Что происходит с наследием Усамы бен Ладена

Основатель «Аль-Каиды» погиб в 2011 году, его клан с тех пор заметно утратил влиятельность – но дело бен Ладена еще живет

Обломки Всемирного торгового центра, Нью-Йорк. Фото: Peter Morgan PM / Reuters

21 января 2020 года центральное управление террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в России) неожиданно выпустило новое обращение. В нем оно отметило достижения одного из своих многочисленных филиалов – сомалийской «Харакат аш-Шабаб», и заодно призвало своих сторонников бороться с «заговором крестоносцев и сионистов» ради «скорейшего освобождения Иерусалима от оккупации».

«Аль-Каида» действительно использовала слово «крестоносец» для описания европейцев и американцев. Представители террористической цивилизации уверены, что западный мир, включая Россию, ведет против них крестовый поход не на жизнь, а на смерть, при поддержке «мирового еврейства».

Сила «Аль-Каиды» всегда опиралась на популистские теории заговора и большие деньги от крупных жертвователей. Первым таким спонсором был создатель этой организации Усама бен Ладен, сын саудовского олигарха и настоящий продукт коррупционной системы королевства. История его бизнеса показывает, к каким последствиям может привести олигархическая система, в которой все равны перед законом, но некоторые богатые бизнесмены равнее.

Начало пути

В 1958 году Фейсал Аль Сауд, наследный принц Саудовской Аравии, был в отчаянии. Нефтяное королевство оказалось на грани банкротства из-за бездарно расточительной политики его отца, короля Сауда. Наследному принцу пришлось в экстренном порядке устанавливать личный контроль над правительством, но к тому моменту корона потеряла любое доверие со стороны официальных инвесторов. Даже национальный коммерческий банк отказал Фейсалу в займе, а со слов принца, в казне на тот момент находилось не больше $100.

На выручку короне пришел бывший влиятельный сотрудник Saudi Aramco и нынешний глава одной из самых крупных инженерно-строительных компаний в мире. Его компания была известна тем, что ей достался самый престижный строительный подряд во всем исламском мире – реконструкция Большой мечети в Мекке.

Тогда еще никто не знал, что главную известность выручивший корону бизнесмен приобретет при совершенно неожиданных обстоятельствах: ведь имя этого бизнесмена было Мухаммед бен Ладен, и ему суждено было стать отцом террориста Номер Один.

История его компании заставляет по-новому взглянуть на причины теракта 11 сентября. Saudi Binladin Group появилась на свет в 1931 году благодаря Saudi Aramco. Самая дорогая на сегодня нефтяная корпорация в мире вскоре после своего основания решила вознаградить преданных сотрудников, предоставив им отпуск для открытия собственного бизнеса. Одним из таких сотрудников оказался Мухаммед бен Ладен.

На первый ⁠взгляд ⁠может показаться, что бен Ладен-старший был классическим «западным» бизнесменом, сошедшим ⁠со страниц книг Айн Рэнд. ⁠Он, как основатель империи Таггартов или ди Анкония, сделал ⁠себя сам.

«Я начинал рабочим, я люблю ⁠работу, и я живу вместе с рабочими, – заявлял он. – Если ⁠бы не моя любовь к труду, я никогда не достиг бы успеха».

Малограмотный парень начал свой бизнес с ремонта домов в Джидде, когда на его работу обратил внимание министр финансов шейх Абдулла бен Сулейман. Спустя год бен Ладен добился расположения самого короля – благодаря установке пандуса в королевском дворце, который позволил пожилому правителю подъезжать на автомобиле прямо к своей спальне. Как Хэнк Риарден в «Атланте», Мухаммед бен Ладен испытал свое изобретение на себе, как только оно было готово, чтобы убедить клиентов в его надежности.

После этого бен Ладен получил в награду подряды на строительство нескольких королевских дворцов и вскоре стал почетным министром общественных работ.

Первым по-настоящему крупным проектом Saudi Binladin Group стало строительство скоростного шоссе между Джиддой и Мединой, призванное объединить королевство. Подобные дорогостоящие подряды прежде могли получать только иностранные фирмы. Для осуществления этого проекта бен Ладен первым ввез в Саудовскую Аравию современную строительную технику. Так он стал самым крупным мировым покупателем строительной техники у американской компании Caterpillar.

