Кушать подано: кого мы кормим, Level_1-2, часть 3


Вернуться назад: ЧАСТЬ 2 ЧАСТЬ 1


Опасности, о которых мы ничего не знаем

А куда вообще смотреть

Итак, как же определить, что ваши тела вдруг стали уютным домом для незваных и таких опасных гостей?

  1. Есть огромный класс иммунологических тестов крови и других жидкостных сред организма на выявление в них паразитического присутствия – суть этих тестов сводится к оцениванию качественного и количественного состава иммунных антител крови к тем или иным инфекционным составляющим. Эффективность такого скрининга составляет от 45 до 70%. Более точные данные даёт тест трёхразовой пробы крови (в разное время и разные дни) и проверки её на темнопольном микроскопе при очень высоком разрешении. Ещё более точные данные можно получить на хромато-масс спектрометре, где в анализаторе будут разложены в спектр все составляющие живого присутствия, например, в вашей крови или слюне. Ну, всё это, если подходить к вопросу серьёзно и правильно.
    (Такие консультации можно получить только лично).
  2. Основным и самым главным критерием паразитарного присутствия является «качество нашей повседневной жизни».
    «Вчера было лучше чем сегодня, а позавчера лучше чем вчера»
    . Если это именно так, то кто-то или что-то гарантировано отбирает у нас наши жизненные ресурсы, га-ран-ти-ро-ва-но.
    Необоснованная усталость и/или просто даже вялость, не способность с той же эффективностью выполнять дела, которые дни, месяцы или годы назад не вызывали у вас ни малейших сложностей и обременений, при этом речь НЕ только о физической слабости, но и о психоэмоциональной – тоже. А также подверженность простудным заболеваниям с высокой температурой чаще 2 раз в год, а без температуры – чаще 3 раз в год, не проходящие хронические синуситы, тонзиллиты, отиты, слезотечения, перхоть, все виды экземы и дерматитов в любом месте тела, шелушение кожи, появление любых бородавок и/или папиллом, проявление на любых слизистых вируса герпеса чаще двух раз в год, все виды полученных залечиваний с применением антибиотиков в любом их составе и количестве, диарея, бЕли на слизистых, творожистые выделения, удалённые миндалины и/или аппендикс (и не важно когда это было), проведение всех видов открытых операций, ослабление памяти и внимания, и тд, и тп – всё это почти однозначный признак паразитического присутствия и наглого отбора наших собственных жизненных ресурсов.

Жизненный потенциал

Наконец мы вплотную подошли к тому, ради чего, собственно, я вас со всем этим и начал знакомить и потратил столько букв.
Теперь, я думаю, вы готовы.

Предположим, что паразитическое присутствие в нас вообще никак себя в явном виде не проявляет.
Ну, и пусть бы тогда и жили: «не трогайте меня, не мешайте мне, не создавайте мне проблем и трудностей, тогда и живите себе, пожалуйста».
Да, нередко складывается всё так, что из-за нашей невнимательности к самим себе, мы, действительно, долгое время не придаём значения постепенным, часто не быстрым и сначала совсем незначительным изменениям в нашей жизни, списывая это то на перегруженность на работе, то на ссоры с близкими, то на какой-то там стресс, то на частое пребывание в людных и душных помещениях, то на «съел что-то не то», то на «перепил» и/или «перегулял», то на возраст в паспорте, и на прочее, и прочее.

Почему же всё то, что я перечислил в неполном списке в пункте 2 выше, рано или поздно всё равно приходит к каждому из нас и проявляется потом в виде уже совсем не пустяковом?

Все органы и системы нашего организма имеют свой ресурс, который всегда является строго ограниченным. Этот ресурс очень условно можно называть жизненным потенциалом органа/системы.
Мы не случайно с вами прежде познакомились с темой наших генотипа-фенотипа. Если вашим системам предусмотрен и прописан определённый потенциал функционирования (это их генотип), вы не сможете «прокачать» их так, чтобы они вдруг на постоянной основе стали трудиться, скажем на 115%, не мешая при этом и другим органам/системам и не изнашиваясь быстро сами. Как правило, всё с точностью наоборот: наши органы/системы работают на 75-95% от своего истинного потенциала (это их фенотип).
Но даже эти 75-95% своего жизненного потенциала органы/системы способны выдавать только в таких условиях, которые были бы близки к идеальным. Но к большому сожалению вот так как раз-таки никогда и не бывает. Внешняя и внутренняя среда, в рамках которой и приходится трудиться всем нашим органам/системам, всегда вносят свои коррективы.

