Дневной сон как форма протеста против капитализма

Что известно науке о пользе сиесты?

Фото: Unsplash.com

Послеобеденный сон переживает настоящий ренессанс. Книги, среди прочего рассказывающие об этом явлении, – например «Почему мы спим» Мэтью Уолкера – становятся бестселлерами, а в корпоративной Америке повсеместно устанавливают комнаты для сна, «энергоподы» и гамаки в офисах. Утверждается, что все это направлено на создание более удобного и продуктивного рабочего пространства. Однако в некоторых случаях дневной сон – napping (тем более коллективный) – это уже протестное движение.

Организация Nap Ministry популяризирует его как форму социального протеста. Ее глава и создатель Триша Херси считает, что сегодня слишком много людей становятся жертвами «культуры выгорания», которая требует постоянно быть занятым. «Я думаю, очень важно говорить людям “отдыхать – это нормально”, “нормально делать перерывы”», – говорит она.

Херси училась на кафедре богословия в Университете Эмори в Атланте, не высыпалась из-за нагрузки и старалась прикорнуть, где и когда только могла. Эти кратковременные перерывы на сон помогли ей поднять успеваемость и чувствовать себя более здоровой и энергичной. В 2016 году она организовала Nap Ministry, а в мае 2017-го провела первый своего рода арт-перформанс – коллективный дневной сон, в котором приняли участие 40 человек.

Херси утверждает, что «Министерство дремы» – это больше духовное, чем религиозное сообщество, потому что оно сосредоточено на медитации, коллективном исцелении и заботится о душе. Организация помогает создать комфортную обстановку для людей, переживших травму, – например, пострадавших от теракта или дискриминации. И дело тут не только в самом сне. «Это попытка уничтожить токсичную систему, которая выжимает из тебя все соки», – считает она. О какой системе идет речь?

Без права ⁠на ⁠сон

Это, конечно же, американский капитализм, отцы-основатели которого славились способностью ⁠высыпаться за считанные часы. Томас ⁠Эдисон, например, известен тем, что спал три-четыре часа за ⁠ночь. Он недолюбливал сон, считая ⁠его «пережитком пещерных дней человека». Бенджамин Франклин в «Альманахах ⁠бедного Ричарда» писал: «Сколько можно проводить времени во сне, забыв о том, что “ранняя пташка поймает червя” и что выспаться мы сможем и в могиле?!» Американская культура превозносит подобных людей за их победу над своей физиологией, за то, что они променяли отдых на работу, инновации и прогресс.

«Капитализму наплевать, кто ты есть», – утверждает Херси. Ее философия сна основана на теологии движения за равноправие чернокожих и мысли о том, что капитализм и превосходство белой расы тесно переплетены. «Капитализм использует тело любого цвета в качестве инструмента для производства. Он хочет, чтобы ты работал по сто часов в неделю».

Основатель Nap Ministry считает, что отдых не нужно заслуживать. Если хочется лечь и поспать – значит, этого требует тело. «Нужно прислушиваться к себе и избавляться от комплекса вины и стыда, который окружает идею послеобеденного сна». Это чувство стыда за сон настолько укоренилось в западной культуре, что даже при попытках создать условия для короткой дремы на рабочем месте организаторам приходится блюсти анонимность – для желающих прикорнуть.

Кому спать не стыдно

Так, руководство популярного американского производителя мороженого Ben & Jerry’s, установившее небольшие комнаты для отдыха сотрудников, где те могут поспать до 20 минут, решило отказаться от системы подписных листов. «Не все готовы признаться, что пользуются комнатой», – говорит представитель компании Лора Петерсон. Сама она за три года работы в компании спала в этой комнате всего четыре раза.

«Когда я первый раз спал там, я чувствовал себя странно, но результат был потрясающий, и чувство стыда быстро забылось, – признается работник офиса Роб Микалак. – Когда я повторно шел подремать, я знал, что это правильное решение, потому что я вышел оттуда отдохнувшим, готовым вновь погрузиться в работу».

