Без рода, без племени...

...Если история стирает тебя как личность, превращая в нечто - значит ты и есть нечто и никогда не был личностью.
Переписывать историю это не призвание, это удел слабых.

Таблички "Последнего адреса" были установлены на доме на Рубинштейна, 23, в Петербурге в память о бывших жильцах дома, которых отсюда увели в годы Большого террора, так что этот адрес оказался для них последним. Металлические таблички величиной с ладонь помешали трем жителям дома из 400 собственников, и они добились, чтобы их убрали. Корреспондент Север.Реалии разбирался, почему это стало возможно.

Вместе со снятыми 16 табличками исчезла последняя материальная память о расстрелянных жильцах этого дома. У тех, за кем в 1937-м приезжали "черные маруси", не осталось могил. Сначала их страшно пытали, вынуждая признаться в выдуманных сотрудниками НКВД преступлениях – в шпионаже, вредительстве, контрреволюционной деятельности, а потом расстреливали или просто забивали, как скот, а тела сваливали в общие рвы. В 1950-е годы, когда началась реабилитация, родственникам доставалась бумажка – свидетельство о том, что их родные убиты безвинно. И все. Идея проекта "Последний адрес" в том и состоит, чтобы воскресить хоть какую-то память об этих людях, повесить памятный знак на дом, где они жили и откуда вышли не по своей воле в последний раз.

Дом на улице Рубинштейна, 23, знаменит тем, что в нем жил Сергей Довлатов. А если пройти в глубину двора, то там сегодня находится офис петербургского "Мемориала" и Музей ГУЛАГа. На одной из стен этого дома еще недавно можно было увидеть 16 табличек "Последнего адреса", каждая – с именем и пустым квадратиком внутри, знаком того, что человека увели и он не вернулся. И вот оказалось, что таблички мешают трем жильцам дома. В их установке, которая началась в 2015 году, принимала участие активистка "Последнего адреса" Евгения Кулакова.

– Этот дом был одним из первых в Петербурге, где в марте 2015 года появились таблички "Последнего адреса". Тогда мы повесили всего одну табличку, заявителем ее был родственник расстрелянного Эриха-Аршавара Аваляна. А потом “Мемориал” и родственники других людей, живших в этом доме и расстрелянных, захотели установить таблички всем бывшим жильцам, о которых известно, что они были репрессированы в 1937–38 годах. И тогда было установлено еще 15 табличек. В свете того, что происходит в последние 2 недели, мы надеемся опросить жителей дома и узнать мнение большинства по поводу этих табличек.

О том, что "Последний адрес" работает по согласованию с жильцами, говорит и руководитель петербургского "Мемориала" Ирина Флиге.

– Все устроено очень просто: появляется человек, заявитель, который хочет установить табличку в память о каком-то человеке. Он узнает, в каком доме жил этот человек, и сообщает об этом в "Последний адрес”. Дальше собирается вся архивная информация, все, что будет написано на табличке – правильное написание имени и фамилии, место жительства, дата рождения, даты ареста и расстрела. Это занимает некоторое время – иногда надо послать запросы в архивы и дождаться ответов. После этого заявитель оплачивает производство и установку таблички, которая является его собственностью. И тогда команда "Последнего адреса" идет в этот дом и согласовывает установку таблички. А жильцы в домах организованы по-разному: где-то ТСЖ, где-то кооператив, где-то ничего этого нет, поэтому и согласование проходит по-разному.

Проект "Последний адрес" не только устанавливает таблички в память о невинно репрессированных (а потом реабилитированных, это непременное условие), но и собирает об этих людях всю возможную информацию. Понятно, что если у погибших людей есть родственники, то известно о них, как правило, больше.

Один из жильцов дома, Кирилл Полысаев, говорит, что он не против табличек, хотя, по его мнению, их слишком много и дом не должен выглядеть как кладбище. Кроме того, он считает, что таблички установлены незаконно – дать на них добро могло только общее собрание жильцов, которого не было.

– Я пообщался с "Последним адресом", мне прислали согласование, и оказалось, что оно дано некой дамой, которая выдавала себя за председателя совета дома. Но общего собрания с выбором ее на эту должность мы не проводили. Я считаю, что ни в коем случае нельзя забывать о том, о чем напоминают эти таблички, – надо знать, в какой стране ты живешь. Но надо все делать правильно, то есть по закону...

...своя история, своя правда, своя страна. У них всё своё ,но они почему то лезут в наш Мир. Заставляя верить в то, что их правда это наша правда.