Сеть

Взаимная помощь встречается даже среди самых низших животных, и мы, вероятно, узнаем когда-нибудь от лиц, изучающих микроскопическую жизнь стоячих вод, о фактах бессознательной взаимной поддержки, даже среди мельчайших микроорганизмов.
                  Пётр Кропоткин, Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса.

Блог Между Ног. Третий сезон, эпизод одиннадцатый. Сеть.


В ночь на первое апреля в Петербурге выпал снег. Утром я увижу поток видеоисторий от самоизолирующихся горожан. Восторженные, испуганные, смеющиеся, просто фиксирующие момент снимки. Но это утром. Ночью интернет-сеть не унималась, разжевывая свежий информационный вброс: Отец Нации якобы заразился вирусом. А так как он попадает в преклонном своём возрасте в группу риска, посты на эту тему тут же начали ветвиться истерически радостными воплями, требованием дать главному врачу инфекционной больницы в Коммунарке орден героя за рукопожатие с президентом, во время которого по принципу “желаемое за действительное”, якобы и был передан смертельный вирус. Были, разумеется, и другие комментаторы. Напоминающие о том, что старики находятся в группе риска прежде всего из-за нехватки медицинского оборудования и потому, что не являются приоритетным человеческим материалом. В полностью изолированной от мира и внутри себя Италии даже выпустили памятки для врачей, как решать сложные этические вопросы, когда спасти можно лишь нескольких из большой группы поступивших. И что всё это никак не относится в президенту, которого спасут в любой ситуации выбора, будь на другой чаше весов хоть, рискующий не дожить до распятия, младенец Иисус. Совсем ёбнутые вспоминали теорию о восьми двойниках нацлидера, которые давно подменили убитого в середине своего нескончаемого правления оригинал. К полудню первого апреля снег растаял, превратившись в грязные лужи. 


В последние недели сетевая жизнь активно мутировала, эволюционировала, видоизменялась. Блогеры, имевшие до того только страницу в Инстаграме, стали открывать блоги на других, менее подцензурных, платформах. Те, кто уже имели такой блог, наконец нашли повод и время создать к блогу тематически связанную группу-чат для общения своей аудитории друг с другом. Дистанционные занятия, вебинары, списки книг, фильмов и сериалов, психологическая поддержка или наоборот - просьба о помощи и ментальных поглаживаниях. 


Ещё в январе, задолго до всей этой паники, общались по видеосвязи с Алиной Шикуть по поводу того, как и куда развивать мой канал. Если посмотреть на элиту российского секс-блогинга внимательно, то увидишь, насколько каждая из них уникальный персонаж в этой сложной пьесе с открытым финалом. Неповторимая. На поверхности всё кажется одно и то же. Современная этика отношений. Большая живая аудитория. Рекламные контракты со всеми крупными производителями и распространителями игрушек для взрослых. Кроме, разумеется, тех, кто не соответствует первому пункту. Впрочем, когда динозавры эволюционируют и исправляют свои системные ошибки, их прощают и позволяют платить. Так было с курсами по минету, которые раньше продавали себя под соусом “как удержать мужика и доставить ему неземное удовольствие”, и только после того, как пришло новое руководство и поменяло фирменный соус на “как сосать в своё удовольствие”, только тогда они смогли купить внимание и сдержанные комплименты от элиты. Что ещё общего? Мужики. Не в том смысле, что одни на всех, хотя и несколько общественных любовников, рыцарей славных своей нежностью и умелым фехтованием, здесь имеется. Но я о другом. О том, что, если и видны на поверхности, среди элиты какие-то мужчины, то только потому и всплывшие, что были одобрены, не обязательно в постели, но одобрены, кем-то из высших, всегда женщин. Мужчин здесь видно только в свете звёзд.

Русский секс-блогинг это государство в государстве. Государство победившего феминизма. Не вымышленное, не утопическое, не на бумаге. Вот здесь, под самым носом, в Москве. А ещё это мир, в котором не так важно, есть ли у тебя яхта, золотые часы и жал ли ты руку президенту. Только от твоей этичности, личных качеств и талантов зависит, кем ты станешь в этом сюжете. 


