Когда ученики сталкиваются с дискриминацией

Уже к 6 годам многие девочки верят в то, что выдающиеся способности присущи только мальчикам. «Сексизм? В школах он везде».

Школа в Калининграде. Фото: Sergei Karpukhin / Reuters

Одну из пермских гимназий уличили в дискриминации: проходной балл при приеме в первый класс для мальчиков был установлен ниже, чем для девочек. Директор гимназии объясняла это так: «Девочки более прилежные <…>, а у мальчишек в основном нет этого прилежания, поэтому у них баллы ниже. Но зато потом они становятся лидерами». В российском законодательстве, как отметила позже детский омбудсмен в Пермском крае, не предусмотрены никакие гендерные критерии отбора будущих школьников, а уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова назвала ситуацию «абсурдной».

На первый взгляд, гендерный баланс в образовании достигнут: женщины составляют более 50% студентов вузов ЕС, численность старшеклассниц во многих европейских школах стала выше, утверждается в прошлогоднем докладе международной организации Equinet. Но вопрос о сексизме в школах, как это наглядно доказывает пермский скандал, все еще актуален.

Проблема – в гендерных стереотипах в учебных материалах и преподавании, а также сегрегации при профессиональной подготовке в школах (шитье – для девочек, вождение – для мальчиков). Например, исследования показывают, что девочки, как правило, получают более низкие оценки в ходе изучения так называемых точных наук из-за стереотипов преподавателей.

В своем ⁠докладе ⁠Equinet отмечает, что лишь некоторые страны – члены ЕС законодательно регулируют ⁠гендерную дискриминацию в школах и устанавливают процедуры ⁠для сообщения о ее проявлениях. Кроме того, и у родителей, и у ⁠детей часто отсутствует информация об ⁠их правах и возможности обжаловать случаи дискриминации. Жертвы опасаются ⁠последствий, не доверяют школам или просто считают, что их жалобу не воспримут всерьез.

Equinet перечисляет самые вопиющие случаи, попавшие в их поле зрения. Например, в немецких школах с проявлением дискриминации столкнулись ученики-транссексуалы, так как их изменение пола не было принято сверстниками и учителями. В одной из школ Северной Ирландии ученица пожаловалась на политику школы, запрещающую девочкам носить брюки.

Стереотипы

Отсутствие (или малое количество) жалоб вовсе не означает, что сексизма и дискриминации в школах нет. Напротив – совместный доклад (2017) британского Национального образовательного союза (National Education Union) и организации UK Feminista, посвященный сексизму в школах, называется «Он просто везде». В докладе приводятся шокирующие факты и цифры.

Сексуальные домогательства в школах более распространены, чем думают многие. Более трети (37%) девочек в британских школах со смешанным обучением заявили, что их домогались в той или иной форме. Каждый третий учитель (32%) минимум раз в неделю становился свидетелем харассмента.

Сексистские высказывания еженедельно слышат 64% (ежедневно – 29%) учителей в школах со смешанным обучением. 34% учителей сталкиваются с гендерными стереотипами. При этом ученики, как правило, не подают жалобы на сексизм: только 14% из тех, кого домогались, сообщили об этом учителю. Что до сексистского языка («хнычешь как девчонка»), то о нем обучающиеся докладывали в 6% случаев. Лишь 22% учениц считают, что руководство их школы относится к дискриминации и сексизму серьезно.

Тот факт, что сексистское поведение встречается настолько часто и распространено повсеместно, заставляет многих молодых людей считать это нормальным и приемлемым. Эти мелкие проявления сексизма, по словам одного из учителей, и причиняют наибольший вред.

Точные науки

По данным опроса компании Accenture, в котором приняли участие более 8,6 тысячи жителей Великобритании разных возрастов, более 57% преподавателей признали, что они подсознательно склонны считать справедливым мнение о том, что в точных науках лучше проявляют себя мальчики. Более половины родителей призналось в том же. Что хуже, 54% учителей рассказали о случаях, когда их ученицы вынуждены были бросить тот или иной предмет из области точных наук под давлением родителей.

Опрос также выявил несоответствие в восприятии школьных предметов из области точных наук. Девочки были более склонны к тому, чтобы считать их «скучными». Тут, впрочем, стоит уточнить: в возрасте 7–11 лет около половины опрошенных девочек находили математику и информатику весьма занятными, но в группе от 11 до 14 лет доля интересующихся этими предметами резко снижалась (менее трети).

