Куда Игорь Сечин двигает российскую экономику

Странная цель для Фонда национального благосостояния – обеспечивать геополитическую победу над сланцевой нефтью

Игорь Сечин и Владимир Путин во время поездки на Валаам. Фото: Михаил Климентьев / РИА Новости

На нефтяном рынке – война и падение цены. Курс рубля обвалился. На биржах паника, в США пришлось приостанавливать торги из-за слишком резкого падения индексов. Аналитики обещают панику и на российском рынке, который сегодня вернется с длинных выходных. И все благодаря кому? Многие считают, что благодаря скромному труженику российского нефтегаза Игорю Ивановичу Сечину.

К кризису готовы? Начинаем

Когда эксперты говорили, что российская экономика готова к кризису гораздо лучше многих и лучше себя в прошлые годы, они успокаивали население. Ну и еще намекали, что готова-то готова, но в режиме «у нас и так пояса затянуты, у нас много не отберешь» – то есть мягко критиковали руководство страны. Никакой эксперт, конечно, не мог предположить, что это знание – сила. Что с мыслью о готовности к кризису Россия пойдет и ускорит этот кризис. Экспертов тут, впрочем, что упрекать? Они по экономике эксперты, а не по психике выходцев из спецслужб.

В понедельник 9 марта падеж на мировых рынках продолжился:

  • цена нефти Brent обрушилась более чем на 27%, опустившись ниже $32 за баррель;
  • курс доллара на рынке Forex достигал 75 рублей, евро – 85 рублей;
  • азиатские, европейские и американские фондовые индексы резко просели – на 4–8%, в США торги пришлось приостанавливать из-за слишком резкого падения индексов;
  • акции российских «голубых фишек» обвалились на открытии торгов в Лондоне.

Началось все, как мы помним, в пятницу на новости о том, что России и ОПЕК не удалось договориться о дополнительном сокращении добычи нефти – Россия и Казахстан отказались на это идти. В результате не удержалось и соглашение об ограничении добычи, существовавшее с 2016 года (правда, эксперты говорили, что Россия не особенно его соблюдала). После легкого шока Саудовская Аравия объявила о беспрецедентных скидках для азиатских потребителей и пригрозила увеличить добычу до рекордных 12 млн баррелей в сутки.

И все это на фоне более долгосрочного процесса – развивающегося в мировой экономике кризиса из-за эпидемии коронавируса.

Российский Минфин ⁠и ⁠Центробанк оперативно отреагировали на падение рынков – с утра в выходной, ⁠за что им честь и хвала. ⁠Минфин обещает, что при цене $25–30 за баррель средств Фонда ⁠национального благосостояния «для покрытия выпадающих доходов» хватит ⁠на 6–10 лет. ЦБ объявил о прекращении покупки валюты ⁠на 30 дней в рамках бюджетного правила.

Но рынки же на этом не остановятся. Сегодня аналитики обещают панику на российских биржах. Ну а мир настолько уже морально готов к кризису, что продолжит уходить от рисков и распродавать активы развивающихся стран – теперь особенно сырьевые.

Да, ОПЕК – это картель, картели – это плохо, да и вообще в последнее время решения ОПЕК мало влияли на цену нефти и ситуацию на рынке, а члены картеля и примкнувшие к ним страны не отличались дисциплинированностью. Но отказываться от привычного, худо-бедно работающего механизма корректировки цен в ситуации начинающегося кризиса? Когда инвесторы напряженно следят за всеми сигналами? Когда работающий институт воспринимается как фактор стабильности?

Кто такое мог придумать? Все показывают пальцем на главу «Роснефти» Игоря Сечина. В самом деле, он ведь и письмо специальное Владимиру Путину писал о том, что сделка с ОПЕК вредна, так как играет на руку американским конкурентам. Сейчас «Роснефть» собирается воспользоваться крахом соглашения ОПЕК+ и увеличить добычу с 1 апреля.

Незаметный герой

Игоря Сечина, пожалуй, можно считать одним из талисманов российской экономики. Несколько важнейших событий в ее истории произошли при его непосредственном участии. Первое дело ЮКОСа, банкротство компании и выкуп ее активов «Роснефтью» (через номинального посредника «Байкалфинансгруп»); дело о приватизации «Башнефти», сопровождавшееся домашним арестом главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова; секретный выпуск облигаций на 625 млрд рублей в декабре 2014 года (как раз для выплат по займам на покупку ЮКОСа); дело о вымогательстве взятки министром экономического развития Алексеем Улюкаевым (приговорен к 8 годам колонии); непрозрачная приватизация пакета «Роснефти» в 2016 году – похоже, что с использованием кредита ВТБ; и вот теперь – если верить данным СМИ – выход России из сделки с ОПЕК.

