Почему космическая отрасль растет быстрее любой экономики мира

В обозримом будущем мировой рынок космических продуктов и услуг может перегнать по своим размерам российскую экономику, а по оптимистичным прогнозам – британскую или французскую

Китайский пилотируемый космический корабль «Шэньчжоу-11» стартует с космодрома Цзюцюань. Фото: China Daily / Reuters

В XX веке космос манил широкую публику романтикой неосвоенного фронтира, политиков СССР и США – возможностью ярко продемонстрировать технологическое превосходство своих стран. Он, как и спорт, направлял глобальное соперничество в более мирное русло, подпитывал национальную гордость. И одновременно способствовал развитию военных технологий, помогая выражать власть и силу. Сегодня космос – это один из самых быстрорастущих рынков современности. И все больше частных компаний, а в последнее время и стран, пытаются найти и занять на этом рынке свои ниши и ставят перед собой конкретные коммерческие цели.

Активность и многообразие частных компаний на космическом рынке дают надежду даже относительно небольшим странам, что и они смогут добиться успеха на этом поприще. За последние 10 лет как минимум в 17 странах появились собственные национальные космические агентства.

В августе космическое агентство было создано на Филиппинах, в прошлом году – в Турции и Австралии. В скором времени, вероятно, появится на Шри-Ланке. Цели некоторых из них, похоже, ограничиваются пропагандистскими запусками первых спутников силами коммерческих подрядчиков, как у Туркменистана в 2015 году, и являются в основном политическими, как в Северной Корее.

Португальское космическое агентство, созданное всего девять месяцев назад со штаб-квартирой на Азорских островах, собирается построить на самом южном острове архипелага Санта-Мария космодром, создать собственную «природосберегающую» ракету и надеется привлечь частные компании для запуска ракет с космическими туристами на борту. Азорские острова расположены относительно близко к экватору, Европе и Америке и на 1500 км окружены водой, что делает их удобными не только для запусков (чем ближе к экватору, тем меньше расход топлива), но и для космического мониторинга. На архипелаге уже расположены станции слежения Европейского космического агентства и крупные телескопы.

Пионером коммерциализации среди национальных космических агентств, видимо, стал «Роскосмос» (с 2015 года – госкорпорация, а до этого в качестве ведомства несколько раз менял свое название). Заказы NASA поддерживали ведомство на плаву в 1990-е годы и оставались важной статьей доходов в более поздние годы. С 2005-го «Роскосмос» и корпорация «Энергия» получили из американского бюджета более $4 млрд. Были у ведомства и другие клиенты. Так, туристы до сих пор летали в космос исключительно на российских «Союзах». Но советский технологический задел с каждым годом оставляет все меньше возможностей для успешной конкуренции. Да и «Роскосмос» не отличается умением полностью обеспечивать свои расходы коммерческими проектами. В то время как рынок становится все более разнообразным, его многочисленные участники – все более изощренными.

К тому ⁠же ⁠небольшие страны имеют возможность привлекать частные компании для технического ⁠обеспечения запусков. В результате шансы на ⁠успех выглядят достаточно убедительно для широкой публики и органов законодательной ⁠власти, когда принимаются решения о государственных ⁠инвестициях в космос.

Огромный быстрорастущий рынок

Бизнес и государства потратили в прошлом году ⁠почти $415 млрд на космос, по оценкам Space Foundation. Причем 80% этой суммы приходится на частные компании. Расходы и инвестиции выросли за год более чем на 8%.

О дальнейшем росте этого рынка делаются разные прогнозы, но даже самые сдержанные из них не отличаются скромностью. Аналитики Goldman Sachs и Morgan Stanley прогнозируют, что к 2040 году объем расходов составит около $1 трлн. Торговая палата США считает, что рынок к этому времени вырастет как минимум до $1,5 трлн. Оптимистичнее многих в свое время были настроены аналитики Bank of America Merrill Lynch: в этом инвестиционном банке посчитали, что к 2045-му годовой объем рынка космических продуктов и услуг достигнет $2,7 трлн.

