Как справиться с экотревогой?

Она затронула не только детей. Реакция от отрицания до «мы все умрем!» – середины нет

Экологический митинг в Вашингтоне. Фото: James Lawler Duggan / Reuters

Чуть ли не каждый день человек узнает о природных катаклизмах в той или иной части света. Новости о рекордных температурах приходят с завидным постоянством. Об изменении климата, глобальном потеплении пишут и сообщают везде. Но 16-летняя экоактивистка Грета Тунберг уверена, что «взрослые только говорят».

Взрослые нам повторяют: «Мы обязаны дать молодежи надежду». Но мне не нужна ваша надежда! Я не хочу, чтобы вы обнадеживали нас! Я хочу, чтобы вы паниковали. Чтобы испытывали тот страх, который ежедневно испытываю я. И я хочу, чтобы вы действовали.

В ответ на эту эмоциональную речь австралийский премьер-министр Скотт Моррисон обвинил юную активистку в распространении «беспочвенной тревоги» среди детей. «Пусть дети остаются детьми. У них и так достаточно поводов для беспокойства», – заявил политик. И его тревога вовсе не беспочвенна.

Митинг важнее ⁠школы

Экоактивизм ⁠с участием детей и подростков за последний год (с тех пор как ⁠Грета Тунберг подала пример забастовкой ⁠в своей школе) получил значительный общественный резонанс. 15 марта в первой глобальной экозабастовке по всему миру участвовало почти 1,5 млн человек. В акциях 20 и 27 сентября, проходивших в рамках «глобальной недели», ⁠приняли участие уже около 10 ⁠млн человек. В Афганистане дети шли по улицам с плакатами ⁠под охраной вооруженных солдат в полном обмундировании. Дети рисковали жизнями, чтобы донести свое послание.

В некоторых странах (Канада) учащихся официально освобождают от занятий, чтобы они могли участвовать в экологических акциях. В других (Германия) существуют штрафы за прогул школы без уважительной причины – их налагают на родителей пикетчиков.

Время проведения акции может и не совпадать с занятиями в школе. Вопрос в другом – должны ли дети и подростки становиться ключевыми игроками в экологическом движении? Не вызывают ли разговоры об экологии у них ненужное беспокойство?

Экотревога

Исследования подтверждают, что феномен экотревоги вполне реален. В Великобритании был опубликован отчет, из которого следует, что половина детей в возрасте 7–11 лет обеспокоена глобальным потеплением. Сегодня дети больше переживают из-за изменений климата, чем из-за своих домашних заданий.

Американская психологическая ассоциация в 2017 году пришла к выводу о влиянии климатических изменений на психологическое состояние. В ее отчете впервые и появился термин «экотревога». Он определяется как «хронический страх гибели экосисте��ы планеты».

Каролин Хикман, психотерапевт из Университета Бат (Великобритания), изучает отношение детей и взрослых к изменению климата. Она настаивает на том, что экотревога – не патология, а вполне объяснимая и естественная реакция на эволюционную, насущную угрозу. «Я даже в некоторой степени удивлена, что кто-то не чувствует эту тревогу», – говорит она. Работа психолога в ее случае начинается с постановки вопроса – как поддержать пациента, чтобы тревога была лишь частью его жизни, но не становилась для него всем.

Психологический эффект от изменения климата имеет значение в основном для тех, кто пережил стихийное бедствие, например тайфун или наводнение. Но психологическое напряжение в определенной степени испытывают и те, чьи жизни не зависят напрямую от климата. Психологи замечают, что «способность обрабатывать информацию и принимать решения, не испытывая экстремальных эмоциональных нагрузок, находится под угрозой из-за изменений климата».

Не только для детей

Не нужно думать, что экотревога – только для детей и дилетантов. Ей подвержены и профессионалы. У Тима Гордона, морского биолога Университета Эксетера в Англии, работа мечты – он изучает подводную жизнь в таких сказочных местах, как Большой Барьерный риф и Северный Ледовитый океан. Тем не менее в ней есть нотка печали, потому что ему каждый день приходится документировать стремительное ухудшение состояния этих акваторий. В своем интервью BBC Radio 1 он признается: «Ты углубляешься в работу, несколько месяцев на автомате, а потом тебя как будто током прошибает – плывешь, оглядываешься и думаешь: а ведь все это потихоньку умирает».

