Следствие того, что цены на нефть падают

Приступ голландской болезни, искусственный интеллект Кремля и elevator pitch Мутко

unsplash.com

Растущая нервозность на рынках в связи с распространением коронавируса к концу недели уже напоминала панику. Российские фондовые индексы оказались среди лидеров падения. Аналитики брокерской компании ITI Capital оценили его как рекордное для февраля за всю историю российских торгов. Пятничный обвал также стал наиболее масштабным с апреля 2018-го – тогда, напомним, рынки бурно отреагировали на американские санкции против бизнеса Олега Дерипаски и перспективу новых ограничений.

Конечно, снижение аппетита инвесторов к риску происходит по всему миру, а развивающиеся экономики в подобной ситуации испытывают повсеместный стресс. Но России, как всегда, предрекают особенно крупные потери – как государству, критически зависимому от экспорта энергоресурсов. В частности, от продаж нефти в Китай, который уже много лет является крупнейшим торговым партнером РФ и сотрудничество с которым, выражаясь словами президента Путина, активно развивалось благодаря «энергетическому диалогу». Так, согласно расчетам экономистов Citi, удешевление нефти на фоне снижения поставок в КНР из-за коронавируса обойдется и без того не слишком динамичной российской экономике в 0,28 п.п. прироста ВВП в текущем году. Вместе с бумагами российских эмитентов (за исключением разве что «Аптечной сети 36,6», продающей среди прочего медицинские маски) дешевеет рубль, а привязка его курса к стоимости барреля снова сделалась лейтмотивом в комментариях аналитиков. Курсовую тему не смогли игнорировать и в правительстве.

«[Ослабление рубля] происходит, – констатировал глава Минфина Антон Силуанов. – В первую очередь это следствие того, что цены на нефть падают. [Несмотря на то, что] бюджетное правило сдерживает волатильность курса рубля, безусловно, такие глобальные изменения по нефти … влияют на курсовые соотношения».

Конечно, будь уход от сырьевой зависимости – то есть радостно объявленное властям еще в 2016 году «изменение структуры экономики» – хотя бы отчасти правдой, происходящее легко было бы списать на возбуждение рынков, «зараженных» COVID-19. Но обещанной диверсификации никак не происходит. Актуализированные оценки Росстата показывают, что за минувшее десятилетие в национальной промышленности снизилась доля всех отраслей, кроме одной – добычи полезных ископаемых. Более того, в 2018-й году, принятом статведомством за базовый, доля производства нефти и газа (наряду с углем, металлами) в ВВП достигла абсолютного рекорда – 13,8%. Прошлый год в этом смысле выдался особенно продуктивным: с 560,2 млн тонн нефти и конденсата, добытыми в 2019 году, страна как никогда близко подошла к рекорду советских времен – 569,5 тонн, извлеченным по итогам 1987 года.

Во многом поэтому от каждого чиха мировой экономики, снижающего спрос на сырье, Россию привычно бросает в жар. Что уж говорить о коронавирусе? Страх перед угрозой его перерастания в глобальную пандемию в пятницу опустил цену Brent ниже $50 за баррель впервые с декабря 2018-го. А это уже на $15 меньше уровня, объявленного Кремлем комфортным. В свежих Хрониках госкапитализма:

Госинновации. «Это должна иметь каждая из крупных госкомпаний»

До конца ⁠года ⁠в МГУ должен появиться Институт перспективных исследований проблем искусственного интеллекта ⁠и интеллектуальных систем (ИПИПИИиИС). Возглавит его дочь ⁠Владимира Путина Катерина Тихонова (родство с которой президент, как известно, отказывается ⁠признавать). В настоящее время она руководит ⁠фондом «Иннопрактика», участвующем в проекте создания научно-технологической долины МГУ ⁠с многомиллиардным бюджетом.