Токсикоз

Всё, что я написал выше, относится ко всем системам, органам и клеткам нашего организма без исключения.
(Вместе с этим, залезая совсем на другой уровень и в другие темы, хочу вам сказать, что
«прокачивать», как я выразился выше, свои системы и можно, и даже нужно. Но пока это совсем не входит в рамки нашей текущей темы. Нам бы хоть с этим разобраться, пока мы ещё сами совсем не превратились только лишь в чей-то ужин).

Мы уже говорили о том, что особенностью аэробного мира является необходимость дышать кислородом и в качестве источника энергии для своего роста, развития и размножения использовать такие пищевые ресурсы, которые и будут включаться в биохимические процессы с участием того же кислорода.

Аэробный микромир, с которым мы с вами выше и познакомились: грибы, плесень, кандида, одноклеточные простейшие эукариоты (лямблии, амёбы, трихомонады, бабезии и пр.), аэробные бактерии – все они дышат и употребляют в пищу ровно то же самое, что используем для этих целей и мы с вами. А такой процесс жизнеобеспечения и жизнедеятельности связан с естественным получением огромного количества, так называемых, обменных конечных продуктов биохимических процессов или, по-другому, обменных токсикантов.

Эти обменные токсиканты всегда и незамедлительно должны удаляться из всех сред, органов, тканей и клеток организма и выводиться всегда за его пределы. Накопление же этих токсикантов внутри организма запускает лавинный процесс отмирания клеток органов, погружённых в такую среду, где вместо кислорода и питательных веществ для жизнеобеспечения, плавают только лишь конечные обменные продукты, которые уже не могут включаться в обменные процессы для поддержания жизни. И чем больше в крови становится таких токсикантов, тем быстрее и масштабнее идёт процесс гибели всех тканевых клеток. А мёртвые и отмирающие клетки и сами по себе являются трупным ядом, который следом и сам интенсифицирует процесс всё нарастающего общего токсикоза. Когда количество погибших тканевых клеток и клеток органов становится близким к некоторому критическому значению, тогда друг за другом начинают отключаться системы жизнеобеспечения организма, и последними из строя выходят сердце и следом мозг, и наступает полная смерть биоскафандра.

(В качестве иллюстрации, что называется на пальцах, предлагаю вам всем задуматься вот над такой вот картинкой.
Представьте квартиру (дом), в которой вы проживаете... В ней есть и вода, и пища, и вообще всё-всё-всё, что вам только может понадобиться для вашей супер комфортной и счастливой жизни. Но вот какая незадача: в квартире у вас есть и канализационная труба (ваша собственная, даже не общая), но выходит она не вниз и под землю, а прямо к вам в вашу же квартиру. И, если бы вы при этом ещё и не имели возможности покинуть эту свою жилплощадь, то в принципе можно было бы даже в днях рассчитать, сколько вам отведено было бы той
«счастливой» жизни.
Уверяю вас, что этот пример, с поправкой только лишь на названия задействованных элементов, идентичен тому, как может развиваться ситуации и внутри наших с вами тел).

У нас с вами, и у других живых существ с эволюционным уровнем выше, чем у простейшего мира, предусмотрено сразу несколько систем детоксикации (читай избавления) организма от продуктов всех наших обменных процессов. К таким органам относятся печень с желчным пузырём, почки, кожа, кишечник и лёгкие. Но особая роль и роль первой линии тканевой и жидкостной детоксикации нашего организма отводится всё-таки нашим печени и почкам. (В качестве ремарки: если бы наши печень с желчным пузырём и почки работали в любой ситуации на те 115%, то нам бы точно был не страшен никакой «серый волк»).

И у всех без исключения и наших непрошеных гостей, комфортно для себя паразитирующих внутри наших тел, тоже имеются свои органы детоксикации. А поскольку они и дышат, и питаются тем же, чем и мы с вами, то конечные продукты их обменных процессов токсичны не только для них, но и для нас тоже. От наших токсикантов их токсины всё же немного отличаются – общим их количеством с поправкой на то, что речь идёт всё-таки о микромире, но здесь они берут количеством.
Но поскольку внешней средой для них является всё, что за пределами их микротел, то свои токсины они сбрасывают аккурат напрямую в нас же.