Тим рассказывает, что довольно часто он сомневается в целесообразности своих действий. Но, признается он, после групповой беседы с коллегами приходит понимание, что многое еще можно сделать: защитить то, что осталось, и изменить отношение людей к этому. Поэтому, резюмирует биолог, «мы и продолжаем всем этим заниматься».

Сара Джорнсэй-Сильверберг, юрист и активист из Сан-Франциско, участвовала в Парижской конференции по климату в 2015 году. Саре и ее команде удалось добиться, по их мнению, невозможного – официальной формулировки «все страны обязуются принять меры к тому, чтобы повышение общемировой температуры составило значительно менее 2 градусов Цельсия, а с учетом серьезности существующих рисков – стремиться ограничить рост температуры уровнем 1,5 градуса». Вместо того чтобы праздновать победу, Сара закрылась в своем номере, свернулась калачиком и плакала. Это депрессивное состояние, по ее признанию, периодически повторяется. «Такие люди, как я, иногда серьезно задумываются – зачем вообще заводить детей», – говорит она.

Как бороться с экотревогой

Психотерапевт Хикман советует детям и взрослым (в том числе их родителям) вступить в дискуссионную группу, группу поддержки или, наконец, стать экоактивистами. Примерно половина участников подобных дискуссий признавалась, что именно беседы помогли им избавиться от тревоги. Еще лучше действуют групповые занятия, связанные с экологией. Хикман считает, что когда человек занят практическими действиями, у него остается меньше времени на беспокойство.

С ней согласна и психолог Кристин Корол, директор Ванкуверского центра тревожности (Vancouver Anxiety Centre). Вовлечение в экодвижение и участие в акциях протеста может ��омочь многим из тех, кто обеспокоен изменением климата. Впрочем, такого же эффекта можно достичь, просто отказавшись от просмотра теленовостей.

Психотерапия помогает и в экстремальных случаях. Хикман, по ее словам, довелось работать с родителями, не исключающими возможность умерщвления своих детей из страха перед возможными климатическими катаклизмами. Впрочем, она замечает, что история изобилует примерами, когда родители готовы были отнять жизнь у детей в попытке защитить их.

Хикман понимает, что родители, высказавшие такие мрачные мысли, не собирались претворять их жизнь. Для них очень важно иметь безопасный ментальный уголок, где без стыда и оглядки можно выразить свою тревогу. Подобные психологические инструменты помогают людям справиться с неопределенностью, которую несет изменение климата. «Один из способов преодолеть тревогу – найти общий язык со своей печалью и чувством потери», – говорит психотерапевт.

Хикман, которая является также инструктором по дайвингу, и в психологии применяет правила, важные для подводного плавания:

  • Остановитесь.
  • Дышите.
  • Подумайте.
  • Установите связь/контакт.
  • Действуйте.

«Чтобы ответить на климатическую ситуацию, нам нужны как внутренние, так и внешние решения», – говорит она, и эта простая модель подходит как для самовнушения, так и для коллективных действий, необходимых для противостояния климатическим катаклизмам.

Ставка на надежду

«Сейчас так много грустных новостей, и, кажется, так мало надежды», – утверждает Кристин Корол. Она работает как со взрослыми, так и с детьми, жалующимися на проявление экотревоги. «Их реакция разная – от простого отрицания до панического “Мы все умрем!” Середины практически нет», – констатирует психолог.

Она делает ставку на надежду: считает важным нейтрализовать нигилизм и ощущение безнадежности, которые охватывают людей. Чувство отчаяния – главный враг в решении любой проблемы, в том числе и глобального потепления. По ее словам, когда речь заходит о детях, в первую очередь нужно вспоминать о надежде.

Для Корол важно снизить градус детской экотревоги еще и потому, что другого выхода, по ее мнению, не существует. Детям рано или поздно придется столкнуться с климатическими изменениями. «Выбора нет, – говорит она. – Ваш подход к беседе о проблемах экологии может помочь детям избавиться от тревоги. Нужно учить детей проявлять политическую волю и использовать свое право говорить о том, в каком мире им хочется жить. Если они будут пассивными, решения за них будут принимать другие».

Андрей Сорокин