Почему в мировом бизнесе так много топ-менеджеров из Индии?

Беспрецедентное культурное и этническое многообразие учит помогать и договариваться

Сундар Пичаи. Фото: Adnan Abidi / Reuters

Индия давно уже не воспринимается ни самими индийцами, ни иностранцами (специалистами и широкой публикой) исключительно как страна третьего мира. Да, в силу сохраняющегося многоукладного характера индийской экономики и общества Индию до сих пор сложно причислить к числу передовых держав, но существует все большее число показателей, по которым успехи Индии не вызывают никаких сомнений.

Один из таких показателей – число руководителей индийского происхождения в ведущих международных компаниях. При этом громкие назначения последних нескольких лет – это всего лишь вершина айсберга. Индийская диаспора в целом лидирует в мире не только по численности, опередив китайскую, но и, что наиболее важно, по степени восходящей социальной мобильности ее представителей. Кроме сферы бизнеса и финансов, индийцы сегодня занимают высокие позиции в академической и научной сфере в Европе, США, Канаде, Австралии и странах Юго-Восточной Азии. Среди них все больше политиков и общественных деятелей, а также менеджеров среднего и высшего звена.

После того как Сатья Наделла был назначен генеральным директором Microsoft в 2014 году, а Сундар Пичаи стал сначала генеральным директором Google (в 2015-м), а потом и председателем совета директоров Alphabet, холдинговой компании Google (в 2017-м), в деловой прессе появилось большое число публикаций под заголовками в духе: «Руководители компаний – лучший экспортный товар Индии», «Глобальные компании влюблены в индийских директоров». Одновременно были опубликованы исследования, демонстрирующие, что до этих громких назначений процент неиндийских компаний под руководством индийцев не превышал аналогичные показатели для других стран (Индия и Бразилия находились на одном уровне), а затем Индия по показателям «экспорта» руководителей оказалась на уровне Швейцарии и Великобритании. Кроме того, критики отмечали, что успех индийцев на Западе, в частности в Америке, наглядно демонстрирует эффективность миграционной политики США (по крайней мере так было до недавнего времени) и скорее свидетельствует о неуспехе Индии, чем о ее достижениях.

Во всяком случае, индийский бизнес во многом уже прошел тот путь в направлении глобализации, который только предстоит преодолеть российским компаниям и менеджерам, поэтому к индийскому опыту стоит присмотреться подробнее.

Язык, счет ⁠и умение ⁠договариваться

Одними из первых успешные карьеры на международном уровне сделали ⁠индийцы, получившие опыт работы в международных ⁠компаниях – производителях потребительских товаров, а также в банковском секторе. Такие компании, ⁠как Johnson&Johnson, Procter&Gamble, Unilever, PepsiCo и ⁠другие, рано сделав ставку на индийский рынок, смогли ⁠локализовать свою продукцию, наладить логистику, сеть дистрибуции и организовать бесперебойные поставки даже в самые отдаленные регионы страны, преодолев массу проблем, которые во многом присущи ей и сегодня. Опыт таких управленцев был очень востребован и на глобальном уровне. Яркий пример успешной карьеры в этом секторе – Индра Нуйи, которая начала работу в PepsiCo в 1994 году и в 2004-м стала руководителем компании. Еще один сектор в Индии, славящийся тем, что закаляет сильных профессионалов, – это финансы и банки. Хотя иностранные инвестиции в эту сферу в стране до сих пор ограничены, Индия имеет собственный развитый финансовый сектор. Природная склонность индийцев к математике в сочетании с объемом работы по обслуживанию большого числа клиентов, которую проделывает каждый банковский служащий, дают впечатляющие результаты.

Еще один фактор успеха индийцев – это свободное владение английским языком и в целом способность и интерес к изучению иностранных языков. Для любого индийского ребенка нормальна ситуация, когда в школе он изучает английский, дома говорит на наречии этнической группы, к которой принадлежит его семья, а за пределами дома в употреблении может быть третий язык – язык штата или местности, где семья проживает.