Пока потенциала наших органов детоксикации (выведения) – печени и почек – хватает, чтобы избавляться от большей части всех общих токсинов, мы, если внимательно не прислушиваемся к себе, особо по началу и не замечаем тех первых, ещё пока незначительных изменений, уже происходящих с нами.
Но ничего не замечая или, скорее даже, не желая этого замечать, мы ведь вместе с этим так ничего и не предпринимаем.
И чужеродная жизнь внутри нас тоже ведь никуда не девается. Колонии делятся, множатся, разрастаются поражённые ими площади, они со временем разносятся по всему организму, захватывая всё новые и новые территории. А вместе с этим возрастает и постоянная токсическая нагрузка на весь организм (напоминаю о потенциалах органов выведения – ни печень, ни почки, ни любой другой орган не может вывести больше, чем им предусмотрено).

Все эти колонии незваных гостей-паразитов со временем увеличивают не только свой количественный потенциал, но и потенциал адаптационный.

Иммунная система и паразиты

Тот случай, когда «один в поле – не воин»

От токсикантов жизнедеятельности паразитов, каждую секунду и отравляющих наши тела, как мы уже выяснили ранее, пытаются избавляться (иногда успешно, иногда – не очень, но со временем всегда всё хуже и хуже) наши трудолюбивые органы выведения.

А вот с самими паразитами каждое мгновение непримиримую борьбу ведут клетки нашей иммунной системы. (Помните, подготавливая вас к восприятию ещё пока новой для вас информации, я показывал, как реально действует клетка нашей иммунной системы: она выслеживает, преследует, догоняет и тут же уничтожает нарушителя границ зоны своей ответственности. Совсем не лишним будет вспомнить это ещё раз).

🔬 Лейкоцит-нейтрофил в погоне за стафилококком 🦠

И всё это не просто так. Здесь вот я просил вас подумать, почему наши собственные отдельные клеточки проявляют себя исключительно как разумные существа.

Возвращаясь к этому видео ⤴️, я хочу обратить ваше внимание и ещё на один важный аспект: ведь и та патогенная бактерия золотистого стафилококка, вообще говоря, не ждёт пока она станет добычей нашего боевого Лейкоцита. Мы видим, что она как минимум убегает, но на самом деле, она, защищаясь от своих преследователей, ещё и выделяет специфический защитный нейротоксин. Именно поэтому иммунные клетки защищают наш организм (и одновременно и свою же среду обитания) зачастую ценою своей собственной жизни.
(И снова о токсикозе... Так уничтожая патогены, и возможно и погибая сами, уже мёртвые клетки тоже пополняет общий объём всех циркулирующих токсинов. И как не смотри, с любой стороны мы снова и снова будем всегда упираться в органы детоксикации/выведения).

NB: а я опять возвращаюсь к этой замечательной видео-иллюстрации...⤴️
Здесь вообще-то мы наблюдаем всего лишь какую-то там бактерию; а для нас и нашего иммунитета это всего лишь «пшик», это почти что и «ничего». (У нас самих своих резидентных бактерий 100-250 триллионов штук).
Когда же речь заходит о противостоянии нашего организма миллионам простейших эукариотов-паразитов и триллионам грибов-захватчиков (да ещё и, как правило, всё это одновременно), все его системы, все органы, все ткани и все клетки погружаются в хаос никогда не прекращающейся войны за выживание.


Какой же «разум» этим правит

NB: прежде чем мы с вами двинемся дальше, я хочу, чтобы вы сейчас вспомнили и задумались на минутку над явлениями, которые наблюдали сами десятки и даже сотни раз. В чём отличие поведения одиночной особи рыбы от её же поведения в рыбной стае, в чём отличие поведения птицы, свободно парящей в небе, от её же поведения в стае птиц, в чём отличие поведения особи осы или пчелы от их поведения в семейном рое, в чём отличие поведения муравья или термита от их же поведения в муравейнике или термитнике и тп?