Но дороги – ничто по сравнению с реставрацией Большой мечети, окружающей главную исламскую святыню Каабу, которая ежегодно собирает тысячи паломников во время Хаджа. Согласно легенде, первый камень Каабы был заложен самим Адамом, а затем здание строилось пророком Ибрагимом. Для Мухаммеда бен Ладена и его компании «продолжение дела» легендарных личностей имело особое символическое и пиар-значение. Работы начались в 1950-х годах и обошлись (вместе с реставрацией еще одной святыни, мечети пророка Мухаммеда в Медине) в более чем $16 млрд.

Бен Ладену-старшему так и не удалось дожить до окончания реставрации храма в Мекке, но зато он успел сделать свою корпорацию фактической монополией в области крупного строительства в Саудовской Аравии и помог ей разрастись в самых разных областях.

Binladin Kaiser превратилась в одну из крупнейших инженерно-строительных компаний в мире. Al-Mihdhar Binladin Development Company давала советы иностранным компаниям по проникновению на саудовские рынки. Binladin Amco занималась производством бетонных строительных смесей. Saudi Traffic Safety стала крупнейшей в мире компанией по строительству скоростных дорог. Binladin Telecommunication Company совместно с Bell Canada специализировалась на контрактах в сфере связи.

Вместе с империей бен Ладена росло его влияние на королевскую семью. Это дало его членам такие привилегии, которые будущий террорист Номер Один смог использовать в качестве щита.

Оппозиционер из мечети

Усама бен Ладен был одним из 56 детей Мухаммеда бен Ладена. В студенческие годы он вступил в общество «Братьев-мусульман» – основанную в Египте радикальную салафитскую группу, которая была модна среди мятежной молодежи, выступающей против государственной коррупции.

По иронии судьбы, именно государственная коррупция и спасла Усаму бен Ладена от тюрьмы (а возможно, и от смерти), позволив ему основать «Аль-Каиду».

Ни для кого не секрет, что в Саудовской Аравии оппозиционерам приходится несладко. Об этом свидетельствует хотя бы одиозная история убийства саудовского журналиста-диссидента Джамаля Хашкаджи в турецком консульстве Саудовской Аравии в 2018 году. Подобные проблемы, правда, обычно не доходящие до летальных последствий, были в королевстве и раньше: в 1990-м году 47 женщин лишились документов и свободы за попытки водить автомобили, известные противники власти преследовались, а правозащитные организации давно уже ругали королевство за казни невиновных.

Усаме бен Ладену же довольно долго все сходило с рук.

Усама бен Ладен, 1998 год. Фото: Reuters

Его политическая активность началась благодаря выступлениям палестинского фанатика Абдуллы Аззама во время войны в Афганистане. Аззам известен тем, что стал идеологом современной исламской доктрины «мученичества» и одним из основателей «Аль-Каиды». Но во времена Афганской войны с СССР (1979–1989) даже американские политики видели в нем всего-навсего харизматичного оратора, которого можно поддерживать ради борьбы с «империей зла».

По словам Аззама, бен Ладен, не задумываясь, жертвовал крупные суммы на помощь моджахедам, используя капитал и влияние своей семьи. Но то же самое олигархическое положение его родственников мешало ему самостоятельно приступить к джихаду. Хороший друг бен Ладена, саудовский принц Турки, занимающийся помощью афганским повстанцам, считал, что непосредственное участие бен Ладена в конфликте может негативно сказаться на положении короны.

Но в 1984 году Аззам все же уговорил бен Ладена пересечь границу и посетить лагерь повстанцев, который находился около советского аванпоста.

«Я был удивлен бедственным состоянием снаряжения, оружия, дорог и укреплений, – вспоминал бен Ладен. – Я просил прощения у всемогущего Бога, чувствуя, что я грешен, ибо слушал тех, кто советовал мне сюда не ехать».

