогов в истории Европы. Для сравнения: власти Ирака считают, что после вторжения американцев в страну из казны пропало около $17 млрд. На схемах Понци в XX веке инвесторы потеряли около $20 млрд.

Почему преступники в деловых костюмах решили заработать на деньгах налогоплательщиков? Причина проста: эти ресурсы не заканчивались.

Машина дьявола

Европейские ⁠страны ⁠потеряли десятки миллиардов долларов из-за хитроумной cum-ex схемы. Ее название состоит ⁠из двух латинских слов. Cum переводится как ⁠«вместе» (то есть акции, приносящие дивиденды), ex – «без» (акции, не приносящие дивиденды). ⁠Фактически это отделение дивидендов (dividend stripping), то есть покупка акций до объявления дивиденда и их продажа вскоре после получения.

Схема ⁠работала так. Трейдеры многократно на время передавали друг ⁠другу акции крупных компаний. Поэтому налоговые службы не могли определить, кому принадлежат ценные бумаги. Банк, который проводил трансферт, оформлял получателю фиктивное подтверждение. В нем говорилось, что налоги на дивиденды уплачены. Затем получатель подавал это подтверждение в налоговые органы, чтобы потребовать суммы якобы уплаченных налогов. Чтобы провести cum-ex, требовалось координировать десятки сделок и осторожно подгадывать время.

Цель этой схемы – обман финансовой системы. Он заключался в том, что два инвестора требовали возврата налога на дивиденды, выплаченные единожды. И эту махинацию повторяли много-много раз. В итоге Германия потеряла $30 млрд, Франция – $17 млрд. От cum-ex пострадали Испания, Италия, Бельгия, Австрия, Норвегия, Польша, Финляндия. США удалось избежать подобной участи: там трейдеры боялись навлечь на себя гнев финансовых регуляторов, поэтому предпочитали проворачивать сделки в Европе.

Один из людей, занимавшийся cum-ex операциями, назвал схему «машиной дьявола».

Математик и поклонник гавайских рубашек

Как рассказывает газета New York Times, все началось в 2004 году с знакомства сотрудников лондонского офиса американского банка Merrill Lynch – Мартина Шилда и Пола Моры. Шилд, одаренный математик, изучал в Оксфорде машиностроение, экономику и менеджмент. После выпуска из университета он согласился на рядовую позицию трейдера в Merrill Lynch, потому что его привлекала захватывающая и динамичная атмосфера. И Шилд не единственный, кто так считал. Только пять человек из 120 его однокурсников пошли работать инженерами.

Мора – полная противоположность своего напарника. Харизматичный поклонник гавайских рубашек вырос в Новой Зеландии. В Великобритании он окончил Кентерберийский университет Крайст-Черч. Перед тем как прийти в Merrill Lynch, он занимался налоговым правом.

После Merrill Lynch Шилд и Мора перешли работать в лондонский офис мюнхенского банка HypoVereinsbank. К тому моменту с ними сотрудничал Ханно Бергер – когда-то один из самых грозных налоговых аудиторов Германии, ставший потом налоговым консультантом. Он работал с крупнейшими немецкими компаниями – Adidas, BMW и другими. Немецкая прокуратура считает его «мозгом» схемы cum-ex: Бергер заказывал платные экспертизы, где говорилось о законности cum-ex сделок. Шилд отвечал за математические вычисления, а Мора приводил клиентов и привлекал деньги.

В 2006 году группа, которой руководил Мора, проворачивала в HypoVereinsbank сделки, которые приносили огромные деньги. Фрэнк Тибо, главный налоговый инспектор банка, обратил внимание на растущее число налоговых кредитов. В мае 2007 года он встретился с Морой и допрашивал его в конференц-зале целый день. «Он [Мора] наговорил мне кучу чепухи. Утверждал, что у него есть этот набор финансовых инструментов, и что иногда он даже не знает, с кем торгует», – вспоминал Тибо. Налоговый инспектор попытался предупредить руководство UniCredit, итальянского владельца HypoVereinsbank, но его не послушали. Тибо считает, что никто не хотел проблем, потому что немецкий банк приносил большие деньги.

Но в 2012 году в штаб-квартире HypoVereinsbank устроили обыски. Банк признал нарушения и согласился выплатить $160 млн. К тому моменту Шилд и Мора уже покинули HypoVereinsbank. В 2008 году, устав от бесконечных допросов и невысоких зарплат, они открыли собственную инвестиционную компанию – Ballance Capital, зарегистрированную на Гибралтаре.