NB:

чем вид особей эволюционно более примитивен, тем всё большей «разумностью» (по отношению к единичной особи) обладает его стая, сообщество или колониальное представительство. Такое сформировавшееся сообщество никогда нельзя рассматривать как хаотичную не связанную и действующую бессистемно группу отдельных особей.
Напротив, когда это сообщество/колония достигает определённого критического количественного объёма, тогда это сообщество на постоянной основе начинает регулироваться и управляться из общего единого полевого центра. Действия этого центра направлены на обеспечение решения общих задачам по адаптации и выживаемости всей этой колонии вместе взятой как единого целого большого некоего «существа».

Этот единый полевой центр паразитов можно условно называть эгрегором микро-уровня или эгрегориальной паразитической структурой низкого порядка.

Паразитический эгрегор микро уровня, очень условное схематическое представление

Вы, конечно, привыкли понятие «эгрегор» слышать и использовать применительно к структурам, скажем, более развитым, куда включён, естественно, и сам человек. Но, уверяю вас, что разница между макро-, микро-, нано- и т.д. уровнями заключается исключительно только лишь в их размерах и масштабах, а общие принципы их формирования довольно близки.


Все паразитические структуры разумны. И чем больше их общее количество в сообществе/колонии, тем всё больший потенциал «разума» единого целостного «существа» они обретают.

Именно это и расширяет общую «базу знаний» этой паразитической колонии, именно это стремительно и повышает её адаптационный потенциал, именно это делает такой трудной (а для кого-то и вовсе не возможной) борьбу с этими захватчиками.

Так накапливая полевой опыт и транслируя на сообщество адаптационные навыки, паразитические структуры становятся всё менее и менее беззащитными и всё более и более «удачливыми» в вопросах сохранения своих жизней, пребывая и паразитируя на территории, им не принадлежащей.

Это приводит к увеличению численности паразитических колоний. В ответ на это организм подключает всё большие и большие мощности производства иммунных клеток в костном мозге. Чем больше патогенных структур, тем выше количество и иммунных клеток в крови.

Хронический воспалительный процесс


Представьте себе улицы и дворы города, в котором живёте, с его пешеходным, автомобильным и иным движением.
Естественные и неестественные условия нашей жизни приводят к тому, что на всех улицах и дворах наших городов время от времени накапливается какой-то мусор, скапливается грязь и прочие отходы нашей общей жизнедеятельности. Для их устранения нам всем в помощь приходят специальные сервисные службы, дворники, уборочные и поливочные машины и тп. А теперь допустите, что среднее количество этого мусора и отходов на улицах города вдруг увеличилось в сто, тысячу, миллион раз. С этим уже никакие дворники и уборочные машины не смогут справляться с той же эффективностью, как и раньше, как бы мы не старались, увеличивая их количество и нагрузку. Потому что им даже просто передвигаться в этом мусорном хаосе будет уже очень сложно.


Все жидкостные среды организма из-за наличия в них разрастающихся колоний паразитов и увеличивающихся токсинов от их жизнедеятельности и избыточного количества иммунных клеток (как ответа на всё это чужеродное присутствие) становятся густыми, вязкими и с очень низкой текучестью. Это, в свою очередь, ещё сильнее снижает детоксикационные возможности всех органов выведения (чтобы выводить, нужно чем-то разбавлять или в чём-то растворять, а плотность жидкостей итак уже чрезвычайно высока).

Когда такой характер функционирования систем и органов переходит некую критическую границу своих возможностей, сам организм вынужденно переходит в иной режим своей работы.

Он (организм) за новый штатный режим своего функционирования принимает вот эти сложившиеся новые условия.
Т.е. густая и слабо текущая кровь, постоянное избыточное количество иммунных клеток, сниженный почечный клиренс (скорость «фильтрации»/очищения/выведения) вдруг становятся нормой.

А отсюда незамедлительно начинает постепенно нарастать и проявлять себя вся та клиника (симптоматика), о которой мы с вами говорили выше и ещё в первой и второй частях этой статьи.
Напоминаю, это и необоснованные слабость и утомляемость, частые усталости и сонливость, многократные за день перепады настроения, апатии с депрессиями, невозможность долго сосредотачиваться на чём-либо, снижение памяти и внимания, частые болезни (рядом кто-то чихнул слегли), все виды аллергий, псориазы, экземы, бородавки, папилломы, частые герпетические высыпания, частые вирусные инфекции, переносящиеся в тяжёлых формах, лишаи, перхоть, грибки на ногтях, молочница, и прочее, и прочее, и прочее.