О грядущем назначении Тихоновой говорится в презентации ректора университета Виктора Садовничего, представленной на заседании Ученого совета. О содержании этого документа на неделе сообщили «Ведомости». Ранее в интервью изданию Садовничий недоумевал, «почему такой интерес» у медиа к обычной, пускай, и «талантливой», «трудолюбивой и дисциплинированной студентке»:

«Я никогда не спрашиваю у своих учеников, кто их родители. Ко мне никто никогда по поводу нее не обращался».

Исходя из той же незамутненной логики, кадровая новость, как и сам новый институт не стоят пристального общественного внимания, и любые намеки на непотизм здесь неуместны. Ведь многообещающий исследовательский проект не просто большая наука, но также и важный вклад в будущее российской экономики. Отсюда, по-видимому, заинтересованность в нем со стороны Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Как отмечал в мае прошлого года глава фонда Кирилл Дмитриев, «искусственный интеллект способен повысить эффективность многих отраслей на 30–40%».

«Есть известные примеры 40%‑ного снижения потребления электроэнергии в дата‑центрах, повышения на треть точности обнаружения рака легких, на 30% повышения урожайности в Индии. И вот это 30–40%‑тное повышение эффективности во многих отраслях, безусловно, крайне важно и является ключевым драйвером. Многие консультанты считают, что за счет искусственного интеллекта мировой ВВП будет расти на 1,2% в год, и суммарный эффект от внедрения составит $13 трлн».

Еще Дмитриев тогда добавил – на случай если у кого-то остались вопросы, что делать с этим цифровым богатством России, причем прямо сейчас:

«Мы считаем, что каждая из крупных госкомпаний должна иметь собственную стратегию по внедрению искусственного интеллекта».

Соответственно такая организация, как ИПИПИИиИС, подчеркивал уже сам Владимир Путин, «призвана стать одним из важнейших элементов реализации национальной стратегии развития технологий в области искусственного интеллекта». Что ж, когда-нибудь об этих судьбоносных свершениях обязательно напишут увлекательную книгу, и, будем надеяться, в перечне действующих лиц добросовестные авторы укажут:

  • Владимир Путин – президент РФ;
  • Виктор Садовничий – бессменный ректор МГУ, срок полномочий которого, невзирая на преклонный возраст (80 лет) и изначальные законодательные ограничения, продлены Владимиром Путиным;
  • Кирилл Дмитриев – глава РФПИ, супруг Натальи Поповой, первого заместителя главы фонда «Иннопрактика», впоследствии ставшей общественным омбудсменом по защите высокотехнологичных компаний;
  • Катерина Тихонова – глава фонда «Иннопрактика», «талантливая студентка» Виктора Садовничего, бывшая однокурсница, начальница и подруга Натальи Поповой, а также «предполагаемая» младшая дочь Владимира Путина, о которой тот публично не говорил ничего («по очень многим соображениям, в том числе и по вопросам безопасности»), но при этом заверил россиян, что его дочери «никогда не были звездными детьми, никогда не получали удовольствия от того, что на них направлены какие-то софиты. Они просто живут своей жизнью и делают это очень достойно».
wrrc.dance

Госприемка. «Он хорошо говорит, презентует, любит на доске что-то рисовать»

Прошло чуть больше месяца после январской отставки кабинета, а покинувший его Виталий Мутко, переместившийся c позиции правительственного куратора строительства в кресло руководителя ДОМ.РФ, спешит продемонстрировать хозяйственный подход в новообретенной вотчине. На неделе прозвучали две инициативы, на которые стоит обратить внимание.