В 1986 году бен Ладен привез своих жен и детей в Пешавар и вскоре основал лагерь «Логово льва», выбрав название из стихотворения Хассана ибн Сабита. Также бен Ладен оплачивал создание пропагандистских материалов о джихаде – с целью завлечь в Афганистан как можно больше добровольцев – и назначал жалованье добровольцам из других тренировочных лагерей.

В 1988 году была создана «Аль-Каида», название которой переводится с арабского как «база» или «основа» – бен Ладен хотел положить основу будущему джихадистскому движению арабов.

Вернувшись на родину, бен Ладен решил, что непостоянной работы в семейной Saudi Binladin Group ему недостаточно. Он решил пойти в политику и заняться «оппозиционной деятельностью», которая в основном заключалась в том, что бен Ладен ездил по стране и выступал в мечетях и на собраниях, рассказывая о «священной войне». Он был уверен, что нравственность помогла моджахедам не просто одержать верх над сверхдержавой и развалить на части «империю зла».

Теперь на очереди была другая сверхдержава – США, которую бен Ладен обвинял в колониализме, выражающемся в основном в поддержке Израиля.

Семейное положение и богатство позволяли бен Ладену безнаказанно критиковать авторитарное правительство Саудовской Аравии и его международную политику. Призывы к насилию, которые встречались у бен Ладена чаще, чем у подавляющего большинства оппозиционеров, считались причудой религиозного олигарха. Но даже их терпению настал конец.

В 1989 году бен Ладен предложил принцу Турки использовать людей из «Аль-Каиды» для свержения марксистского правительства Южного Йемена. То, что недалеко от границ его родины господствует коммунистический режим, приводило бен Ладена в ужас, но корона его энтузиазма не разделяла.

В итоге, когда Йемен объединился в одно государство, бен Ладен стал уверен в существовании заговора США и Саудовской Аравии. Он потратил следующие годы на борьбу с «загнивающим Западом» и «влиянием Госдепа» на свою родину, спонсируя всех, кто испытывает симпатию к этой борьбе. Например, финансировал восстание в Йемене для борьбы с американо-саудовским заговором. Йеменские бунтовщики уезжали из его дома в Джидде с чемоданами, полными денег. Бен Ладен сам тоже время от времени наведывался в молодую республику, чтобы призывать к восстанию в мечетях.

Отряды «Аль-Каиды» переместились в южную часть страны и совершили несколько покушений на лидеров социалистов (которых, по мнению бен Ладена, тайно поддерживали американцы и саудовцы). В итоге бен Ладен до такой степени насолил новому правительству, что вызвал международный скандал.

Новый президент Йемена Али Абдалла Салех потребовал от короля Саудовской Аравии сделать со своим поданным хоть что-то, чтобы тот наконец-то оставил йеменцев в покое. В ответ бен Ладен заявил, что на него клевещут – ни в какие внутренние дела Йемена он не лез и лезть не собирается, но после этого вскоре вновь отправился в эту страну с политическими выступлениями.

Президент Йемена снова прибыл в Саудовскую Аравию – с требованиями «заткнуть» уже бен Ладена. В итоге бен Ладена вызвали в Министерство внутренних дел и отобрали у него загранпаспорт.

Когда из-за саудо-иракского конфликта на территорию Саудовской Аравии были введены американские войска по приглашению короны, бен Ладен снова попытался пристроить бойцов «Аль-Каиды»: он пообещал принцу Турки оплатить создание новой армии, основанной на группировке бен Ладена, чтобы королевству с двумя святынями была не нужна помощь неверных.

И когда корона в очередной раз отказалась от его помощи, убеждение бен Ладена в том, что «правительство продалось Госдепу», достигло предела.

Вот только правительству тоже было не очень удобно преследовать человека, который способен оплатить собственную армию, особенно учитывая тот факт, что старший брат бен Ладена, глава Saudi Binladin Group, был личным другом и главным подрядчиком короля.

В то время как другие могли попасть в тюрьму за меньшее, бен Ладен ограничился «домашним арестом» – самым серьезным ограничением было то, что у него забрали загранпаспорт, запретив выезжать из страны.

Но и тогда Усама бен Ладен использовал свои связи для того, чтобы получить паспорт назад: он убедил одного из наследных принцев послать его с дипломатической миссией в Пакистан, чтобы он смог прекратить гражданскую войну. Паспорт ему отдали в обмен на расписку, что он больше не будет вмешиваться в политику Саудовской Аравии.