Необходимо отметить, что глобализированность индийцев хотя и является производной от Британской империи, но также и результат индийской культурной, религиозной и экономической экспансии, имевшей место задолго до появления англичан на индийском субконтиненте. На протяжении тысячелетий Индия была вовлечена в мировую экономику, экспортируя ткани, специи, серебро и другие товары. Согласно знаменитому исследованию Ангуса Мэддисона, на Индию приходилось до 25% мирового ВВП на рубеже X-XI веков нашей эры.

Жесткий подход британцев к управлению Индией, которая являлась основным ресурсом Британской империи и в которой вся политика была подчинена извлечению экономической выгоды, наложил отпечаток на хорошо структурированный управленческий стиль индийцев. К тому же среди представителей многих деловых сообществ Индии всегда действовал принцип «каждая сэкономленная рупия – это заработанная рупия». В финансово благополучные годы в начале 2000-х индийским менеджерам в международных компаниях не только приходилось пробиваться через стеклянный потолок расовых предрассудков, но и преодолевать непонимание и насмешки коллег, когда проявлялась их склонность к бережливости, стремление не тратить больше, чем необходимо, искать оптимальные ценовые решения. После финансового кризиса 2008–2009 годов, когда всем пришлось потуже затянуть пояса, деловые качества индийских руководителей оказались актуальны как никогда.

Индийцам были свойственны и другие особенности: способность договариваться, долгосрочный подход к выстраиванию бизнеса и строительству деловых отношений, склонность к филантропии. Там, где британцы стремились все перевести в быструю прибыль, не давая местному населению никаких поблажек, индийцы из поколения в поколение строили отношения, основанные на взаимозависимости и поддержке, проявляли большую гибкость.

По мнению известного индийского экономиста Коимбатура Кришнарао Прахалада, автора книги «Богатство у основания пирамиды», детство, проведенное в Индии, является уникальной подготовкой к менеджменту. С одной стороны, жизнь в Индии такова, что идет постоянная конкуренция и борьба за ресурсы, недаром конкурс в лучшие технические вузы Индии выше, чем в западные университеты. С другой стороны, индийской этике свойственны толерантность, эмпатия, терпение и скромность. Индийцы с детства живут в условиях беспрецедентного культурного и этнического многообразия, где взаимопомощь, способность договариваться и избегать конфликтов лежат в основе общественной и частной жизни.

Еще одно качество, отличающее руководителей-индийцев, – лояльность. Большинство из них десятки лет работали в своих компаниях, постепенно поднимаясь по карьерной лестнице, терпеливо игнорируя другие, быть может, более выгодные предложения. Часто по своему первому образованию они инженеры, оконч��вшие вузы в Индии и позже дополнившие первый диплом учебой в сфере менеджмента на Западе. Считается, что им свойственна склонность к коллегиальности, когда нужно, они легко находят язык с инженерами и программистами, что особенно актуально в высокотехнологичных компаниях.

Индийцы у руля: в ожидании прорыва

После прихода Сатьи Наделлы к руководству Microsoft рыночная стоимость компании увеличилась на 230% и превзошла $1 трлн, обойдя по уровню капитализации многолетних лидеров – Apple и Google Alphabet. Сам Наделла не считает эти цифры показательными. В своей стратегии развития компании он сосредоточил внимание на облачных технологиях, отказавшись от конкуренции с другими крупными игроками в непрофильных для Microsoft сферах. Хотя критики отмечают, что в среде профессионалов решения Microsoft все еще не считаются «модными», опыт Наделлы по трансформации компании пристально изучается.

Как и Google, Microsoft тесно связан с обширным инженерным сообществом в Индии. По некоторым оценкам, до одной трети сотрудников Microsoft – индийского происхождения. Примечательно, что Наделла, как и Шантану Нарайен (генеральный директор Adobe), а также Прэм Ватса (основатель и генеральный директор Fairfax Financial), окончили одну и ту же школу в городе Хайдарабад, знаменитом высоким уровнем развития информационных технологий, фармацевтики, аэрокосмической отрасли. Именно в Хайдарабаде Microsoft открыл свой первый и на сегодняшний день крупнейший технологический центр за пределами США.

