Future
May 24, 2019

«Госкомпании приводят к появлению проблем»

Лекция нобелевского лауреата по экономике Жана Тироля – о вызовах перед мировой экономикой

Жан Тироль. Фото: пресс-служба РЭШ
На прошлой неделе в Российской экономической школе выступил французский экономист и лауреат Нобелевской премии по экономике 2014 года Жан Тироль. В своей лекции «Финансовая стабильность: мир в безопасности?» он рассказал о главных вызовах, с которыми столкнулась мировая экономика, а также проанализировал вероятность новых кризисов. Republic публикует конспект его лекции.

Начнем с кризиса 2008 года. Что тогда произошло? Со стороны банков было очень много инвестиций в американскую, испанскую и ирландскую недвижимость. Пузырь лопнул. Учреждения с высокой долей заемных средств оказались в беде.

В то же время в США было очень много ликвидных средств, что сказалось на образовании пузыря. Откуда они взялись? У страны было очень много финансового «парковочного места», то есть когда люди предпочитают помещать свои сбережения в надежные точки. Если вы живете в Китае или странах Ближнего Востока, то вы захотите хранить свои деньги там, где хорошо развиты финансовые рынки, где есть инструменты управления ликвидностью.

Часть таких денег оказалась в США. Что-то надо было делать с этими средствами, поэтому частично их инвестировали в недвижимость. В итоге это привело к ипотечному кризису. Когда возникают такие финансовые пузыри, это прежде всего еще стимулируется организациями с большими кредитными инструментами и большой задолженностью. Например, банками.

Также многие ⁠ждали ⁠массовых спасений. Приведу пример. Вы, наверное, помните банк Lehman Brothers. ⁠Американские власти ничего не сделали, ⁠чтобы спасти его. Это вызвало большую критику. Но через ⁠два дня после закрытия банка ⁠власти спасли страховую компанию AIG. Если вдуматься, то ⁠в этой истории есть очень странный момент. Lehman Brothers, как и остальные инвестиционные банки или хедж-фонд AIG, слабо регулировались или не регулировались вообще. Все ожидали, что произойдет выкуп государством рискованных долговых обязательств.

Кого винить? После 2008 года многие предложили свалить вину на финансовую систему, жадных людей и так далее. По моему мнению, виновато государство. Дело в том, что во многих странах оно не обеспечивало достаточного регулирования. Понятно, что существуют лазейки в банковском законодательстве, которыми будут пользоваться не самые честные люди. Люди всегда пытаются искать преимущества и, если есть такая возможность, злоупотреблять существующей системой.

Почему экономисты не могут делать прогнозы?

С другой стороны, есть еще и экономисты, которые тоже несут ответственность. Не то чтобы мы не очень хорошо понимаем потенциальные причины кризиса. Мы изучали возможность возникновения финансовых пузырей, особенности работы на внебиржевом рынке и так далее. Многое было исследовано, много научных статьей было написано. Мы стараемся передавать наши знания, но в некоторых случаях недостаточно оцениваем значимость каких-то вещей. Мы знали, что внебиржевые рынки и секьюритизация могут быть опасными инструментами, но недооценили размеры этих проблем. Для этого надо быть регулятором или инсайдером.

Некоторые экономисты переоценили преимущество дерегулирования и финансовых инноваций внебиржевого рынка. У экономистов большие преимущества, но прогнозирование для них – не такая уж и простая вещь. Некоторые теории несовершенны, нам не хватает данных. В 2006 и 2007 годах экономисты не участвовали в деятельности регулятора. Кроме этого, если мы говорим про банки или валюту, то порой они существуют согласно своим законам, и прогнозировать их поведение иногда довольно трудно.

Это не значит, что мы, экономисты, не можем ничего поделать. Но я приведу вам несколько аналогий. Вы идете к врачу и спрашиваете, когда у вас будет сердечный приступ. Он этого не знает. Может, приступ будет через неделю. Или через 2 года. Или через 20 лет. Но доктор наверняка может указать на ваш плохой образ жизни и что-то посоветовать.

Или вы идете к сейсмологу и спрашиваете у него, когда будет землетрясение. Специалист скажет, что, может быть, оно произойдет через 2 месяца или через 5 тысяч лет. Зато сейсмолог точно сможет признать угрозу землетрясения.

Экономисты не всегда хороши в прогнозах. Мы намного лучше справляемся с анализом тех вещей, из-за которых в финансовой системе может появиться проблема.

Пять вызовов

Сейчас меня беспокоит несколько вещей. Они не относятся ко всем странам, потому что в разных странах существуют свои опасности. Первое, что применимо почти ко всем, касается регуляции. Если все хорошо, то у властей появляется тенденция к дерегулированию. Но как только начинаются проблемы, то они начинают как можно быстрее регулировать, регулировать и регулировать. Проблема заключается в том, что чем сильнее дерегулирование, тем сильнее будет кризис. Возьмем США. Президент хочет отменить закон Додда – Франка, который нацелен на защиту потребителей. На рынок вернулась субстандартная ипотека, которую могут получать малообеспеченные люди. Теневые банки секьюритизируют эти рискованные кредиты (то есть выпускают свои ценные бумаги) и продают их американскому правительству, которое фактически страхует подобные организации.