На этом, собственно, общее заканчивается, и начинается самое интересное. Различия. Персонажи. Алина вот  крутейший дизайнер, защитившая диплом, создав линейку фарфора на базе гжельского промысла, совместив сексуальные телесные практики и традиционный русский промысел. Это она перед самым карантином, когда тазом накрылся весь малый бизнес, включая моих заказчиков, позвонила и сказала: мы с девочками считаем, что художникам надо платить. Отчасти благодаря этой гуманитарной помощи я всё ещё курю приличные сигареты. Кроме того,  она безумный кайфожор, в сумасшедшем ритме бегущий по жизни, тестируя не только игрушки, но и любые телесные практики, встречающиеся на этой беговой дорожке. Она даже делала обзор на мужика, после чего его карьера резко пошла вверх и в публичное поле. Кайфожорка. Обожающая конкуренцию. Недавно самая большая и элитная вечеринка для взрослых, Кинки, отпраздновала своё четырёхлетие. Много ходит разговоров о том, что, зародившись в прекрасном движении Секспросвет, за четыре года они слишком ушли в коммерцию, не упустят возможность заработать и посреди Потопа, ещё чуть-чуть и перейдут на тёмную сторону. Но, возможно, это разговоры завистников. 


Вечеринке, одной из организаторок которой является Алина, всего год. Но за этот год они прошли путь от небольшой оргии для своих, человек на пятьдесят, коих по столицам десятки, если не. До полноценного конкурента Кинки. И когда Кинки заимствуют у Назло Маме какие-то приёмчики, Алина счастлива, как ребёнок. Она верит, что дух соревнования и заботы о конечном потребителе выведет наконец российскую индустрию для взрослых из того мрака, в котором живут ребятки из девяностых, втайне презирающие своих потребителей-извращенцев, меряются друг с другом резиновыми членами, а их экономические модели, мягко говоря, не эффективны. Иначе бы в каждой образцовой семье и в каждой самоизолированной сегодня клетушке было бы по два-три вибратора. План по захвату мира - вот Алина Шикуть. Стоило мне однажды рассказать о том, как помогал в организации телесной арт-практики, и вот уже всю ночь я верстаю для неё презентацию: как технически воплотить всю нашу сложную систему, чтобы ни одна деталь не выкидывала модель из процесса. Слишком технически сложно. Не окупится. Пока. Отложим этот приём для новых витков конкуренции.


Социал-дарвинисты верили, что эволюцию порождает борьба. Теоретики анархизма, такие как Кропоткин, доказали, что более значимую роль играет взаимопомощь и поддержка. Современные эволюционисты любят рассуждать о случайности, ошибке, как главном двигателе эволюции. Борьба, поддержка и случайность. Первый сезон сериала Мир Дикого Запада с его наблюдением второго порядка над работой сценаристов, выстраивающих многоуровневый сюжет с сотней переплетённых  линий. Память, импровизация и внутренний голос. Метафора сознания не как пирамиды, но как лабиринта, где ты можешь плутать по кругу или найти путь в центр. И постоянные разговоры искусственных интеллектов, персонажей, друг с другом, даже когда живые люди их не видят. Тренировка в человечности.


И вот в январе, после очередной партии набросков с её вечеринки, мы с Алиной обсуждаем мой канал. Ну, как обсуждаем? Она с горящим глазом описывает мне всё то, что я должен сделать, чтобы максимально расширить аудиторию: комиксы по мотивам набросков, фанзин - любительский журнал, графика. А я объясняю, почему всё это мне никогда не было нужно. Рыба не любит сеть. Какая разница, сколько людей следит за мной? Одним больше, одним меньше, это не поменяет ничего. И потом… Мне так важен эффект присутствия. Это то, в чём я всегда раньше завидовал фотографам. Когда смотришь на ювелирно сделанную иллюстрацию, на комикс, на этот ваш - зин, за скобками, над содержанием, видишь домашнего затворника, одиноко склонившегося над листом. Жалкого дрочера. Но фотограф всегда здесь, рядом с происходящим, внутри сюжета, но вне кадра. Этим меня привлекают наброски. За ними всегда есть ещё один персонаж, не попавший на лист. 


Но сопротивляться Алине бессмысленно. И постепенно, с января, на моём канале начали появляться домашние работы. Разрисованные фото. Совсем недавно в сети был новый виток цензуры, ударивший по всем, кто работает на взрослую аудиторию. Мистресс Иренушкин, которая, кроме своих садистских наклонностей, ещё и фотограф, делает цикл художественных фото с пенисами. Поверх её композиций, прямо на причинных местах, появились мои автопортреты - рыбы. Вытянутые головастые рыбы. А на сосках чувственных фотографий Анастасии Марченко - клоун. 


