Великая африканская война

Об этой войне, завершившейся в начале 2000-х, сегодня мало кто помнит, кроме самих участников. В мире четко действует правило: если в конфликте не участвуют страны Запада, он никому не интересен

Тысячи мирных жителей покинули свои дома в Буниа в Демократической Республике Конго. Фото: UN Photo

Мы хорошо знаем о Вьетнаме и Афганистане. О них сняты сотни фильмов, опубликованы тысячи воспоминаний. О Великой африканской войне 1999–2003 годов не известно почти ничего. Между тем, в ней погибло больше 5 млн человек – больше, чем во Вьетнамской и Афганской вместе взятых.

Великая африканская война настолько многогранна, что при желании в ней можно усмотреть сходство и с Донбассом, и с Сирией – да практически и с любым конфликтом современности. Именно так чаще всего и поступает большинство журналистов, которые вспоминают эту войну только для того, чтобы провести занимательную аналогию. По-настоящему вооруженный конфликт в Центральной Африке изучают очень мало.

У войны в Конго было множество причин, которые подспудно накапливались десятилетиями. И то, как эти причины в конце концов себя проявили, к какому кризису привели, показывает, насколько уязвима, непрочна нормальная, «цивилизованная» жизнь в Африке. В первую очередь в Африке, хотя Великая африканская война – урок для всего мира.

Грохот в джунглях

Театр военных действий Великой войны целиком находился на территории государства Демократическая Республика Конго. Это второе по территории и четвертое по численности населения государство в Африке. Кроме того, ДРК исключительно богата полезными ископаемыми. Наряду с Россией, ДРК является государством, на территории которого есть вся таблица Менделеева.

При всех ⁠природных ⁠богатствах Конго является одной из самых бедных стран на ⁠земле. Сейчас ВВП на душу ⁠населения составляет чуть более $500. А в 2000-м, в разгар войны, он ⁠опускался до $100.

Вскоре после обретения независимости ⁠от Бельгии власть в Конго захватил начальник генерального штаба ⁠Жозеф Дезире Мобуту, который правил страной более 30 лет. Мобуту прославился как один из самых грандиозных клептократов в истории не только Африки, но и всего мира. На протяжении десятилетий он вел роскошную жизнь и строил дворцы в джунглях, а страна постепенно скатывалась в пропасть. После смерти Мобуту на его счетах в швейцарских банках была обнаружена сумма, которая превышала государственный долг страны.

На фоне других африканских диктаторов 1960–1970-х годов режим Мобуту выглядел более или менее благопристойно. Поскольку Мобуту был ярым антикоммунистом, не боялся выдворять из страны советских дипломатов и, кроме того, контролировал гигантские природные ресурсы (в том числе стратегические, такие как уран), его режим поддерживали США и Франция. В 1974 году в Киншасе состоялся один из самых знаменитых боксерских поединков за всю историю бокса. Бой, получивший название «Грохот в джунглях», проходил между Мухаммедом Али и Джорджем Форманом и транслировался по всем мировым телевизионным каналам.

Несмотря на кажущуюся стабильность, страна постепенно деградировала. В 1970-е годы ДРК (в то время по воле Мобуту она называлась Заир) фактически распалась на несколько провинций, которые все дальше и дальше отдалялись друг от друга. Приходили в упадок построенные бельгийцами дороги, перестали работать телефонная сеть и почтовая система. Еще в 1960-е годы богатые автомобилисты из Европы любили пересекать Африку с запада на восток, останавливаясь на отдых в роскошных отелях на берегах вулканического озера Киву. Начиная с 1980-х годов – и вплоть до сегодняшнего дня – такое путешествие стало невозможным. Единственной транспортной артерией огромной страны остается река Конго. Именно тогда появилась поговорка, что в «Конго работает только река, да и то не всегда».

Такое положение вещей не могло продолжаться бесконечно. Престарелый диктатор постепенно утрачивал контроль над огромной страной, и этим поспешили воспользоваться соседи. Еще при жизни Мобуту пограничные области страны стали, по сути, экономическими придатками Руанды (Гома) и Замбии (Лубумбаши). Западные и китайские корпорации ждали, когда из страны можно будет свободно вывозить редкие металлы и другие полезные ископаемые. Мобуту продолжал полагаться на своих американских союзников, но после распада СССР и окончания холодной войны антикоммунистический форпост в Африке оказался никому не нужен. По сути, к середине 1990-х годов в сохранении суверенитета Конго не был заинтересован никто, кроме многострадальных жителей этой страны.

Африканский Израиль

Если посмотреть на карту Африки, то Руанду на ней заметить достаточно сложно. Это очень небольшое государство с населением чуть более 10 млн человек. Тем не менее по своему влиянию на региональную политику Руанду часто сравнивают с Израилем. В Великой африканской войне руандийская армия и поддерживаемые руандийским правительством партизанские отряды сыграли ключевую роль.

Катализатором конфликта стал геноцид тутси в Руанде. Когда весной 1994 года в Руанде началась резня, в соседнее Конго хлынули сотни тысяч беженцев тутси. Вскоре ситуация изменилась. В Руанде победу в гражданской войне одержал Патриотический фронт Поля Кагаме, и теперь из страны пришлось бежать уже зачинщикам геноцида хуту.