Можно даже сказать, что эффект от событий, связанных с Игорем Сечиным, усиливается. Если «черный понедельник» 15 декабря 2014 года обрушил рубль и вызвал валютный кризис в отдельно взятой России, то нынешний демарш России в ОПЕК ударил и по мировым рынкам.

Конечно, в 2014 году основными причинами российского кризиса были присоединение Крыма, западные санкции и падение цены на нефть, которое началось летом. Но девальвацию спровоцировал выпуск облигаций «Роснефти». Случился «идеальный шторм», граждане ринулись скупать доллар за 80 рублей и импортную бытовую технику в магазинах.

Конечно, сегодня основные причины начинающегося мирового кризиса – структурные диспропорции в экономике, а триггер, запустивший кризисные процессы – эпидемия коронавируса. Но на этом фоне Кремлю надо было умудриться еще уронить цены на нефть и спровоцировать тотальные распродажи на рынках. И девальвацию рубля, конечно. Гражданам нужно опять бежать в магазины и раскупать не только продукты длительного хранения, чтобы пережить эпидемию, но и телевизоры, компьютеры, автомобили – чтобы хоть куда-нибудь вложить стремительно обесценивающиеся накопления.

Да, российский бюджет может выдержать такую-то цену нефти столько-то лет. Но зачем пробовать? Говорят, таким образом Россия хочет ответить Америке на санкции и противодействие проекту «Северный поток-2», и победить наконец американских сланцевых нефтедобытчиков, которые при цене ниже $40 будут работать в убыток. Да, им придется тяжело, но они законсервируют буровые установки и потом восстановят добычу при росте цены: в 2016–2017 году участники ОПЕК+ как раз пытались «убить» сланец, но ничего не вышло. Ну а Америка много топлива импортирует, и Дональду Трампу перед выборами нужен дешевый бензин (уж не помогаем ли мы ему переизбраться?).

А вообще довольно странная цель для Фонда национального благосостояния – обеспечивать геополитическую победу над сланцевой нефтью.

Игорь Сечин по образованию, как известно, филолог, а по профессии – помощник Владимира Путина. Сечину часто припоминают прогноз роста цен на нефть, данный в октябре 2014 года. Но подобные прогнозы давал и его шеф, так что тут все нормально.

Логика

Кстати, Владимир Путин после прошлой девальвации расхваливал ее: говорил, что доходы бюджета увеличиваются, если за доллар платят не 32 рубля, а 45 или 47–48. Что помогает решать социальные проблемы и финансировать оборону. Невозможно спорить с российским президентом, правда?

Если исходить из сегодняшней логики Игоря Сечина, России надо как-то сделать так, чтобы цена упала до $25 и осталась такой навсегда. Тогда сланец должен будет умереть. А что же российская экономика?

Бюджет действительно может выдержать долго, потому что он консолидирован, а в ФНБ накоплено много денег. Правда, на эти деньги Кремль и правительство только что решили запускать инвестиционный рост и утолять социальные нужды людей. Если борьба со сланцем затянется, придется что-то выбирать (борьбу ведь выберем, да?). А еще из ФНБ финансируется дефицит Пенсионного фонда, но пенсионеры в случае чего потерпят ради геополитической победы.

Валютных долгов у российских компаний меньше, чем в 2014 году. Российская экономика стала с тех пор более изолированной, а коронавирус эту изоляцию, конечно, еще усиливает. Но от импорта по-прежнему зависит и промышленность, и население. Девальвация снизит реальные располагаемые доходы (кстати, именно после декабря 2014-го они падали непрерывно пять лет), вырастет инфляция, усилится отток капитала, произойдет спад производства. Да и добыча нефти постепенно будет падать, потому что нарастить объемы настолько, чтобы компенсировать падение цены, не удастся (мы же помним, что есть другие добывающие страны, которые уже увеличивают поставки) – инвестиции в добычу сократятся.

И совсем непонятно, ради чего терпеть в этот раз. В 2014 все же был «Крымнаш», идеологическая мобилизация. Сегодня нет ничего. Более того, сегодня надо как-то заставить людей проголосовать за безумные поправки в Конституцию. Тут возможен, впрочем, эффектный ход: раздавать на участках для голосования доллары.

Андрей Синицын