Этот ошеломительный прогноз, сделанный чуть больше двух лет назад, предполагает расширение рынка более чем на 7% в год на протяжении 30 лет. Это означает без малого удвоение за 10 лет и восьмикратный рост за 30. Когда Россия в 2003 году объявила цель удвоить свой валовой внутренний продукт (ВВП) за 10 лет, у нее получилось это сделать за 14. Рост резко замедлился, ведь такие темпы поддерживать крайне сложно. Именно поэтому цифры по рынку космических продуктов и услуг впечатляют.

Такие объемы сопоставимы с размерами крупнейших экономик мира. Сегодняшние $415 млрд – это примерно размер экономики Норвегии или Объединенных Арабских Эмиратов, то есть 30–31 место в мировом рейтинге. Оптимистично прогнозируемые $2,7 трлн – это сейчас Великобритания или Франция (6–7 место). Валовой внутренний продукт таких стран, как Южная Корея или Россия, по результатам 2019 года превысит $1,6 трлн в текущих ценах, что делает экономики этих стран 11-й и 12-й в мире. В случае анемичного и недостижимого пока что ежегодного роста российской экономики на 2% в среднем за год до 2045-го ее размер к этому времени не достигнет $2,7 трлн.

Запуск «Ариан-5» с космодрома Куру во Французской Гвиане. Фото: CNES / Reuters

Разнообразие ниш

Небольшим странам трудно конкурировать в космосе с американцами или китайцами, поэтому они заинтересованы в поиске небольших специализированных ниш, где могут стать лидерами.

Люксембург и ОАЭ – хороший пример такой специализации, считает Франц фон дер Дунк, профессор космического права в Университете Небраски. (Вот, кстати, уже и целая отрасль права появилась, которая занимается выяснением таких вопросов, как кто за что несет ответственность – от убытков в случае неудачных запусков до нештатных ситуаций на орбите, например из-за космического мусора; или кто на что имеет право – от запуска ракеты на территории той или иной страны до мест размещения спутников на орбите.)

Эти страны позиционируют себя в качестве привлекательных юрисдикций для работы телекоммуникационных компаний и пытаются привлекать бизнес со всего мира. Одна из крупнейших компаний, специализирующихся на спутниковых коммуникациях, SES, частично базируется в Люксембурге. ОАЭ фокусируются на разработке спутников, опираясь на возможности своих коммерческих партнеров по доставке их на орбиту. В прошлом году в стране был собран первый собственный спутник без международной поддержки, в сентябре появился первый собственный космонавт, в следующем году планируется автоматизированная научная миссия на Марс. Кроме того, ОАЭ инвестировали $500 млн в Virgin Galactic.

Тем временем ЮАР, благодаря развитой оптической инженерии в стране, делает ставку на разработку и производство кубсатов – сверхмалых спутников почти кубической формы размером 10 х 10 х 11,35 см и массой до 1,33 кг, часто скрепленных между собой. За последние 10 лет в стране появились десятки компаний, занимающихся этими технологиями, говорит Валанатан Мунсами, глава национального космического агентства страны.

Португальский космодром на Азорских островах будет специализироваться на системах «микрозапусков». Страна рассчитывает задействовать его для запуска кубсатов. О своих космодромах также говорят в Италии, Швеции, Германии, Шотландии и Норвегии.

В ближайшие годы различные государственные программы продолжат оказывать решающее влияние на развитие отрасли, хотя бы потому, что именно госструктуры накопили многолетний организационный и технологический опыт, а государства часто выступают заказчиками в проектах, имеющих общественное значение, например в сфере мониторинга транспорта и окружающей среды, включая климатическое и погодное прогнозирование. Не всегда выгода стран означает дополнительный доход, но все чаще имеет вполне конкретное денежное измерение – например, в виде сокращения крупных отраслевых потерь. Такие развивающиеся страны, как ЮАР и Бразилия, используют данные спутникового мониторинга для наблюдения за локальными погодными и климатическими изменениями, последствиями экономической активности и для разработки мер противодействия.

Тем не менее государства все чаще опираются на партнерства с частными компаниями. Необходимость партнерства осознают и эксперты в России, но часто говорят о серьезных ограничениях в стране.