Второе – это политика. Одно из самых больших ее достижений за последние 30 лет заключалось в делегировании ответственности за монетарную политику и банковскую регуляцию независимым агентствам. Мы смогли удержать инфляцию под контролем и получили возможность наказывать банки, которые не всегда ведут себя правильно. Но если это национальные банки, то, как правило, они обращаются к министерству и просят разрешить им делать все, что они хотят.

К сожалению, практически в каждой стране в мире есть популисты. Некоторые из них считают, что надо отобрать власть у экспертов и отдать ее народу. Что меня волнует, так это постановка вопроса о независимости центробанков. Президент США Дональд Трамп критикует Федеральную резервную систему, он хочет снизить число стресс-тестов для банков. Я живу в стране, где правые и левые популисты призывают ЕЦБ к ответственности. И так во многих других европейских странах. Банковские регуляторы подвергаются критике в Индии, Турции, Южной Африке.

Еще одна вещь, о которой я хочу поговорить, это государственные банки. Не думаю, что государство должно быть игроком на банковском рынке. Оно должно быть судьей или регулятором, а также исправлять ошибки, из-за которых может пострадать рынок.

Существование госкомпаний приводит к возникновению нескольких проблем. Например, на руководящие должности могут быть назначены не самые квалифицированные люди. Также государство как собственник представлено в совете директоров компании и может потребовать политики, нацеленной на повышение его популярности и достижение каких-то политических целей. И у государства появляется стимул для создания монополий на рынке, что в конечном итоге может нанести вред потребителям.

Третья вещь, которая волнует меня, это кредитный бум и экономические пузыри. Мы много видели их на рынках. И каждый раз мы уверены, что в этот раз все будет по-другому. Но на самом деле часто все происходит по тому же самому сценарию, который мы наблюдали.

Сегодня существуют опасения, связанные с развивающимися рынками. Там наблюдался большой приток капитала. Частично из-за количественного смягчения на Западе, которое снизило ключевые ставки до очень низких уровней. Те, кто искал доход, вложили свои деньги в развивающиеся рынки. Риск заключается в том, что если вы прекращаете смягчение, то ставка повышается, доллар дорожает, и все это приводит к тому, что вложенные деньги возвращаются. Или вы начинаете терять доверие к развивающимся рынкам и резко прекращаете инвестиции. Экономисты называют это «внезапной остановкой».

Криптовалюты – еще одна проблема. Я не говорю о технологии блокчейн, я говорю именно о крипте. Это пузырь. У пузырей нет внутренней ценности. Если мы все вдруг потеряем веру в биткоин, то его ценность будет равна нулю, потому что вы ничего не сможете сделать с ним. Даже золото, самый успешный пузырь в истории, можно как-то использовать. Например, в промышленности. А внутренняя ценность биткоина равна нулю. Его основу составляют спекуляции.

Можно ли считать биткоин чем-то хорошим? Мой ответ: нет. Я очень настороженно к нему отношусь. И не только по той причине, что криптовалюту используют для ухода от налогов, отмывания денег и так далее. Не все используют биткоин для таких незаконных операций. Дело в том, что невозможно проводить монетарную политику, направленную на криптовалюты.

И, наконец, есть еще одна проблема. Когда Банк России выпускает рубли, то выпущенные деньги находятся и в Центробанке, и в казначействе. Федеральная резервная система США выпускает доллары. Одну их часть регулятор оставляет себе, другая идет в Министерство финансов. А что с биткоином? Криптовалюта распределяется по двум направлениям. Одна часть попадает в частные руки во время проведения ICO. Но большая часть фактически оказывается растрачена впустую. Майнеры оплачивают счета за электричество и вкладывают большие деньги на апгрейд своих компьютеров, чтобы еще быстрее решать алгоритмы. И когда они наконец добывают криптовалюту, то оказывается, что их прибыль равна нулю.

Четвертое – суверенные облигации могут быть достаточно рискованным вложением средств, поскольку некоторые страны значительно увеличили свой уровень долга. Если вдруг в стране произойдет дефолт и она не сможет выполнять долговые обязательства, то у банков, купивших облигации, должны быть резервы на случай кризиса.

Пятое – это теневой банкинг, то есть нерегулируемая банковская сфера. Я не против таких теневых структур, но только пока организации распоряжаются своими собственными средствами. Кризис 2008 года показал, что эти банки также управляют и деньгами налогоплательщиков.

Я думаю, что в будущем появится тенденция проводить выкуп государством токсичных активов у тех организаций, которые находятся в теневом секторе. Это будет возможно при трех условиях. Первое: если теневые банки станут кредитовать малые и средние предприятия. Второе: если теневые банки начнут занимать у регулируемых банков, тут по понятным причинам возможен эффект домино. Третье: если теневые банки будут создавать квазидепозиты вроде фондов денежного рынка.

Теневые банки не так плохи сами по себе. Но только до тех пор, пока у них нет доступа к деньгам налогоплательщиков. Либо вы согласны на регулирование и тогда получаете доступ к общественным деньгам, либо нет.

Republic.ru