Теперь Алина меряет комнату шагами, пока за окном из громкоговорителей разносится призыв не нарушать самоизоляции. В этот мир она вернулась с балийского отпуска, отчего сместился режим сна и соседи ещё неделю стучали по батареям. Батареи. Ещё одна сеть связывающая отсеки самоизоляции. Медленно остывающая к летнему сезону сеть. 


Я же, примерно в то же время, как самолёт из Азии приземлился на московскую посадочную, решился, наконец, сделать большое эпическое полотно, на которое всё никак не хватало времени. Объединить в одном графическом панно все наброски с трёх разных Назло Маме. Что-то, чем люди действительно смогут делиться. Головоломка. Сделанные с разных ракурсов, в разное время и даже в разных архитектурных декорациях. Собрать в единое непротиворечивое пространство, в котором оживут все. Рассмотреть которое можно будет лишь снова и снова возвращаясь к панораме. Все рифмы, отсылки, многоугольники. Сад земных наслаждений.  И пока я собирал эту мозаику, всё прошедшее собиралось в одну точку и в моей голове. Боль. Удовольствие. Эстетика. Музыка. События. Люди. Все те, кого хотелось поддержать этой работой после объявления об отмене апрельской Назло. Именно после этой публикации позвонила Алина и сказала, что они покупают частичное авторское право на мою графику. Потому что художникам надо платить. Но художникам сейчас проще, чем фотографам. Можно сидеть дома, склонившись над листом.


Анастасия Марченко. Одна из допущенных к телу элиты фотографесс. Чувственный фотограф, как сама себя называет. За эту самую чувственность её страница в Инстаграме и попадает регулярно под блокировку. Настолько часто, что во время одной такой изоляции от аудитории Настя открыла отдельную страницу, где собиралась следить за всеми секс-блогерами, ходящими под постоянной угрозой. Следить и своевременно оповещать аудиторию о всех актуальных статусах: заблокирован, восстановлен, перешёл на резервный аккаунт. Глобальная база данных. Аватаром страницы стал тот самый клоун.  Но потом её разморозили и жизнь чувственного фотографа вернулась в русло. До того, как. В карантине Настя Марченко завела сразу и блог и чат к нему. 
Утром первого апреля, пока снег ещё лежал под окнами, Настя позвонила мне. Я ждал её звонка. Первым проектом, родившимся в её блоге, стала серия дистанционных фотосессий по видеосвязи. Изолянты в своих коробках. Первая коробка - моя мастерская. Мне переодеться? А что у тебя есть? Платье, колготки, трусики. Пеньюарчик есть. Давай! А есть маска? Строительная, я её на росписи надевал. И краска есть? И краска есть, и стену валиком сочно заляпать можно! Шикарно!


После стали обсуждать, кого ещё стоит пригласить в проект. А пригласи Сашеньку Сексбложеньку. Важно, чтобы у каждой твоей фотосессии был какой-то свой оттенок. Своя история. Сашенька так и напрашивается со своей. Отсидевший по статье за хранение, живущий сейчас в колонии-поселении. В промежутках между принудительным трудом, Сашенька вёл секс-блог, делая обзоры на игрушки. Когда об этом узнала администрация, он чудом избежал нового срока за нарушение режима - хранение на этот раз предметов сексуального характера. Посидел в карцере и обошлось. Но в промежутке между зоной и карцером, он успел поймать на себя свет далёких московских звёзд. И теперь временно не Сексбложенька, он часто мелькает в видеоисториях. Аудитория этого белокурого красавца, мне кажется, считает дни до его полного освобождения. Ожидание подогревает желание. 


Напиши ещё Лене Грейсон, Клыкастой. На вечеринке в январе Клыкастая была со своим мужем. Перед самым карантином они расстались. И теперь то, что должно было быть временем друг для друга, стало просто одиночеством. На последней перед закрытием заведений вечеринке она доминировала над каким-то мальчиком, порола его, наслаждалась властью. А потом ушла в курилку и разревелась. До знакомства со всем этим секспозитивным сообществом никогда не слышал слово “дроп” в значении “сломаться”, “сорваться”, “провалиться в негатив”. А теперь что ни пост читаю: дроп, дропнулась, дропнулись, как не дропнуться, дропнуться это нормально. А кто эта Грейсон? Лицо русского бдсм новой волны.  К тому же она сейчас запускает вебинары по дистанционному доминированию. Будет учить, как быть сексуальным садистом по переписке и в глазке веб-камеры. Тоже любопытный оттенок для твоего артпроекта. Под постом о дистанционном доминировании, я написал о том, что это практика интересна, когда совмещается с фетишем публичности. Дистанционный садизм на виду у всех. Приходит в личные сообщения. Слово за слово, оказывается вебинар по дистанционке будет проходить с демонстрацией на модели, и вот я уже готов купить билет, чтобы впервые попробовать порисовать сексуальные практики дистанционно, с экрана монитора. Интересно, каково это? А ещё у неё живут драконы, и она кормит их саранчой. 