Только будущий террорист был не из тех людей, кому можно доверять. В Пакистане бен Ладен бросился разоблачать новый «заговор», заявив, что саудовское правительство договорилось с пакистанской разведкой и планирует его убить. Клан бен Ладенов был шокирован не меньше, чем их королевские друзья.

А бен Ладен тем временем нашел себе новый дом, используя свои богатства.

«Спаситель Судана»

Суданское правительство давно уже засматривалось на скандального мультимиллионера, точнее, на его карман.

После того как члены суданской разведки вышли на Усаму, он послал одного из своих эмиссаров в страну с чемоданом денег, чтобы купить там земельные угодья.

В 1992 году он переехал в Судан со своими женами и детьми. С собой он смог перевезти тяжелую технику для строительства дорог, бульдозеры и другие подарки для народа Судана, благодаря чему его встречали с цветами. В новой стране бен Ладен превратил свою «Аль-Каиду» в некое подобие исламской военизированной сельскохозяйственной общины. Какое-то время опальный оппозиционер жил в свое удовольствие, создавал новые бизнес-проекты, посещал банкеты и даже безопасно смог перевезти в новое государство своих лошадей.

По словам местных чиновников, бен Ладен превратился в «великого исламского инвестора». Он был не просто крупнейшим, он был единственным магнатом. Страна практически находилась в состоянии дефолта, правительство погрязло в долгах, и тот факт, что бен Ладен обладал состоянием, которое он был готов вложить в экономику, обеспечило ему безопасность и благосклонность правительства.

В каком-то смысле он повторил карьеру отца: новая компания Усамы Al-Hijrah проложила в Судане несколько важнейших дорог. Другая его компания, Al-Kadurat, импортировала трактора и машины из России и Восточной Европы (к сожалению, их точный бюджет неизвестен). Кроме того, было объявлено, что Усама положил в местный государственный банк $50 млн. Правительство Судана расплачивалось с ним землей, сделав его самым крупным землевладельцем в стране.

Он открыл сельскохозяйственные фирмы по производству меда, арахиса, арбузов и мясной продукции. Бен Ладен клялся, что поможет Судану стать преуспевающей страной, «способной прокормить целый мир». Работники его очень уважали, потому что он считался самым щедрым работодателем.

Поначалу деньги спасали бен Ладена от проблем, когда он вел себя так, словно намеренно хочет вызвать международные скандалы: публично высказывал угрозы в адрес США и Саудовской Аравии, поддерживал террористические движения во всем мире.

Когда в конце концов в 1994 году король Саудовской Аравии Фахд лишил бен Ладена подданства и заставил его родственников исключить его из списка владельцев семейного бизнеса, бен Ладен был раздавлен – он лишился основного дохода, но правительство Судана еще какое-то время было на его стороне. Тем временем бен Ладен официально участвовал в организации антиамериканских атак в Сомали, которыми он хвастался в разговоре с вышеупомянутым оппозиционным журналистом Хашкаджи. Кроме того, он приобрел уважение в кругу радикалов из-за взрыва в двух отелях в Адене (Йемен) в 1992-м, целью которого было уничтожение американских солдат (но в результате погибло два человека, не имеющих к солдатам никакого отношения), и старался теперь укрепить свое влияние.

Но лишившись поддержки родственников, бен Ладен вскоре оказался на грани разорения – он взялся за слишком большое количество авантюристских проектов, а его военная деятельность серьезно навредила бизнесу.

Вероятно, обеднение бен Ладена в сочетании с давлением американских военных и дипломатических служб, уставших от оплачиваемых бен Ладеном атак в Сомали, привели к тому, что бен Ладен в итоге был все-таки изгнан из страны. Ему пришлось распустить большую часть своей организации и отказаться от остатков бизнеса. Общая сумма потерь от изгнания из Судана, по его собственным подсчетам, составила $160 млн.

Несмотря на то, что бен Ладен был официальным спонсором «повстанцев»-террористов от Сомали и Алжира до Афганистана, преступниками он считал суданское правительство.

