Работает ли краудфандинг в России?

Как представлен рынок краудфинансов, какие у него проблемы и перспективы, рассказывает PR-директор краудфандинговой платформы Planeta.ru Наталья Игнатенко.

Пока многих девушек вокруг волнует внедрение терминов «блогерка» или «спецкорка», я озабочена правильной трактовкой слова «краудфандинг».

К своему седьмому дню рождения и дню краудфандинга в России мы в «Планете» выпустили для друзей и партнеров новые стикеры. Одним из самых популярных оказался «крауд-чота-там».

Это придуманное слово, пожалуй, очень четко отражает одну из проблем сектора краудфинансов – проблему идентификации.

«Крауд-чота-там»

Дословно краудфандинг – коллективное финансирование. Без дополнительных характеристик термин может трактоваться очень широко.

Кажется, спустя семь лет в умах людей уже сформировалась ассоциация «краудфандинг – это что-то в интернете». Но любой ли онлайн-сбор – это краудфандинг? Например, модный стример, живущий на донаты, занимается краудфандингом? Представители российских краудплатформ уверены, что нет. Они называют три основных характеристик краудфандинга:

  • проектность (наличие конкретной смысловой цели кампании),
  • четкие временные и финансовые рамки (финансовая цель и период сбора),
  • возможность получить за участие в кампании вознаграждение.

Окей, термин как будто сузился. Но несколько лет назад снова расширился.

Этому способствовало решение регулировать наиболее молодую и динамично развивающуюся область финансов. Все краудфинансы законотворцы объединили термином «краудфандинг» и, хотя сейчас от него уже отказались и назвали будущий акт «законом о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ», в умах многих людей, которые еще с классическим краудфандингом не разобрались, произошло абсолютное «крауд-чота-там». Давайте разбираться вместе.

Рынок краудфинансов представлен тремя направлениями:

  • краудфандинг,
  • краудинвестинг,
  • краудлендинг.

Краудфандинг

Есть несколько моделей краудфандинга. Наиболее популярная: если средства не собираются в необходимом объеме в нужный срок, они возвращаются участникам кампании, что делает инструмент прозрачным и безопасным.

Так работает крупнейшая в мире краудфандинговая платформа Kickstarter, белорусский «Улей», специализированная платформа российского производителя настольных игр Hobby World CrowdRepublicи другие площадки.

У нашей компании похожая, но более лояльная модель: успешным считается проект, привлекший не менее 50%, если автор гарантирует, что средств хватает на реализацию идеи и выполнение обязательств перед спонсорами.

За поддержку проектов люди могут получитьнефинансовое вознаграждение. Часто им является результат проекта, то есть краудфандинг используется как предзаказ.

Люди, которые запускают проекты, – авторы; которые финансируют проекты, – спонсоры или бекеры. Часто последних пытаются называть жертвователями или инвесторами. Оба определения неверны.

Егор Ельчин, куратор «Школы краудфандинга» Planeta.ru, разрушитель мифа о том, что краудфандинг – это благотворительность.

Жертвователи – это термин благотворительности, а не краудфандинга. В последнем люди не жертвуют, а созидают вместе с автором кампании. К тому же спонсоры финансируют проекты не на безвозмездной основе.

А инвесторы относятся ко второму направлению краудфинансов – краудинвестинга.

Краудинвестинг

Ключевое отличие краудинвестинга от краудфандинга в том, что в нем за поддержку проектов люди получают процент от прибыли или долю в бизнесе.

В мае 2016 в США вступила в силу статья III акта JOBS, которая позволила любому человеку вкладывать деньги в частную компанию. В готовящемся российском законопроекте будут прописаны понятия квалифицированных и неквалифицированных инвесторов, что, считают участники рынка, может стать катализатором развития и обезопасит его от недобросовестных игроков.

Так, через полгода после принятия JOBS Act в США на второй по величине в мире краудфандинговой площадке IndieGoGo появилась краудинвестинговая опция – площадка заключила сотрудничество с краудинвестинговой платформой MicroVentures, благодаря которой с 2009 года было привлечено более 200 миллионов долларов на развитие стартапов.

В России была попытка подобного сотрудничества между нашей компанией и краудинвестинговой платформой StartTrack (лидер российского краудинвестинга). После завершения краудфандинговых проектов некоторые авторы привлекали инвестиции, и руководители обеих платформ – Федор Мурачковский и Константин Шабалин – хотели выработать единый механизм поточного привлечения средств для стартапов.

