Автором пьес Шекспира была женщина? Феминистка и итальянская еврейка

Исследователи назвали нового претендента на авторство шедевров литературы – Амелию Бассано. Вот что о ней известно

Эмилия Ланьер. Иллюстрация: wikipedia.org

«Изучая пьесы Шекспира в колледже, я была зачарована леди Макбет и ее сестрами», – признается в статье для Atlantic журналистка Элизабет Уинклер. Ее также привлекали другие прекрасно прописанные героини прославленного драматурга – Беатриче («Много шума из ничего»), Розалинда («Как вам это понравится») и так далее. Уинклер не могла не обратить внимание на то, что персонажи Шекспира затрагивают довольно интересные темы: рассуждают о гендерных ограничениях и даже выступают («Отелло, венецианский мавр») за равенство женщин («Так пусть мужья то знают, что и мы, как и они, имеем те же чувства»).

Шекспир часто «феминизировал» исторические источники, из которых брал сюжеты для пьес (например, Плутарха). Он изображал легендарных героев-мужчин с точки зрения их матерей, жен и возлюбленных – что было в новинку для драматургов того времени. «Почему Шекспир смотрел на происходящее с позиции женщины? Как будто он сам был женщиной», – задается вопросом в своей книге Тина Пакер, художественный руководитель американского театра Shakespeare & Company.

Споры о том, на самом ли деле Уильям Шекспир (уроженец английского города Стратфорд-апон-Эйвон, 1564–1616) сочинил свои работы, ведутся уже несколько веков. Предполагаемые авторы– Фрэнсис Бэкон, Кристофер Марлоу, Эдуард де Вер. В лагере «шекспироскептиков» – Чарльз Диккенс, Марк Твен, Генри Джеймс, Зигмунд Фрейд. Есть также теория, согласно которой за псевдонимом «Шекспир» скрывалась группа писателей. Впрочем, в академическом сообществе общепринята традиционная версияавторства пьес.

Вопросы к документам

Жизнь ⁠Уильяма ⁠Шекспира неплохо задокументирована (по стандартам того времени), но мало что ⁠указывает на его занятия сочинительством, ⁠пишет Уинклер. При этом свидетельства о литературной деятельности других писателей ⁠сохранились, отмечает историк Диана Прайс.

Более ⁠70 письменных свидетельств той эпохи называют Шекспира актером (хотя ⁠ему доставались преимущественно второстепенные роли), инвестором театральной компании и так далее. Есть документы, доказывающие, что он начинал свою театральную карьеру в качестве рабочего сцены. Более того, британский историк из Университета Бирмингема Джон Хадсон уверяет, что Шекспир упоминается в судебном постановлении 1598 года как подельник Фрэнсиса Лэнгли – лондонского ювелира, мошенника и владельца популярного «Свон-театра». Шекспир, как и Лэнгли, был ростовщиком и занимался вымогательством.

Справедливости ради отметим, что имя Шекспира связано с некоторыми напечатанными сочинениями, но это не означает, что именно он был их автором. А некоторые из пьес, позже приписываемых Шекспиру, сначала были опубликованы анонимно. Некоторые современники драматурга уверяли, что его именем были подписаны и вовсе не его работы. В 1591 году Роберт Грин описалэту «нечистоплотную» практику плагиата.

Вопросы об авторстве тут не заканчиваются. Как мог уроженец провинциального английского городка проявлять такую осведомленность по многим вопросам – разбираться в устройстве королевского двора, музыке, юриспруденции, военном деле и географии (в особенности севере Италии), а также знать множество языков, включая иврит? Образованность автора налицо, но отец Уильяма был безграмотным, и вовсе не факт (учитывая, что нет ни одного документа, написанного им собственноручно), что грамоте был обучен сам драматург (некоторые утверждают, что он бросил школу в 13 лет). Историки и литературоведы предполагают, что Шекспир много путешествовал, служил в армии и так далее, отсюда и огромный багаж знаний. Но нет доказательств и этому, отмечает оксфордский историк Хью Тревор-Ропер. Даже в завещании Шекспира (написанного, кстати, нотариусом) нет ни единого упоминания о книгах или рукописях.

Что, если истинным автором этих шедевральных пьес была женщина? Эта мысль приходила в голову людям и раньше. Литературный критик Габриэль Харви в 1593 году упоминал «прекрасную даму», написавшую три превосходных, по его оценке, сонета и комедию, хотя и отказывался называть ее имя. В Англии эпохи Возрождения сочинение женщинами пьес для театра было против правил (но допускались религиозное стихосложение и переводы), что объясняет необходимость мужского псевдонима. Однако сегодня нам известно, что в театральном деле без женщин не обходилось: они были патронами (инвесторами) театров, поставляли им костюмы, наконец, собирали плату за вход. Более того, 80% пьес, напечатанных в конце XVI века, были анонимными. Это число снизилось до 50% в начале XVII века.

Женский след

Кем же была та женщина из хвалебной рецензии Харви? Современница драматурга Амелия Бассано (Амелия Ланьер). На нее в 1973 году обратил внимание оксфордский историк А.Л. Роуз. Она родилась в Лондоне в 1569 году в итальянской семье евреев и была одной из первых женщин в стране, опубликовавшей свои стихи отдельной книгой («Славься, Господь, царь Иудейский»). Судя по содержанию стихов, Амелию можно назвать протофеминисткой. В частности, в них она выступает против доктрины о вине и греховности женщин (начиная с Евы).