Во время мирового финансового кризиса схема cum-ex доказала надежность и прибыльность. Люди, которые проворачивали по ней сделки, поднимались по карьерной лестнице в лондонском Сити (аналог Уолл-Стрит в Нью-Йорке). Основатели Ballance Capital разбогатели. За пять лет, что Шилд работал в компании, его личный доход составил $16 млн. В 2010 году он вместе с женой купил особняк в Челси за $13 млн и дом на самой дорогой улице Дублина за $8 млн.

Море тоже принадлежит элитная недвижимость в Новой Зеландии, писали журналисты. В том числе он был директором роскошного индийского ресторана Cinnamon Club в Лондоне, где проводили время политики и бизнесмены. Газета Die Zeit писала, что там собирались и участники схемы cum-ex: они обсуждали сделки и праздновали победы.

Бдительность и Snapchat

Схему сum-ex не удалось бы раскрыть без информаторов. Бывший инвестиционный банкир из Merrill Lynch – один из них. Спустя пару лет после мирового финансового кризиса он обратил внимание: на этаже, где сидели трейдеры, сотрудники банка пользовались личными мобильными телефонами, что являлось нарушением правил. Все эти люди отправляли самоуничтожающиеся сообщения в Snapchat. Тут явно было что-то не так.

Банкир обратился к руководству Merrill Lynch, но там закрыли глаза на проблему. Тех, кто пользовался мобильными телефонами, попросили пользоваться смартфонами в других местах. Поэтому в 2012 году банкир обратился в Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC). В обращении он написал, что банк, по его мнению, мошенническим способом зарабатывает огромные деньги, пользуясь налоговыми льготами. Для этого Merrill Lynch, указал он, использует налоговые системы европейских стран. Копию обращения получили немецкие журналисты, потратившие четыре года на изучение cum-ex операций.

Другой информатор, который заметил странные операции с ценными бумагами, – сотрудница Центрального налогового ведомства в Бонне под псевдонимом Анна Шаблонски. Летом 2011 года ее удивило, что пенсионный фонд из США за два месяца купил акции немецких компаний на $7 млрд. Вскоре он продал их и потребовал компенсацию выплаченного налога на капитал в размере $60 млн. Шаблонски отправила в фонд огромный список вопросов, чтобы прояснить ситуацию. Позже налоговый инспектор заметила, что не менее шести фондов действовали таким же образом и требовали компенсации за счет налогоплательщиков Германии. Немецкие финансовые регуляторы, прокуратура и журналисты взялись за расследование. В Лондоне, Нью-Йорке и Цюрихе началась паника. К 2012 году все операции cum-ex в Германии прекратились.

Последствия

Скандал с cum-ex ударил по многим банкам и финансовым организациям. Deutsche Bank и UniCredit оштрафовали, австралийская инвестиционной компании Macquarie пришлось принести извинения. Прокуратура начала расследование из-за сомнительных сделок, которые проводили Bank of America, JPMorgan Chase, Morgan Stanley и многие другие. Юриста из престижной лондонской компании Freshfields в конце ноябре арестовали немецкие власти – его обвиняют в мошенничестве.

Сейчас на скамье подсудимых находится только Мартин Шилд. Заседания по делу иногда длятся по несколько дней, которые уходят только на то, чтобы он объяснил, как работает схема cum-ex. «Я часто спрашиваю себя – поступил бы я иначе, будь у меня шанс. Исходя из того, что я теперь знаю – ответ очевиден. Я бы не занимался схемами cum-ex», – сказал он на заседании суда в Висбадене. Там же Шилд признался: он жалеет, что деньги налогоплательщиков не пошли на строительство дорог или больниц.

Ханно Бергер сейчас в Швейцарии – он сбежал туда в 2012 году после того, как к нему домой с обыском ворвалась немецкая прокуратура. Бергер настаивает, что в его действиях не было ничего незаконного. Недавно он пожаловался на действия властей Германии в Европейский суд по правам человека.

Роберт Мора тоже успел скрыться – сейчас он занимается недвижимостью в Новой Зеландии. В январе этого года суд Германии постановил, что он должен явиться на слушания по делу.

На свободе остаются и другие трейдеры, сколотившие состояние на cum-ex операциях. Один из них – Санджей Шах, который проводил сделки в Дании. Датские власти считают, что из-за него государственная казна потеряла $2 млрд. Сейчас Шах живет в Дубае. Он считает, что не нарушал закон. Но при этом не говорит, как заработал кучу денег.

За этапом «Формулы-1» в Абу-Даби пару лет назад он наблюдал с борта своей роскошной яхты за $1,3 млн. Ее название – Cum-Ex.

Денис Касянчук