Но эта попытка оказалась удачной, скорее, только для продвижения идей краудфинансов. Впрочем, краудфандинг по-прежнему нередко оказывается прединвестиционной стадией для автора бизнес-проекта.

Краудлендинг

Наконец, третье направление краудфинансов – это краудлендинг. Если говорить простыми словами, то краудлендинг – это когда группа лиц скидывается и дает взаймы под процент бизнесу (p2b) или физлицу (p2p). Весь процесс происходит на краудлендинговой платформе, которая соединяет заемщика и инвесторов напрямую. Заемщик публикует сумму кредита, а инвесторы предоставляют ему деньги под процент.

Если говорить более сложными и модными словами, то процитирую PR-директора краудлендинговой платформы Penenza Галину Харнахоеву, «краудлендинг – пример дезинтермедиации (отказа от посредничества в пользу прямых отношений), потому что в цепочке движения денег нет банков, брокеров, агентов. Деньги работают быстрее и эффективнее».

Одной из первых краудлендинговых платформ в мире стала стартовавшая в 2005 году ZOPA. Несмотря на неблагозвучность названия для нежных российских ушей, краудлендинг является лидером краудфинансов по привлеченным суммам.

Например, только с помощью ZOPA привлечено более четырех миллиардов фунтов стерлингов для полутора миллионов заемщиков (инвесторы платформы таким образом получили более 250 миллионов фунтов стерлингов прибыли).

Penenza является крупнейшей в России краудлендинговой платформой. С 2015 года она выдала более 20 тысяч займов на сумму, превышающую 21 миллиард рублей. Для сравнения – с помощью Planeta.ru, крупнейшей в России краудфандинговой платформы, за семь лет привлечено более миллиарда и 50 миллионов рублей и успешно завершено более пяти тысяч проектов.

Это ни в коем случае не значит, что краудлендинг «круче» краудфандинга, – это разные инструменты для разных целей. На долю краудлендинга в России, по подсчетам ЦБ, приходится 96% от собранных средств площадок, добровольно отчитывающихся Банку России.

Объединение

Рынок краудтехнологий за рубежом насчитывает более 500 игроков.

Точной информации о количестве платформ в России нет – во многом из-за того, что пока сфера краудфинансов в стране еще не регулируется, соответственно, нет четкой методологии.

Например, стоит особняком вопрос о том, считать ли краудфандинговыми платформами сервисы для пожертвований такие, как «Благо.ру», «Добро.Mail.Ru», «Сделай», «Пользуясь случаем», «Сбербанк. Вместе» и другие. По исследованию фонда «КАФ», с 2013 года подобные сервисы собрали более одного миллиарда рублей для сотен благотворительных фондов.

Пока что их называют платформами для онлайн-фандрайзинга. На основании данных компаний, входящих в рабочую профильную группу при Банке России, эксперты говорят о примерно 30 краудплощадках в стране.

В августе 2018 года по предложению лидеров рынка в России была создана Ассоциация операторов инвестиционных платформ – первое профессиональное объединение игроков. Исполнительный директор Ассоциации Кирилл Косминский рассказывает, что такие объединения есть во всех странах, где краудтехнологии активно развиваются.

Основные цели объединения – помощь участникам рынка в донесении позиции до органов власти, развитие партнерств с финансовыми институтами, а также популяризация краудинструментов, их устойчивого развития, потому что пока уровень развития рынка находится на начальной стадии.

Объем рынка эксперты сейчас оценивают в 15 миллиардов рублей. Как уже было отмечено, большая часть этих средств приходится на краудлендинг. Но краудфандинг является более массовым и более универсальным инструментом краудфинансов. Именно поэтому в продолжении материала речь будет идти в основном о краудфандинге.

Как зарабатывают краудплатформы

Если коротко, то на процентах от сделок или проектов.

Краудинвестинговые и краудлендинговые платформы зарабатывают на доле от займов, некоторые вводят платное членство для инвесторов или берут процент от прибыли, которую получает конкретный инвестор.