И Милане напиши, журналистке из Афиши. Помнишь, которая поместила твои фото со мной и Алиной в статью про московские секс-вечеринки? Её история другим боком бьётся с чувственностью и изоляцией. Во-первых, в Афише она ведёт колонку про индустрию для взрослых. Недавно с тем же Сашенькой выпускала материал. Про дистанционного раба тоже писала. Но это всё малоинтересно. Тут люди изнутри рассказать могут больше, чем прыгающий по верхам журналист. По-настоящему интересная история персонажа начинается не с его встреч, а с его собственного исходного события. Её исходное событие - журналистское - случилось в её личном блоге. До того, как она просто стала кидать туда ссылки своих публикаций в Афише. Есть одна проблема. Ты забыл, что я пыталась подать на неё коллективный иск за размещение в статье тех фотографий? Даже лучше! Глобальная беда должна сплотить людей. Пусть фотосессия с ней будет актом примирения и взаимовыручки. Красивый сюжет. 


Я Даше написала. Она согласилась.


Дарья Березовская. Называет себя воробушек-социофобушек. После того, как на моём канале появилась третья серия зацензуренных графикой фотографий, Даша заказала мне набор стикеров для своего. Стикеров с наиболее важными для неё в чатах фразами. Кроме прочего там были такие, как “НЕПОЛИАМОР” и “МОНОФЛЕКСИБЛ”.  Видимо, устав от бесконечных интервью о Назло Маме, это она направила журналистку какого-то нового издания Газпром-медиа по моему электронному следу, чтобы я рассказал, как выглядит ночь телесных практик глазами художника. С началом карантина Даша создала чат под названием Чувствительные. Специально для моральной поддержки и общения в изоляции. Рефлексия и не только. Время от времени в чат на часок-другой приглашают гостей. Психологов, мастеров медитации, всех тех, кто может научить справляться с ощущением запертости. 


Первого апреля, едва мы закончили фотосессию с Настей Марченко, приходит ссылка. Интервью опубликовано. Проходит ещё несколько часов. Снег остаётся редкими островками на газоне. На канале Назло наконец публикуют фотографии с январской вечеринки. Почему так долго? Четыре аккредитованых фотографа, восемь часов съёмки, несколько сотен гостей, и все должны были подтвердить, что не против того, чтобы их лица остались в истории. Этим моя работа удобнее. Никаких проблем с теми, кто хочет оставаться в тени. Но подробнее об этом, как раз в интервью. А уже вечером всё того же прекрасного первого апреля была обработана и опубликована первая карантиновая фотосессия Насти Марченко. Лучший День Дурака, какой помню. Столько фантиков в коллекцию. 


Отправил Насте ссылку на Сигму. Цитадель русской левой (во франкфуртском смысле) интеллигенции. Фрейдо-марксизм, фем-письмо, сложные телесно привязанные верлибры, переводы постлаканианских философствований, странные арт-проекты, критическая социология и т.д. Ещё одно государство в государстве. Только здесь феминизм не победил, но активно сражается. И никогда не победит. Ведь фундамент местной элиты - это борьба. Теоретические революционеры. Пока Сексшоперс - крупный сетевой ресурс для игроков взрослой индустрии предлагает любому производителю или магазину большие рекламные развороты за пожертвование части прибыли от продажи развлечений на дому в фонды поддержки врачей, сражающихся на передовой, пока публикует статьи о тех фирмах, которые вместо дилдаков и вибраторов стали производить маски, Сигма, журнал последней надежды русской интеллигенции  собирает сборник, посвященный нынешней пандемии. Эссе, рассказы, художественные проекты. Может, отправишь им свой проект с дистанционными фотосессиями? Надо же чем-то интересным будет оформить это их интеллектуальное начинание. Пора перекинуть мостик между двумя мирами, соткать ещё одну связь в паутине. План по захвату мира. 