В последние несколько лет Индия переживает взрывной рост стартапов. Только за последний год число индийских «единорогов» (стартапов, имеющих рыночную стоимость более $1 млрд и находящихся во владении основателей) увеличилось больше, чем в два раза – до 18 компаний. Еще раньше становление экосистемы индийских стартапов произошло в Кремниевой долине, благодаря венчурным фондам и бизнес-ангелам, ориентированным именно на поддержку выходцев из Индии. В начале 2000-х доля стартапов, основанных в Долине индийцами, была больше, чем доля выходцев из индийской диаспоры не только в США, но и в Калифорнии.

Затем, вслед за изменением рыночной конъюнктуры, в Индию вернулись многие индийцы, долгое время жившие за границей. Значительная часть из них пробует себя в предпринимательстве. Кроме того, индийские стартапы поддерживают бывшие топ-менеджеры международных корпораций. Здесь стоит упомянуть Аншу Джайна (Deutsche Bank) и Раджата Гупту (МcKinsey&Co). Правда, опыт прямого участия в руководстве индийских стартапов менеджеров, сделавших себе имя в международном масштабе, пока не очень успешен. Бывший вице-президент Google Пунит Сони проработал меньше года в индийском стартапе Flipkart, в котором позже Walmart приобрела 77% за $16 млрд. Намита Гупта, бывшая топ-менеджер Facebook, меньше года проработала в компании Zomato (сервис поиска и бронирования ресторанов). В целом индийские компании (и публичные, и частные, и стартапы, и семейный бизнес, насчитывающий несколько поколений) пока предпочитают руководителей, выращенных внутри бизнеса.

Индийский бизнес имеет глобальные амбиции. Zomato уже работает в 24 странах. Такие знаменитые игроки, как Tata Group и Aditya Birla Group – транснациональные корпорации. Следующее поколение индийских топ-менеджеров международного уровня уже растет.

Другие известные руководители-индийцы:

  • Санджай Рави – генеральный менеджер подразделения автомобильной промышленности Microsoft.
  • Динеш Паливал – руководитель компании Harman International Industries, ранее работал в ABB.
  • Винод Кхосла – сооснователь Sun microsystems и Cerent.
  • Рашми Синха – сооснователь SlideShare.
  • Аджайпал Сингх Банга – генеральный директор MasterCard.
  • Иван Мануэл Менезес – генеральный директор Diageo.
  • Ракеш Капур – генеральный директор Reckitt Benckiser.
  • Франциско ДеСауза – генеральный директор Cognizant.
  • Раджив Сури – генеральный директор Nokia.
  • Джордж Куриан – генеральный директор NetApp. Его брат Томас Куриан долгое время руководил разработкой продуктов в Oracle, а в 2018 году стал старшим вице-президентом по развитию облачных технологий в Google.
  • Санджай Мехротра – сооснователь компании SanDisk и генеральный директор Micron Technology.
  • Ашок Вемури – генеральный директор Conduent Inc.
  • Пиюш Гупта – директор DBS Group.
  • Амит Сингхал – долгое время работал в Google, возглавлял поисковое направление, в 2017 году пришел в Uber, но вынужден был уйти из-за того, что скрыл обвинение в харассменте во время работы в Google.
  • Аншуман Джайн – с 2011 по 2015 год возглавлял Deutsche Bank, в общей сложности проработав в компании 20 лет.
  • Падмашри Уорриор – долгое время работала техническим директором Motorola, затем Cisco.
  • Сабир Бхатия – основатель Hotmail.
  • Санджай Джа – пришел в компанию Motorola в 2008 году, участвовал в продаже компании Google в 2011 году. Затем сменил индийца Аджита Маночу в руководстве компании GlobalFoundries. Также работал в компании Qualcomm.

Лидия Кулик Руководитель направления по исследованиям Индии Института развивающихся рынков СКОЛКОВО, научный сотрудник Института востоковедения РАН