Краудфандинговые платформы – как правило, получают доход от успешных проектов. Впрочем, например, Boomstarter (вторая по величине краудфандинговая платформа в России) установил платный вход для всех авторов, а CrowdRepublic выставляет авторам неуспешных проектов счет в 5% от суммы сбора – деньги идут на погашение расходов платежных агрегаторов.

В нашей компании комиссия платежных агрегаторов уже включена в процент платформы. Суммарная комиссия составит от 10 до 15% в зависимости от степени успешности проекта (50%+ или 100%+). При этом с авторов неуспешных проектов никаких денег не берут, а для благотворительных проектов предусмотрена сниженная комиссия 5,9% – эти деньги идут на операционные расходы.

Краудфандинг является более трудоемким для автора механизмом привлечения средств по сравнению с другими краудтехнологиями: он требует постоянной включенности инициатора кампании.

Именно поэтому крупнейшие краудфандинговые платформы страны зарабатывают, еще и помогая авторам в промо. Boomstarter продает места в своей рассылке или посты в соцсетях у основателей, предлагает платные услуги копирайтеров и дизайнеров в оформлении проектов. Planeta.ru выпустила платный курс по продвижению краудкампаний, делая ставку на обучение. Образовательное направление – одна из «фишек» «Планеты», в 2015 году запустившей «Школу краудфандинга».

С лекциями и мастер-классами куратор «Школы краудфандинга» Егор Ельчин провел уже более 500 мероприятий в 80 городах России и Европы. Такие ивенты позволяют не только продвигать идею краудфандинга и «выращивать» новых авторов, но еще и монетизировать платформы.

Другие способы заработка:

  • баннерная реклама (массовость краудфандинга привлекательна не только для авторов, но и для рекламодателей),
  • сервис логистики, помогающий авторам в доставке вознаграждений,
  • магазин краудтоваров, где можно продавать результаты успешных проектов после их завершения.

Кстати, в 2017 году подобный магазин появился и у IndieGoGo. У нас же он работает с 2013.

Нам нравится думать, что коллеги изучили российский опыт перед внедрением нового проекта. Это, конечно, фантазии, но, учитывая, что «Планета» – единственная российская платформа, включенная в реестр международных краудплощадок, всякое может быть.

Удачные кейсы

К семилетию краудфандинга в России Forbes Woman составил рейтинг самых заметных женщин-краудфандеров в стране. Одна из героинь – социальный предприниматель и основатель медового производства Cocco bello Гузель Санжапова, автор шести краудпроектов по развитию бизнеса и благоустройству уральской деревни Малый Турыш, жители которой и являются сотрудниками Cocco bello.

Шестой краудпроект Гузель посвящен строительству общественного центра в деревне (кстати, в этом проекте можно поучаствовать). В прошлом году на месте строительства будущего центра группа «ЧАЙФ» дала благотворительный концерт: все средства от продажи билетов пошли на установку металлических свай.

Гузель рассказывает, что краудфандинг позволяет ей рассказывать историю деревни и вовлекать в ее улучшение крупных бизнес-партнеров. А еще с помощью краудпроектов она всегда тестирует спрос на новые продукты. Например, среди вознаграждений нового проекта Гузель, адвент-календарь по-турышински, который пока невозможно купить нигде, кроме краудкампании.

В адвент-календарь по-турышински вошли 12 самых популярных продуктов Cocco bello

Благодаря правильно рассказанной истории многие спонсоры поддерживают проекты Санжаповой регулярно: краудфандинг позволяет находить новых сторонников и выстраивать с ними долгосрочные отношения. Но если у автора уже есть комьюнити, краудфандинг помогает еще больше прокачать его, объединив и без того лояльную аудиторию совместными проектами.

Лидеры российского краудфандинга – группа «Алиса» – в ходе двух проектов привлекли более 21 миллиона рублей на запись новых альбомов. При этом Константин Кинчев объявил, что второй альбом, сбор на который идет прямо сейчас, не будет продаваться в магазинах: фанаты могут получить его, только поучаствовав в краудпроекте.

Впрочем, необязательно быть рок-звездой в музыке, чтобы быть рок-звездой в краудфандинге. Одиннадцать с половиной миллионов рублей собрали поклонники поттерианы на печать фанфика «Гарри Поттер и методы рационального мышления».