«Провал 90-х, когда госзаказ космической отрасли был практически сведен к нулю, до сих пор негативно сказывается на развитии российской космонавтики. Среди других барьеров отрасли эксперты называют институциональную конфигурацию госкорпорации “Роскосмос”, которая является и заказчиком, и исполнителем всей космической деятельности, слияние военной и гражданской космонавтики в одном ведомстве, устаревшую правовую и производственную базы, неполное импортозамещение, недостаточное финансирование космической деятельности из бюджета и целый ряд препятствий для развития частного космического бизнеса», – пишут эксперты Центра социального проектирования «Платформа», обобщая результаты исследования ожиданий общества от российской космонавтики, опубликованные в ноябре.

В целом рынок космических продуктов и услуг можно условно разделить на два больших сегмента: один ориентирован на землю и использование отработанных технологий, другой – в большей степени на расширение границ возможного и исследуемого. Первый сегмент можно считать менее рискованным с финансовой точки зрения: это оборонные контракты, коммуникационные и мониторинговые спутники, запуски и их страхование. Bank of America Merrill Lynch в своем отчете называет этот сегмент «terra firma» («твердой почвой») для инвесторов. Второй сегмент – moonshot projects (проекты на дальний прицел) – несет в себе больше рисков и больше потенциальных возможностей: создание новых технологий запуска, космический туризм, использование ракет в качестве трансконтинентального транспорта, добыча полезных ископаемых на астероидах и исследование других планет и более глубокого космоса.

Самые интересные инвестиционные возможности, например, могут быть связаны с проектами в сфере передачи данных, включая большие данные; мониторинга поверхности Земли – морского и наземного транспорта, загрязнений; съемки изображений Земли в различных спектрах; развития технологий доставки на орбиту, перемещения на орбите; мониторинга орбитального мусора для снижения рисков владения спутниками; разработки спутниковых систем и технологий организации производства в условиях микрогравитации на низких околоземных орбитах. Полноценной отраслью становится обслуживание спутников на околоземных орбитах: операторам все менее выгодно отказываться от активов на орбите только потому, что на них закончилось топливо, поэтому способность отправить зонд к спутнику на орбите, чтобы отремонтировать, заправить его топливом или скорректировать его орбиту для продления срока службы или, наоборот, орбитальной утилизации уже можно продавать.

Космическая недвижимость

Одним из любопытных явлений, наблюдающихся в современной космической отрасли, стало постепенное превращение места для спутников на орбите в некую форму редкого ресурса, который можно сравнить с правом собственности на землю и другую недвижимость.

«Ситуация настолько конкурентная, что существует вторичный рынок точек размещения спутников на орбите», – говорит Шенед О’Саливан, научный сотрудник Гарвардской бизнес-школы.

Чтобы отправить спутник на геостационарную орбиту, необходимо подать заявку в Международный телекоммуникационный союз (ITU). Количество спутников настолько радикально увеличилось, что некоторые наиболее привлекательные места размещения, например на геостационарной орбите, становятся все менее доступными. Над некоторыми регионами – над Северной Америкой, Европой и Восточной Азией – последние годы чаще всего просто нет свободных мест для безопасного размещения спутников без вмешательства в работу других объектов на орбите.

Публикации о том, что тот или иной оператор выставил на продажу какое-то количество мест на геостационарной орбите, становятся довольно обыденными. В некоторых случаях правила Международного телекоммуникационного союза толкают спутниковых операторов на нетривиальные действия. Так, бермудская компания ABS в середине прошлого года явным образом искала на отраслевой конференции в Сингапуре партнеров, которые могли бы переместить свои спутники на 15 зарезервированных мест на орбите, чтобы не потерять на них право в течение ближайших двух лет. Гонконгская компания APT Satellite на этом же мероприятии выражала готовность купить нужные ей места на орбите.

Джефф Безос. Фото: Clodagh Kilcoyne / Reuters

В этом контексте намерение владельца SpaceX Илона Маска, его конкурента по космической гонке Джеффа Безоса (Amazon, Blue Origin) и таких компаний, как OneWeb и Facebook, запустить тысячи микроспутников в космос начинает выглядеть в совершенно ином свете. Все эти участники рынка планируют развивать коммуникационные возможности прежде всего для обеспечения доступа в интернет, и ни один из них не выглядит как сквоттер, лишь рассчитывающий перепродать за деньги полученное бесплатно. Но, видимо, «орбитальная» или «космическая лихорадка» – не худший способ описания происходящего.

Дмитрий Кречет