Во-первых, структуры ДОМ.РФ – института развития, в прошлом известного как Агентство ипотечного жилищного кредитования – могут быть использованы для открытия в них эскроу-счетов (главного инструмента в новой модели финансирования жилищного строительства). Сделано это будет, в частности, для того, чтобы упростить жизнь «госорганам, которые покупают квартиры для своих сотрудников»

«[Открывать такие счета планируется] хотя бы в Банке ДОМ.РФ (ранее АКБ “Российский капитал”, прошедший через десятилетнюю санкцию, официально завершившуюся в декабре. – Republic), – пояснил замминистра финансов Алексеев Моисеев, – потому что пока нигде нельзя. Сейчас человек может купить за госсредства только вторичку, так как нельзя средства федерального казначейства переводить на счета эскроу. Сейчас этой проблемой озаботились и будем заниматься»

Это потенциально расширит возможности сотрудников самой госкомпании, в штате которой, согласно данным аналитической фирмы Frank RG, работают 310 человек, а их средний месячный оклад составляет 293 тысяч рублей – проще будет инвестировать в профильный бизнес, то есть в недвижимость.

Но прежде всего, конечно, ДОМ.РФ, чистая прибыль которого, согласно обнародованной на неделе годовой отчетности (по МФСО) перевалила за 20 млрд рублей, а активы превысили 1 трлн рублей, укрепит свое влияние на строительный рынок, переживающий нелегкие времена. Объем новых площадок под жилье в стране, как заявил на днях Минстрой, за прошлый год сократился почти на 40%. Падают и другие показатели. Например, если верить данным Единой информационной системы жилищного строительства на портале наш.дом.рф, с июля прошлого года, когда был осуществлен переход рынка на схему эскроу, площадь возводимых многоквартирных домов уменьшилась на 18%, а количество застройщиков – на 14%.

В этих обстоятельствах ДОМ.РФ готов оказать проблемной индустрии всю возможную помощь, и необязательно финансовую. Госкомпания, как оказывается, стоит на пороге создания национального лифтового холдинга, что вполне отвечает административному опыту и стратегическим наклонностям Виталия Мутко. «Он хорошо говорит, презентует, любит на доске что-то рисовать. Если он приходит к начальнику, у которого мало времени, то может взять просто своим напором», – рассказали «Медузе» о Мутко его знакомые. И вот как мог бы выглядеть elevator pitch от бывшего чиновника, приведись ему защищать новый проект наверху:

Kremlin.ru
…Все на мази. Дом.РФ уже контролирует крупнейший в стране лифтостроительный завод – Щербинский (ранее принадлежал группе «СУ-155»), который после модернизации будет ежегодно выпускать по 14 тысяч современных лифтов. В планах – новый завод в Новой Москве мощностью 40 тысяч лифтов. У Промсвязьбанка (перешел под контроль государства) приобретены права требования еще к двум профильным заводам – увязшим в долгах Карачаровскому механическому и «Сиблифту». Емкость российского рынка в прошлом году оценивалась в 48 тысяч лифтов, но через пять лет будет 60 тысяч. И все эту потребность целиком покроют наши предприятия…

Конечно, это только планы. К тому же, как оговаривается Мутко, «корректной статистики по потребностям рынка лифтов не существует, а прогнозы условны из-за его непрозрачности». Не менее условны и расчеты объемов производства. Например, тот же Щербинский завод нуждается в серьезном финансовом и технологическом оздоровлении. «В целях предотвращения его остановки» общественный совет при Минстрое, возглавляемый бывшим премьер-министром Сергеем Степашиным, на неделе рекомендовал госкомпании создать рабочую группу для выработки срочных мер.

В то же время агрессивный курс государства на консолидацию отрасли не оставляет сомнений, и это нервирует рынок, на котором работают 25 лифтостроительных заводов. В НП «Российское лифтовое объединение» опасаются, что государственный лифтовый холдинг попросту уничтожит все инвестиции, вложенные в индустрию за последние десять лет. Но забота о чужих вложениях никогда не входила в задачи ДОМ.РФ. Госкомпании бы разобраться с проблемными (частными) активами, отладить наконец конвейер строительства и достройки социального жилья. Ну и поддержать заодно карьеру в прошлом легендарного спортивного чиновника. Не без этого.

Евгений Карасюк