По словам Эммы Макгиган из Accenture, интерес девочек к точным наукам угасает в возрасте, когда они начинают задумываться о своей будущей карьере. Она предлагает на государственном уровне с помощью специальных образовательных программ с юного возраста подогревать и удерживать этот интерес, избавляясь от стереотипов в отношении карьер в области точных наук.

«Это позволит нам не только заполнить пробел в умениях в науке и технологии, но и создать более разнообразную рабочую силу, которая более точно представляет окружающий нас мир», – считает Макгиган.

Нежный возраст

Гендерные стереотипы о различных способностях появляются в довольно юном возрасте. Как выяснили американские ученые, уже к 6 годам девочки верят в то, что выдающиеся способности присущи только мальчикам (хотя еще в 5-летнем возрасте они не проводят различия между полами в плане интеллектуальных способностей). Именно в 6 лет девочки начинают избегать игр, предназначенных для «очень-очень умных» мальчиков.

Этот стереотип, вероятно, снижает шансы женщин на престижную карьеру, пишут ученые в журнале Science. Один из авторов исследования, профессор психологии в Нью-Йоркском университете Андрей Кимпиан, и вовсе называет выводы своих коллег «душераздирающими». Ранее в своих исследованиях он пришел к выводу, что женщины менее склонны получать степень в тех отраслях науки, где для успеха требуется «одаренность» (в математике, физике и философии).

Впрочем, ученые утверждают, что нужно провести более крупное исследование (в их работе принимали участие 400 преимущественно белых детей из семей среднего класса). Однако уже сейчас результаты их работы подталкивают к «отрезвляющему выводу»: многие дети уже в раннем возрасте принимают идею о том, что блестящие интеллектуальные способности – чисто мужская черта. Этот стереотип начинает формировать их интересы и затем сужает выбор карьеры, о котором они в конце концов задумаются.

В четырех стенах

Исследователи из Квинслендского университета (Австралия), изучавшие элитные школы в Брисбене, также сделали весьма интересное наблюдение о формировании гендерных стереотипов. Они связали их с размерами спортивных площадок в школах: используя Google Maps, ученые подсчитали, что игровые площадки в школах для мальчиков в три раза больше, чем в школах для девочек. Более того, девочки часто занимаются спортом внутри здания, а мальчики – на открытом воздухе.

По мнению ведущего автора исследования Терри Фитцсиммонса, этот дисбаланс – один из способов, с помощью которого насаждаются гендерные стереотипы, которые, в свою очередь, влияют на выбор карьеры и решение о том, кто станет лидером, а кто – нет. Когда исследователи проинтервьюировали топ-менеджеров крупных компаний (обоих полов), они выяснили, что именно спорт (совместные игры, командные виды спорта) был ключевым фактором их становления как лидеров и развития уверенности в себе.

«Мальчикам с самого детства подсознательно внушают, что их место – на открытом воздухе, в то время как девочек загоняют в четыре стены, – говорит Фитцсиммонс. – Возможно, это влияет на их выбор профессии. Это наблюдение можно перенести на рабочее место: сферы, где доминируют мужчины (геология, строительство и так далее), не ограничены стенами».

Доктор Фитцсиммонс считает, что пора уже оспорить традиционные гендерные нормы, и заниматься этим должны начать СМИ и родители. Это наш долг – не только говорить об этом своим детям, но и быть ролевыми моделями. То, что видят дети, – например, оба родителя работают, но дома отец смотрит ТВ, а мать готовит и стирает – очень важно, это формирует стереотип.

Нас вообще настолько тормозят гендерные стереотипы, что, по оценке Всемирного экономического форума, экономическое гендерное равенство не представляется достижимым в течение еще 170 лет. Что же делать?

Прежде всего – признать существование проблемы. Первыми это должны сделать учителя и родители. Обязанность властей – проследить, чтобы школы были обеспечены всем необходимым для борьбы с этой проблемой, предлагает Салли Томас, сотрудник Национального образовательного союза Великобритании, отвечающая за защиту прав женщин.

Далее следует заняться просвещением в гендерном плане начиная со школьной скамьи. Доктор психологических наук Пани Фарвид из Университета Окленда (Новая Зеландия) предлагает преподавать в школах историю и природу гендерного неравенства и сексизма (предварительно подготовив учителей), избавиться от гендерной поляризованности и стереотипов, а к каждому ученику или ученице подходить как к сложной личности, не определяемой только его или ее полом.

Денис Шлянцев Редактор Republic