Между тем, радужные перспективы любителей вздремнуть на рабочих местах после обеда в США могут быть омрачены. В ноябре 2019 года директива Администрации общих служб постановила, что «персоналу запрещается спать в государственных зданиях, кроме случаев, когда такое действие специально утверждено официальным органом».

Это первый раз, когда сон на работе запрещают законодательно, но явно не первый, когда власти внимательно относятся к невыполнению работником своих обязанностей. В 2018 году Аудиторская служба Калифорнии (California State Auditor’s Office) опубликовала доклад, в котором среди прочих «нештатных действий государственных служб и работников» упоминались действия работницы Департамента штата по регистрации транспортных средств. Она спала на работе по три часа в день и это стоило компании, по подсчетам службы, $40 тысяч за четыре года. Впрочем, ее не стали наказывать, потому что управляющий посчитал, что сонливость была вызвана проблемами со здоровьем.

Сон от всех недугов

Забота о здоровье сотрудника (следовательно, о его продуктивности) является главным аргументом ратующих за разрешение спать на рабочем месте.

Доктор Лоуренс Эпштейн, бывший президент Американской академии медицины сна, посчитал, что около 70 млн американцев страдают от нарушения сна. Недавно опубликованное исследование Университета Болл-Стейт в Индиане, которое анализировало записи о продолжительности сна 150 тысяч добровольцев, показало, что количество респондентов, уделяющих сну семь и менее часов за ночь, увеличилось с 30,9% в 2010 году до 35,6% в 2018-м. Половина респондентов, которые работали полицейскими или в сфере здравоохранения, сообщала о недосыпе.

Недостаток сна связывают с множеством медицинских проблем, среди которых ожирение, диабет, сердечные болезни и инфаркты, а также ментальные проблемы, такие как тревога и депрессия.

Некоторые компании все больше понимают это и пытаются найти решение проблемы. «К сожалению, кажется, что правительственные службы не разделяют их рвения, – рассказал Би-би-си Эпштейн. – С этой проблемой можно и нужно бороться, но часто ее серьезность недооценивают».

Ведущий исследователь в области сна Сара Медник, доцент кафедры психологии Калифорнийского университета, в своей книге «Поспи, измени свою жизнь» отмечает, что послеобеденная дрема смягчает неблагоприятные последствия недосыпания, и предполагает, что если бы мы уделяли дневному сну должное внимание, «дороги были бы безопаснее, счета в банках больше, сексуальная жизнь лучше, а мешки под глазами менее заметными».

Так спать или не спать днем?

В ходе исследования, результаты которого были опубликованы в журнале Nature, ученые тестировали подопытных во время работы, связанной с восприятием, четыре раза в течение рабочего дня. Результаты ухудшались с каждым следующим разом, но те подопытные, которые делали перерыв на 30-минутный сон между тестами, снизили ухудшение, а те, кто спал по 60 минут, даже нивелировали его.

«Короткий дневной сон обладает той же силой, что и полноценный ночной, если он достаточно качественный», – считает Сара Медник, выступившая соавтором исследования.

Сегодня большинство людей в развитом мире практикуют моносон – то есть один длинный сон в ночное время. Но так ли это задумывала природа? Чтобы найти ответ, антропологи изучили доиндустриальные общества, такие как народность сан в пустыне Калахари, чей образ жизни практически не изменился за тысячу лет. Ученые обнаружили, что большинство жителей племени спят в двухфазном режиме – около семи часов ночью и от 30 минут до часа днем, в полдень, особенно в жаркие сезоны. У остальных современных людей сельскохозяйственная революция, индустриализация и изобретение лампочки искоренили древнюю привычку спать два раза в сутки.

В целом же сон для науки – а дневной сон в особенности – до сих пор остается белым пятном. Некоторые исследования указывают на то, что может существовать некий ген, вызывающий сон в дневное время. Эксперименты, проводимые на дрозофилах и мышах, подкрепляют идею ученых о том, что ночной сон и дневная сиеста регулируются определенным механизмом и отвечают за выживание и поддержание здоровья.

Андрей Сорокин