Почему в Японии не принято опаздывать даже на минуту

by Back in Future...
Почему в Японии не принято опаздывать даже на минуту

Страна стала образцом пунктуальности. Но у этого есть и обратная сторона

Отражение часов по проекту японского художника-аниматора и режиссера Хаяо Миядзаки в Токио, Япония. Thomas Peter / Reuters

Недавно представитель правительства Японии – министр по проведению Олимпийских игр Йоситака Сакурада – оказался в неприятной ситуации. Он опоздал на парламентские слушания. Всего на три минуты – но этого оказалось достаточно, чтобы депутаты раскритиковали его за неточность (оппозиция в знак протеста даже бойкотировала заседание). Министр в итоге принес официальные извинения.

В стране, которая считается образцом пунктуальности, такая реакция на опоздание – в порядке вещей. Чиновника там могут оштрафовать за то, что он ушел на обеденный перерыв на несколько минут раньше. Для транспортных компаний проблемой становятся и секунды. Год назад West Japan Railways попросила прощения за то, что ее поезд отправился на 25 секунд раньше. Годом ранее другая компания – Tsukuba Express – извинилась за отступление от графика на 20 секунд.

«Это стало большим неудобством для пассажиров, – заявила West Japan Railways (проверка показала, что машинист, не увидев людей на платформе, решил отправиться чуть раньше, несколько человек в результате пропустили поезд). – Этому просто нет оправдания. Мы серьезно пересмотрим отношение к работе и постараемся, чтобы такое больше не повторилось».

Пунктуальность в Японии воспитывают с детства. «Родители все время подчеркивали, как важно не опаздывать, – говорит студент Иссей Изава. – Они объясняли, что даже небольшое опоздание может стать неудобством для других людей. Думаю, что я это усвоил».

Привычку тщательно следить за временем связывают с экономическим развитием Японии в XIX–XX веках. В то же время пунктуальность – как социальная норма, действующая среди коллег и знакомых, – может становиться источником стресса. А на рабочем месте – быть частью той же корпоративной культуры, которая приводит к профессиональному выгоранию и переработкам.

Как было ⁠раньше?

Япония ⁠была такой не всегда. В середине XIX века голландский морской офицер, ⁠прибывший туда в качестве инструктора, удивлялся ⁠тому, насколько непунктуальны местные жители (хотя и отмечал их вежливость и скромность). ⁠«То, как они впустую тратят ⁠время, просто поражает», – писал он в своих мемуарах. ⁠По его рассказам, материалы, заказанные для ремонта, не доставлялись в срок. А нанятый работник мог появиться всего на один день, а затем исчезнуть.

Это отмечали и иностранные инженеры, приезжавшие в Японию. По их наблюдениям, местные жители, работая, не особенно считались с тем, сколько времени занимает их труд.

Для этого были причины. В Японии того периода время – по крайней мере, большинством населения, – воспринималось иначе. Сутки делились на день и ночь, каждый из периодов – на шесть промежутков (при этом они не были постоянными – летом дневные промежутки были длиннее, зимой – короче). Ход времени отмечали ударами гонга – примерно раз в два часа.

Похожим образом ранее обстояло дело и в Европе – до внедрения механических часов. Но в Японии, где такие часы появились примерно в XVI веке, это мало что изменило – напротив, они адаптировались к традиционному исчислению времени. Помимо прочего, часы, как правило, были доступны только богатым и влиятельным людям. Большинство по-прежнему не знало точного времени, узнавая о нем по ударам гонга.

Как все изменилось?

Изменения начались при императоре Муцухито во второй половине XIX – начале XX века. Пунктуальность, точность в работе стали насаждаться властями – в школах, на фабриках и транспорте.

«В школе надо быть за 10 минут до начала занятий, – гласила директива для школьников, выпущенная Министерством образования в 1873 году. – Если вы опоздали, не входите в класс без разрешения. Объясните причину опоздания и ожидайте, что скажет учитель».

На железных дорогах, где опоздания поездов поначалу были большой проблемой, стали следить за дисциплиной. На производстве – в частности, на военных заводах – внедрять принципы «тейлоризма», популярные на Западе (методы научной организации труда, разработанные Фредериком Тейлором).

Это сопровождалось пропагандой достижений науки и техники. Серия выставок, организованных в Токио, подчеркивала важность измерения времени. Для жителей стали выпускать брошюры с призывами «не тратить время впустую» и советами, как быстрее сделать те или иные дела (например, сделать прическу).

Процесс, в ходе которого общественное сознание менялось, был завершен после Второй мировой войны. Некоторые исследователи связывают его с распространением дешевых часов. Другие – с восстановлением и развитием экономики (когда в обществе появилось осознание того, что «время – деньги»), которое сопровождалось ускорением ритма жизни. Третьи – с распространением западных норм в послевоенной Японии.

Как это проявляется?

Сегодня Япония – третья по объему экономика в мире. Ее «Синкансэн» – сеть высокоскоростных железных дорог – для многих стала символом точности. По данным одной из транспортных компаний – JP Central, – средняя задержка ее поезда составляет меньше минуты за год, и это включает, например, опоздания, связанные со стихийными бедствиями.

В самой Японии некоторые считают, что извиняться из-за 20 секунд – это лишнее. С другой стороны, многие настолько привыкли к точности поездов, что планируют свое время так, чтобы появляться на станции как раз перед отправлением. Если их поезд отправится хотя бы ненамного раньше, они могут пропустить его и опоздать на работу.

Однако постоянное требование пунктуальности может вызывать стресс. «Моя знакомая работает в колл-центре транспортной компании, – говорит один из местных жителей. – Недавно она вернулась с обеденного перерыва, а начальник отчитал ее за то, что она пришла на 10 секунд позже. Это уже слишком».

При этом переработки – почти норма, а задержки после окончания рабочего дня привычны для многих.

Пунктуальность, как и переработки, не всегда имеет практический смысл. Она может быть проявлением корпоративной культуры, в которой ценится формальная исполнительность (так, заснувший на совещании человек может восприниматься как пример усердия, готовности продолжать работу, несмотря на усталость, и идти на жертвы ради компании), а продуктивность может отступать на второй план. Эта культура достаточно сильна, хотя реформы трудового законодательства (прежде всего для ограничения переработок) и ситуация на рынке труда (повышенный спрос на рабочую силу) способствуют тому, что она постепенно меняется.

Republic.ru

March 21, 2019
History