Эту кампанию инициировал экс-глава Пастафарианской церкви Михаил Самин. Изначально молодой человек планировал напечатать несколько экземпляров книг для себя и друзей. Но в итоге краудкампанию поддержали 7278 человек, многие из которых узнали о книге впервые.

О проекте активно рассказывали СМИ, на него обратила внимание литературный критик Галина Юзефович, а писатель-фантаст Сергей Лукьяненко недовольно поворчал в фейсбуке по поводу резонанса кампании, чем привлек к фанфику дополнительное внимание.

Особенность фанфиков в том, что их печать законна, только если никто не получает прибыли, поэтому в этом случае краудфандинг был единственной возможностью выпустить тираж.

Отсутствие необходимости зависеть от издательств привлекает и фотографа Евгения Фельдмана, выпускающего с помощью ценителей авторской фотографии независимый самиздат «СВОЙ»

«В последнее время журналистика все сильнее уходит и вытесняется в сеть. Я очень люблю интернет и возможности, которые он дает, но мне нравится видеть фотографии в печати и кажется, что это лучший способ их показывать. Я хочу создать постоянную площадку для печати своих и чужих фотографий и фотоисторий, которая обходилась бы читателям дешевле больших альбомов. Что делать? Глянцевый самиздат», – так Евгений объяснял свой замысел на странице первой крауд-кампании этого фотопроекта. С помощью краудфандинга уже выпущено четыре самиздата, готовятся к выходу пятый и шестой.

Основные проблемы и прогнозы развития

За рубежом именно дизайнерские и технологичные краудпроекты пользуются наибольшей популярностью. В России пока лидируют музыкальные кампании и проекты с социальной составляющей. Впрочем, в 2012 году на «Планете» было 80% музыкальных проектов, а сейчас их 18% – столько же, сколько и проектов категории «Общественные инициативы».

Это говорит о том, что краудфандинг все больше влияет на уровень развития гражданского общества, а еще о том, что развитие отрасли происходит планомерно. Мировой краудфандинг тоже начался с музыки, продолжился социальными проектами, а в итоге заинтересовал бизнес. Так что мы верной дорогой идем, товарищи.

Федор Мурачковский

Генеральный директор и сооснователь Planeta.ru

Мы пережили этапы отрицания, когда вообще никто не верил, что люди будут платить за то, чего еще нет, недоверия, когда приходилось лбом пробивать стену скептицизма, медных труб и хайпа, когда начали бездумно запускать краудпроекты, потому что это модно и так делают лидеры разных индустрий.

Затем на рынок вышли краудинвестинговые и краудлендинговые игроки, стало понятно, что можно миксовать разные виды крауда, а еще, что в условиях снижения кредитования МСБ краудфандинг может быть вполне себе бизнес-инструментом.

Сегодняшний этап, с одной стороны, – стабильность, а с другой – болезнь роста: отсутствие эффекта новизны. Несмотря на это, количество пользователей и покупок в проектах растет с каждым годом: так, в 2018 на 14,6% по сравнению с предыдущим годом выросла конверсия регистраций в покупки. Средний чек немного упал по сравнению с 2016 годом, но мы рады: получается, что снижение среднего чека обусловлено не снижением интереса людей к теме краудфандинга, учитывая увеличивающееся количество регистраций и покупок, а закономерными экономическими причинами.

Краудфандинг в этом смысле – еще и лакмусовая бумажка интереса людей, потому что участие в краудпроекте не является тратой первой необходимости.

По мнению исполнительного директора Ассоциации операторов инвестиционных платформ Кирилла Косминского, проблемами всего рынка являются все еще низкая информированность людей об инструментах и низкий относительно среднемировых размер поддержки одного проекта.

«Хотелось бы, чтобы инициаторы проектов потенциально могли привлечь более крупные суммы через краудфандинг. Важно рассматривать его как часть инфраструктуры поддержки предпринимательства, креативности и локальных инициатив. Здесь может помочь государство в части участия в экспертизе, отборе совместных проектов, а также информационной поддержки на всех уровнях», – добавил Косминский.

Как PR-специалист, особенно поддержу последнее. Чем больше мы сможем говорить о краудфинансах не только в блогах Rusbase (хотя он – любовь, и я отдельно благодарна редакторам, что мне доверили эту тему), но и в прайм-таймах федеральных каналов, тем больше о наших инструментах будут знать и тем активнее ими будут пользоваться.

Источник