Как повлияет закон об автономном рунете на вашу компанию? Мы спросили об этом представителей бизнеса

by @be_millioner
Как повлияет закон об автономном рунете на вашу компанию? Мы спросили об этом представителей бизнеса

16 апреля в третьем чтении был принят закон об автономном рунете, а первого ноября он уже вступит в силу. Чем это грозит отечественному бизнесу в целом и сфере IT в частности?

Мы спросили у представителей бизнеса, повлияют ли на них грядущие изменения. Вот какие ответы мы получили.

Владислав Крайнов, директор по развитию IT-компании MediaSoft



Техническое отключение страны от глобального интернета возможно, такие примеры в мире есть — речь о проекте «Золотой щит» в КНР, который чаще называют великим китайским файерволом. Политически такое решение принять тоже могут, и вряд ли что-то сможет этому помешать, но вопрос — решатся ли на этот шаг.

Отделение от глобального интернета неизбежно повлияет на имидж страны и может повлечь за собой ухудшение инвестиционного климата. Информационная изоляция может привести к технологическому отставанию, как это было в случае с советским железным занавесом.

К тому же после ситуации с Telegram уже нельзя быть уверенным, что блокировка пройдет гладко, без противодействия и общественного резонанса.

На наш бизнес (мы занимаемся IT-разработкой) это не окажет существенного влияния, основная часть наших клиентов — российские компании. При работе с зарубежными клиентами могут возникнуть только технические сложности: например, придется перевести серверы, которые мы используем для разработки, из-за рубежа на территорию России.

Более серьезные проблемы возникнут у продуктов, которым обязательно нужны зарубежные серверы. Однако такие вопросы появятся только в случае полного закрытия железного занавеса, когда любой нероссийский сервис на территории страны будет заблокирован, но лично я не верю в такое развитие событий.

Максим Нальский, основатель и СЕО компании Pyrus

Закон принят. Какой будет правоприменительная практика, как и в случае с любым другим российским законом, предсказать сложно. Ситуация укладывается в общемировую тенденцию, и начало ей положила не Россия, а Китай, продвинувшийся в этом направлении дальше остальных.

Я, как и многие, был свидетелем и активным участником развития и становления разных технологий в интернете, каждая из которых открывала перед людьми и бизнесом новые возможности.

По мере того как технологии становятся неотъемлемой частью инфраструктуры общества, государство стремится их контролировать. Мы видим, что интернет распадается на сегменты, и не исключено, что через десять лет на планете будет существовать несколько интернетов, которые как-то будут связаны друг с другом.

Принятый Госдумой в третьем окончательном чтении закон обсуждается и принимается уже несколько месяцев и «неприятной неожиданностью» его назвать нельзя. Перед третьим чтением были первое и второе, на очереди Совет Федерации и подписание президентом. Так что времени подготовиться было достаточно.

Не все предлагаемые правки вошли в итоговый документ, да и многие формулировки пока размыты. Многое будет зависеть от подзаконных актов, которые начнут принимать уже в ближайшее время. Тогда и посмотрим.

Для компаний, где интернет-коммуникации обеспечивают ключевые бизнес-процессы, появляется дополнительный фактор нестабильности: начнут вылезать баги в системах контроля трафика, обрывы сетевых соединений вследствие ошибочных блокировок и другие подобные эффекты.

Pyrus – облачная платформа автоматизации бизнес-процессов, поэтому мы обязаны быть готовы к любым техническим сбоям во внешней инфраструктуре. Если раньше поставщики облачных решений защищались от отказа серверов или повреждений магистрального кабеля экскаватором, то теперь придется предусматривать защиту от потенциальной потери связности сегментов рунета и глобальной сети.

Другое дело, что для тех, кто уже умеет строить надежные решения, новые вводные не сильно усложнят жизнь. К любым вызовам можно относиться по-разному, для нас – это еще одна возможность продемонстрировать свои конкурентные преимущества.

Ярослав Орлов, генеральный директор Advertsolutions.ru

Полного отказа от глобального интернета не произойдет. Технически это будет сделать проблематично, так как велика зависимость от внешних провайдеров, сервисов и оборудования.

Россия на текущий момент технически совершенно не готова к автономному существованию. К тому же финансовые ресурсы не запланированы в достаточном объеме, а бизнес такие инициативы поддерживать не планирует.

Согласно новому закону, Роскомнадзор будет курировать это направление и совершать блокировки. Качество их работы можно оценить по попыткам заблокировать Telegram. Как мы видим, мессенджер все еще работает.

Если брать опыт Китая, то в нем присутствуют массовые ограничения доступа к международным сервисами, при нахождении на территории Поднебесной. По этой причине получили массовое распространение VPN-сервисы, уже массово встроенные на сервера компаний.

Исходя из этого мы, несомненно, столкнемся с проблемами и дополнительными расходами на техническое оснащение и соблюдение требований закона.

Мы занимаемся интернет-рекламой и веб-разработкой для России и мира, используем в работе большое количество международных сервисов и серверов из-за отсутствия на территории России подобных продуктов и локализации. По этой причине ограничения интернета существенно скажутся на нашем бизнесе: мы не сможем продавать некоторые продукты и услуги на территории страны легально и будем вынуждены закрывать эти направления бизнеса в России.

Новый закон направлен в первую очередь на развитие местных сервисов и централизованное хранение и обработку данных на территории России. Нашей компании стоит к этому готовиться и переходить на российские аналоги софта и серверов. Чаще всего они дороже, а их функционал отличается от привычного.

Андрей Сатин, CEO UseID.pro

Если учитывать опыт Китая, то да, отключение от глобального интернета возможно, хотя достаточно затратно и сложно. Можно было бы потратить эти средства на существенно более важные для страны задачи.

Наш бизнес ориентирован на мировой рынок и, конечно, изоляция может оказать на нас самое пагубное влияние. Именно поэтому мы заранее вышли из российской юрисдикции, и наша система имеет распределенную структуру, во избежание проблем при подобных «опытах».

Тем более из-за подобных законодательных инициатив и других запретительных активностей российский сегмент становится все менее значимым для мирового рынка и нас в частности.

Василий Воропаев, СЕО Rubrain

Вряд ли отключение от интернета возможно, пока даже Telegram остается незаблокированным. Но если это случится, то действительно ударит по бизнесу: у нас много зарубежных клиентов, а программисты – преимущественно российские, которые также в связи с блокировкой могут потерять работу.

Впрочем, я верю в силу ума последних, так что мы что-нибудь да придумаем.

Анастасия Иванова, основатель контент-агентства Inbase

При должной мотивации и ресурсах отключение возможно, но это действительно сложная задача. 

Мы занимаемся производством контента и его дистрибьюцией, для нас более актуальны проблемы, связанные с блокировкой отдельных ресурсов, чем далекая перспектива переключения с глобального на национальный интернет. Поэтому к первому ноября – дню, когда закон вступит в силу, – мы особо не готовимся.

Но в последнее время из-за истерии вокруг этой темы часто приходится вести успокоительные беседы с нашими клиентами о том, что им особо нечего бояться и можно продолжать планировать длительные коммуникации в интернете.

Мне кажется, это больше коснется IT-сектора, что повлечет за собой увеличение себестоимости предоставляемых ими услуг.


Источник

April 21, 2019