Высокий статус и прежние богатства на этот раз тоже оказали бен Ладену службу: он не был взят под стражу и смог благополучно перебраться в Афганистан, где попросил политическое убежище у правительства «Талибана» в 1996 году.

В 1999 году у «обнищавшего» бен Ладена осталось около $300 млн долларов: огромная сумма для Афганистана, который, по данным ЦРУ, обладал тогда бюджетом в $21 млрд при населении 25,8 млн человек. Неудивительно, что талибы видели в нем нового инвестора.

Последствия

11 сентября 2001 года имя Усамы бен Ладена узнал весь мир – благодаря теракту во Всемирном торговом центре.

В тот день погибло 2977 человек (не считая 19 террористов).

Теракт спровоцировал войну в Афганистане, приведя к еще большему количеству жертв среди мирного населения.

Американские спецподразделения прочесывают местность в районе тренировочного лагеря «Аль-Каиды» в Жавар-Кили. Афганистан, 2002 год. Фото: Reuters

После убийства бен Ладена руководство «Аль-Каиды» перешло в руки его друга Аймана аз-Завахири. Группа до сих пор существует, в основном благодаря пожертвованиям частных спонсоров (в отличие, скажем, от ИГИЛ, чья финансовая система опирается на «прибыль» с контролируемых территорий): по словам Министерства внутренних дел Великобритании, одни только граждане Британии «жертвуют» «Аль-Каиде» сотни тысяч фунтов в год. Расцвет упомянутого выше ИГИЛ стал, пожалуй, самым серьезным провалом (и одновременно успехом) «Аль-Каиды», потому что квазигосударство было создано бывшими лидерами «Аль-Каиды» в Ираке: по-сути, ИГ и есть переименованная и отколовшаяся от «центрального управления» «Аль-Каида» в Ираке.

В последние годы на виду находятся не столько теракты членов «Аль-Каиды», сколько участие ее филиалов в различных повстанческих движениях и военных конфликтах. В начале статьи мы уже говорили о сомалийской ветви движения, но в последние годы в центре внимания журналистов чаще оказывались сирийские ветви организации. С момента эскалации войны в Сирии в новостях то и дело мелькает «Джабхат ан-Нусра» – сирийская ветвь «Аль-Каиды», созданная ради борьбы с Асадом.

«Джабхат ан-Нусра» в 2016 году сменила название и официально порвала контакты с «Аль-Каидой», чтобы стать более влиятельной политической силой в случае падения режима Асада.

На данный момент на сирийском фронте действует еще одна ветвь «Аль-Каиды» – «Харрас ад-Дин» («Стражи религии»). Эта группа была создана в феврале 2018 года и до сих пор воюет как с российскими войсками и силами Асада, так и с прооппозиционной западной коалицией.

В 2005 году Forbes признал семью бен Ладенов пятым по влиянию кланом Саудовской Аравии. Сейчас эта семья все еще богата, но не настолько влиятельна, как была при жизни своего основателя, и не настолько скандальна, как была при жизни Усамы. Братья бен Ладен теперь в основном попадают в прессу из-за антикоррупционных разбирательств и корпоративных проблем. Это бывает не так уж и часто, но некоторые новости все же доходят до западных СМИ.

Saudi Binladin Group в последнее десятилетие переживает не лучшие времена. В 2015 году один из строительных кранов компании вызвал серьезные разрушения в Мекке, рухнув на стены Большой мечети, и убил 107 человек. В 2018 году антикоррупционная программа наконец ударила по семейному бизнесу бен Ладенов: братья Усамы – Бакр, Салех и Саад – были арестованы. В результате Бакр бен Ладен, глава компании, был вынужден передать 37% акций из рук семьи правительству.

Но при этом система, которая позволила Усаме бен Ладену основать «Аль-Каиду», осталась прежней. В Саудовской Аравии до сих пор крупный бизнес неизменно связан с властью, и его управляющие получают государственные привилегии. В 2019 году страна заняла всего 91-е место в рейтинге экономической свободы. Как раз на 2019-й пришлось биржевое размещение акций Saudi Aramco, в результате которого она стала самой дорогой нефтяной компанией мира.

Айман Экфорд