Но наличествование на постоянной основе в организме огромного количества провоспалительных (способствующих нарастанию воспалении) агентов создаёт условия для перехода реактивных форм всех недугов в их хроническую форму, а сам организм превращается в одно единое большое хроническое воспаление.

NB: теперь я пополняю этот список недугов всеми хворями и, так называемыми, хроническими: гипертония, метаболический синдром, инсулинорезистентность, диабет второго типа (обращаю ваше внимание, что диабет второго типа, – это не то, о чём говорят нам врачи в СМИ и с экранов ТВ. Это исключительно паразитическое заболевание. Об этом мы поговорим с вами отдельно), артериосклероз, склероз, деменция, болезни Альцгеймера и Паркинсона, онкология – всё это следствия и проявления дегенеративных процессов высшего организма на фоне хронического воспаления и носительства в себе колоний простейших одноклеточных эукариотов и плесневых грибков.


NB: Сосудистая катастрофа (пример)

В качестве иллюстрации варианта наступления чрезвычайного или смертельного состояния для человека приведу вам небольшой пример стремительного развития такой вот патологии.
Но пример этот на столько обобщающий, что на его основе вы и сами сможете потом примерно понимать, откуда же «жгутики растут» у тех или иных недугов.

Паразитические колонии разносятся током крови и лимфы по всему организму. Кроме того, большая часть из них имеет ещё и специальные жгутики на своих телах, которые они используют для передвижения (см. часть 1), благодаря чему они и сами могут активно мигрировать, либо в поисках для себя более комфортного места дислокации, либо спасаясь бегством от клеток иммунной системы.

Хронический воспалительный процесс и пищевая активность самих паразитов повреждает внутренний эпителиальный слой сосудов.
(Вообще говоря, это протекает повсеместно, но своё начало этот дегенеративный процесс берёт в местах наиболее ослабленных (у каждого из нас они свои) «где тоньше, там и рвётся»).
Повреждение сосудистого слоя по сути это небольшая, время от времени кровоточащая ранка.
А такая рана – это место, где патогенная микрофлора имеет постоянный доступ к отборному питанию, такая своеобразная «раздача на кухне». И мигрируя так по организму, простейшие и грибы задерживаются на таких вот ранках, как бы присасываясь к ним и образуя свои новые колонии в этих местах.

Наш организм, в свою очередь, никогда не оставляет без внимания такие ранки, потому что любое внутреннее кровотечение – это вообще-то ситуация критическая и не терпящая промедления; любое внутреннее кровотечение чревато исходом летальным. И для устранения этого кровотечения, в печени синтезируются и потом к этому месту направляются специальные жиро-белковые молекулы липопротеиды низкой плотности (ЛПНП).

И вот функция этих молекул как бы «заклеивать» все эти ранки и одновременно предоставлять жировую основу для восстановления мембран повреждённых эпителиальных клеток в этих местах (попутно напоминаю вам, что все мембраны это жиры).

Но паразиты, которые уже обосновались здесь, мешают этому регенеративному процессу в тканях (они просто в нём крайне не заинтересованы им нужен источник свежего питания; они ведь только подыскали себе это местечко).
И ранки эти не затягиваются; а организм, не понимая СНАЧАЛА, что же действительно там происходит, считает, что было просто мало произведено этих структурных молекул, и печень продолжает синтезировать эти ЛПНП ещё и ещё, и всё это направляется туда же.
NB: но в результате обратной связи всех систем организма с «главным управляющим центром нашего биоскафандра», в том числе и через взаимодействие с иммунной системой наш премудрый организм, разбираясь с ситуацией, принимает решение похоронить в этих местах и всё паразитическое сообщество, не давая возможности ему продолжить свою миграцию по телу.
В результате в этих местах происходит разрастание жировой структуры из этих ЛПНП и всех воспалительных агентов (по сути токсинов, которым тоже нельзя давать возможности циркулировать дальше по крови. Вспоминайте, я рассказывал вам раньше, как организм утилизирует токсины: он запечатывает их в жиры, потому что они самые химически и физически нейтральные, они как «изолента на электрических проводах»), которые здесь всё это время и скапливались; так в этих местах образуются жировые наросты.
Вот в эти жировых наростах и замуровывается жизнь простейшая.