Так к концу 1994 года в восточных областях Конго оказалось более миллиона беженцев из Руанды, которые при этом смертельно ненавидели друг друга, были вооружены и имели опыт боевых действий у себя на родине. Война между хуту и тутси продолжилась на территории Конго.

Новый руандийский лидер Поль Кагаме понимал, что от засевших в Конго остатков армии хуту исходит постоянная угроза, и поэтому стремился их ликвидировать. Руандийское правительство вступило в альянс с конголезской оппозицией, которую много лет возглавлял партизанский вожак, соратник Че Гевары Лоран Кабила. В мае 1997 года в результате стремительного наступления оппозиционных сил и руандийской армии пала Киншаса, и престарелый диктатор Мобуту вынужден был бежать из страны.

Фотографии жертв геноцида в мемориальном центре в Кигали. Фото: Adam Jones, Ph.D. / Wikimedia.com, CC BY-SA 3.0

В 1997 году маленькая Руанда находилась на пике своего влияния и фактически контролировала огромного соседа. В армии Конго были руандийские отряды. В правительстве и военизированных структурах работали руандийские инструкторы. В принципе, вся операция задумывалась Полем Кагаме только лишь для того, чтобы обезопасить границы Руанды, ликвидировать террористические группы хуту и защитить родственных тутси, проживающих в Конго. Вряд ли руандийский лидер действительно верил, что 10-миллионная Руанда сможет контролировать 70-миллионную ДРК. Однако когда новый президент ДРК Кабила попытался избавиться от диктата соседей, руандийская армия и ее прокси в Конго подняли восстание против недавнего союзника.

Закаленные в боях руандийские тутси всего лишь за несколько дней заняли несколько провинций на востоке Конго, а также, благодаря удачной десантной операции, захватили плацдарм на западе, в непосредственной близости от Киншасы. Судьба Лорана Кабилы повисла на волоске, но тут в конголезско-руандийский конфликт вмешались остальные африканские страны.

Войны союзов

Конфликт в Конго очень быстро интернационализировался. На стороне Руанды выступили соседние с ней Бурунди и Уганда. Президента Кабилу поддержали Ангола, Намибия, Зимбабве, Судан и Чад. Причины у всех стран были разные. Например, Бурунди, в которой также проживают и хуту, и тутси, очень боялась повторения геноцида и поэтому следовала в кильватере Руанды. Уганда стремилась обезопасить свои границы. Ангола, поддерживающая действующего президента Кабилу, боялась, что если войну выиграет Руанда, то Конго вновь станет прибежищем для собственно ангольских инсургентов – группировки УНИТА.

Для зимбабвийского диктатора Мугабе участие во всеафриканской заварушке было способом повысить свой престиж. Судан вступил в войну и послал на помощь Кабиле авиацию, потому что хотел ослабить соседнюю Уганду. Даже ливийский диктатор Каддафи, чья страна была далеко и, казалось бы, не имела в Конго особых интересов, посылал в ДРК оружие и военных инструкторов.

Примечательно, что западные державы в вооруженном конфликте в Конго напрямую не участвовали. Война очень скоро приобрела совершенно дикий, африканский характер, где, по сути, все воюют против всех, прав тот, кто сильнее, и творится невероятная жестокость. Европейские и американские военные такие конфликты очень не любят и стараются их избегать.

Впрочем, и многочисленные африканские участники конфликта сами воевали довольно мало (кроме Руанды). На земле действовали их прокси: все те же хуту с одной стороны и тутси – с другой.

Поскольку никаких общих целей у участников случайных альянсов не было, очень скоро противоречия возникли уже у них самих. Так, возле конголезского города Кисангани вступили в бой отряды союзных Руанды и Уганды. Стороны теперь все больше интересовались захватом золота, алмазов и колтана – ценной тантало-ниобиевой руды, которая используется в производстве современной электроники (кстати, вокруг войны за колтан построена интрига британского сериала «Вдова»).

Война продолжалась четыре года. Ни одной из сторон не удалось добиться решающего преимущества. Впрочем, если предположить, что основными целями Руанды были защита границ и наказание виновных в геноциде, то они были практически достигнуты. Президент ДРК Лоран Кабила был убит, но президентский пост тут же занял его 29-летний сын. Остальные участники конфликта к концу 2002 года свои войска с территории Конго вывели.

Война оставила огромную страну в руинах. Если и до вооруженного конфликта жизнь в Конго была достаточно тяжелой, то после войны во многих частях страны она вернулась практически в первобытное состояние. Сейчас, спустя 17 лет, Демократическая Республика Конго постепенно оживает. Растет экономика, а в прошлом году впервые в истории этой страны произошел мирный транзит власти по результатам выборов.

Строительство временных убежищ в Демократической Республике Конго, 2008 год. Фото: Marie Frechon / UN Photo

Великая африканская война постепенно забывается, и это очень плохо. Если не извлекать уроков из недавнего прошлого, очень быстро могут появиться желающие вновь нарушить хрупкое политическое равновесие в ДРК или какой-нибудь другой африканской стране. Неосторожное вмешательство (или отсутствие вмешательства, как во время геноцида в Руанде) в африканские дела, которое для европейских политиков выглядит как игра в «Цивилизацию», для Африки оборачивается колоссальными жертвами.

История Мир Африка Государство Война Экономика

Сергей Шейхетов