Роуз считал, что Бассано была той самой «смуглой леди» из сонетов Шекспира (другая версия – ею могла быть лондонская проститутка по прозвищу Черная Люси). Могла ли Бассано не просто быть музой драматурга, но внести более весомый вклад в литературу? По крайней мере, ее биография, воспитание (родилась в семье музыкантов) и итальянское происхождение объясняют эрудицию литературных произведений, подписанных именем Шекспира. Одним из сторонников этой теории является Хадсон, он изложил ее в книге «Смуглая леди Шекспира» (2014). Уинклер выяснила у историка подробности.

Роуз нашел упоминание о Бассано в записках терапевта и астролога елизаветинских времен Саймона Формана. Была ли она любовницей Уильяма или нет, неизвестно, но обстоятельства ее биографии представляют богатый материал для пьес Шекспира (в отличие от жизни Уильяма). О влиянии Амелии говорит многочисленное использование ее имени в пьесах, в «Тите Андронике» появляется персонаж по имени Бассиан, в «Венецианском купце» – Бассанио, а некоторые детали ее биографии – в комедиях вроде «Все хорошо, что хорошо кончается».

В интервью «Радио Свобода» Хадсон также сообщил, что сопоставил шекспировские сонеты с поэзией Бассано и обнаружил сходство стиля, лексики, поэтической формы, стихотворных размеров, композиции, исторических источников, теологических образов, драматических приемов, даже использование сходных неологизмов.

Будучи сожительницей покровителя Королевского театра, лорда Генри Кэри Хансдона, Бассано получила доступ как к театральному миру, так и к королевскому двору (при этом нигде не сохранились документы, подтверждающие доступ Шекспира к высшему свету). Позже она забеременела, была отлучена от двора и вышла замуж за музыканта Альфонса Ланьера; в браке была несчастлива. Неизвестно, путешествовала ли она на север Италии, но ее семейные связи с регионом делают ее еще более вероятным кандидатом на авторство шекспировских пьес.

То, что она родилась в семье крещеных евреев, объясняет многочисленные еврейские аллюзии в произведениях («Венецианский купец», «Сон в летнюю ночь»), а в комедии «Все хорошо, что хорошо кончается» и вовсе звучит разговорный иврит. При этом, как отмечает Хадсон, в елизаветинские времена евреи вообще не могли легально проживать в Англии. На всю страну тогда насчитывалось не более 200 принявших христианство евреев-маранов, которые употребляли иврит в качестве торгового языка.

Феминизм Шекспира

Семейная жизнь Бассано проливает свет на еще одну тему, часто встречающуюся у Шекспира, – удел женщин, вынужденных жить с нелюбимым мужем. Когда американская поэтесса Майя Анжелу (1928–2014) впервые прочитала «Сонет 29» Шекспира, она предположила, что тот вообще был чернокожей девушкой, подвергшейся сексуальному насилию: «Откуда еще он мог знать то, что знаю я?»

Шекспировские героини часто подрывают сложившиеся устои. Возможно, наиболее радикально – в «Зимней сказке». В ней Паулина осуждает короля Сицилии Леонта за то, что тот несправедливо обвинил в измене королеву Гермиону и заточил ее в тюрьму. Профеминистское содержание стихов Бассано (ее книга впервые увидела свет в 1611 году – в том же году, в котором была закончена «Зимняя сказка») пересекается с пьесами Шекспира. Литературоведы считают, что в них она защищает всех женщин начиная с Евы, «еретически интерпретируя Священное писание». Она пишет, что если Ева и совершила ошибку, то во имя знания. Утверждая, что распятие – более тяжкое преступление, нежели грехопадение, она подвергает сомнению саму основу «тирании» женщин мужчинами.

Хорхе Луис Борхес в 1966 году сообщил в интервью Paris Review, что «всегда чувствовал в Шекспире нечто итальянское и еврейское». Он предполагал, что англичан восхищает в драматурге именно это – то, что он так на них непохож. Впрочем, Борхес не уловил ничего женского в Шекспире или не счел нужным сказать об этом. Но что будет значить для истории и культуры, если выяснится, что за всем корпусом сочинений драматурга стоит женщина? Будет ли это удар по культурному патриархату, размытием канона? Будут ли потрясены устои мифа о свойственной мужчинам гениальности, задается вопросами журналистка Atlantic.

Но это довольно абстрактные вопросы, сейчас же нужно разобраться с более конкретным. Возможно ли, спросила Уинклер у Хадсона, что отсылки к Бассано (ее жизни, биографии, взглядам) во многих пьесах Шекспира означают, что он просто хорошо ее знал? Историк считает это маловероятным: тогда Шекспиру пришлось бы каждую минуту бегать к ней и спрашивать совета по музыкальным инструментам или про какую-нибудь итальянскую остроту.

Актер Марк Райлэнс, репетирующий «Отелло» (сюжет этой пьесы, отметил он, взят из итальянского первоисточника, несуществующего на английском языке), сообщил журналистке, что версия с Амелией Бассано интересна и должна быть изучена более подробно. С ним соглашается шекспировед из Йельского университета Дэвид Скотт Кастан, хотя он, кажется, и не верит в нее: «Чем больше мы узнаем о ней и мире, в котором она жила, тем больше мы узнаем о Шекспире, кем бы он или она ни были».

Осенью прошлого года журналистка побывала на ежегодной конференции Shakespeare Authorship Trust, где шекспироведы обсуждают вопросы авторства пьес. Кандидатура Амелии Бассано вызвала у многих энтузиазм. «Люди полностью разочарованы всеми этими спорами об авторстве, которые ведут в никуда. Но это все потому, что последние 200 лет нам предлагали неподходящих кандидатов. Никто не хотел даже думать о том, что за Шекспиром может стоять женщина, – это трагедия всей нашей истории», – заявил один из участников конференции.

Денис Шлянцев