По сути же это есть попытка нашего мудрого организма спасти нас одновременно и от сосудистого кровотечения, и от воспаления в этом месте, и от зарвавшихся незваных гостей.

Наши врачи же такие состояния называют артериосклерозом, считая, что они спровоцированы лишь стечением обстоятельств, связанным с чрезмерным потреблением жирной пищи. Когда я это слышу или читаю, у меня внутри всё колышется от того негодования, какие же балбесы из медициско-фамацевтического сообщества нас окружают. Вообще вся официальная медицина симптоматическая, т.е. она видит лишь некий уже конечный результат (проявление/симптом) и старается сделать так, чтобы это проявление нас физически перестало беСпокоить и волновать. Они не занимаются поиском и устранением первопричины, приведшей к этой проблеме.

Здесь же, например, врачи на УЗИ однозначно определяют, что некий сосуд сужен (ну, это просто видно), объёмы крови в этом месте естественно снижены, а значит, что ткани, лежащие за этим сужением, не до получают и питания, и кислорода, т.е. голодают; и ставится диагноз – «атеросклероз» и ишемия. И показания: поставить стент, а в питании убрать жирную пищу.
Но проблема-то от этого никуда не девается; тоже самое разрастётся (или уже) в другом сосудике, и там потом проявятся те же симптомы, потом в третьем и т.д.


Такие жировые разрастания не всегда стабильны, они там «не гвоздями намертво приколачиваются». От чего угодно: неудачно что-то подняли с пола или просто наклонились, оступились, поскользнулись или упали, пробежались или быстро прошлись, позанимались фитнесом, поиграли с ребёнком, побегали с собакой, поднялись по лестнице, даже просто чихнули – и этот жировой сгусток (или весь или частично) может оторваться от места своего прикрепления, и понесётся он кровотоком дальше по сосудам.
А во всей сосудистой системе к периферии уменьшается диаметр сечения. И этот жировой комочек остановится там, где его диаметр окажется больше диаметра сосуда. Сосуд перестанет пропускать кровь дальше этого места, кровь сразу же начнёт скапливаться, возрастёт давление на стенки сосуда в этом месте, и он разорвётся – происходит кровоизлияние...

Это называется геморрагия. И она опасна всегда и в любом месте. Но, если же она происходит в коронарных артериях сердца, то это будет инфаркт, в коре головного мозга – инсульт.

Вот это видео прямо один в один иллюстрирует то, что я выше очень подробно описал. (К сожалению, и Дедушка Мороз смертен).


После смерти никто и никогда не проводит сверхдетального исследования тканей и сред на микроскопе, даётся лишь заключение по тому, что отчётливо наблюдается: инсульт – смерть от обширного кровоизлияния в мозг и тп.

Посмотрим на те же лямблии...
Их размер никогда не достигает больше 18 микрон, а в кубическом сантиметре этой гадости может уместиться аж до миллиона особей. А трихомонады, которые и так маскируются под клетки крови тромбоциты, и того меньше: их размер не превышает 6 микрон в диаметре. Никакой стандартный метод исследования никогда не выявит такого носительства, только сверхвысокое увеличение в тёмном поле даёт истинную картину «жизни в жизни».
При этом надо ещё и понимать, что в одной, второй, третьей, десятой пробах может ничего и не быть обнаружено, и вот только в следующей те «жгутики» и могут проявить себя (вспоминайте и про их размеры, и про маскировку, и про их полевой единый мозг).
Это очень большой труд. А в современной медицине часто всё складывается так, что трудиться там особо и не любят, и не умеют, там любят лишь зарабатывать. Ну, конечно же, я не имею в виду абсолютно всех представителей мед- и фарм- сообщества, у кого-то, наверное, СоВесть есть.


Не уместились мы в предъявленный формат; всё самое важное в продолжение далее...


Продолжение статьи по ссылке: ЧАСТЬ-4


🚀 Основной Канал 🚀

🥬 Здоровая Кулинария 🥑

🔬 МИКРОмир 🔬