А потом наступило второе апреля. И надо было снова находить себе занятия. Мой нехитрый рецепт: поддерживать других. Это отвлекает. Любимых, друзей, тех кому благодарен. Просто сидишь и следишь одновременно за всеми блогами, чатами, историями, комментариями. Делаешь комплименты, подбадриваешь, хвалишь любые творческие начинания, иногда участвуешь. Если видишь запрос - даёшь совет. Непрошеных советов не даёшь. От непрошеных советов блевать тянет. Следишь за всей паутиной контактов. Изматывает. Зато даёт цель. 


Спасибо, мне нравится твоя критика моих текстов. Нет-нет, милая, это не критика. Я не критикую: привычка учителя рисования. Я лишь стараюсь увидеть в работе или лучше в нескольких работах одного автора то индивидуальное, что их отличает. И потом стараюсь вместе с тобой подумать, куда это индивидуальное развивается, куда тебя ведёт твоя история. Поэтому, если и звучат в отдельных предложениях критические нотки, то лишь там, где ты могла бы продвинуться много дальше по пути “быть собой”. 

Личная переписка. Обмениваемся короткими видео в кружочках. В этом диалоге разговор свободнее, легче, ни о чём. Никаких разборов, советов, мотивационных речей. Простой милый трёп о прекрасно глупом. Девушка в круге лежит сейчас у себя в Москве в чёрной домашней майке. Она поворачивается на спину на секунду в кадре показывается случайно вынырнувшая грудь. Записываю ответный круг. Восторженный с полными слёз счастья глазами. Сиська! Господи, как ты прекрасна. В следующем круге девушка уже намеренно поднимает майку. Гуманитарная помощь получена. Чувства смешенные. Стало одновременно чуть полегче и чуть тоскливее. 

Захожу в чат Чувствительных. Даша  повесила вопрос о том, как работать в коллективе, когда никто не обладает ресурсом на общение в сложившейся ситуации. Накатываю большое многословное рассуждение о некоторых методиках, применявшихся мной, когда вёл детские группы. Дети ведь тоже очень часто приходят не в ресурсе на дополнительные занятия, после проблем в школе, проблем с родителями. Отправляю. И только после понимаю, что прямо сейчас, в этот момент в чате идёт интервью с приглашенным гостем.  Невнимательный. Это всё из-за распылённости. Дурак! Вопрос был адресован конкретному гостю. Мастеру каких-то телесных медитативных практик. Дурак. Дурак. Непрошеный совет. Дроп. Вырубаю все приборы. Хожу по комнате. Дурак. Провалиться под землю. Сегодня уже ничего не смогу сделать. До самой ночи меня ждёт ад самоненависти и вот это хождение от стенки к стенки. Непрошеный совет. Дроп. 


Можно, конечно, выбраться в бар. Да, все бары города закрыты. Говорят, в последний день перед введением официального карантина, Рубенштейна, барная улица, гудела, как никогда. Идиоты! Может и мне сегодня побыть идиотом? Ведь тот подпольный бар с дыбой за железной дверью и без вывески всё ещё принимает гостей. А сегодня, четвёртого в субботу, там должны собраться садисты. Попьют чай, попристают к моей подруге, работающей  барменшей. Приставать будут с предложениями потыкать её иголками или поставить к кресту. Она сейчас пишет рассказ. О том, что видит, о том, что слышит. Истории гостей этого места. Хотела посоветоваться. Вот тебе и запрос. 


К вечеру субботы я уже окончательно решил, что пойду в бар, хотя до этого писал ей, что буду соблюдать режим. Приходит сообщение. Ты всё ещё хочешь посетить виртуальную Кинки? Да. Вот ссылка на трансляцию и чаты.


Виртуальная Кинки. Когда ввели запрет на собрания больше пятидесяти человек, организаторки Кинки объявили, что устроят небольшую секс-встречу для своих, человек на сорок. Но зато будут транслировать её в прямом эфире для всех, кто купит билеты на эту трансляцию. Когда неожиданно для всех ввели режим полной самоизоляции, вдруг оказалось, что кинкстеры уже устроили до этого пробную репетиционную оргию, сняли её камеру для очков виртуальной реальности и готовы всем купившим билеты предоставить право просмотра, а также общий видеочат для гостей. Следя одновременно за всеми блогами, я наткнулся на розыгрыш трёх билетов на это событие. Достаточно было просто ткнуть на кнопку “хочу”. Ну и быть подписанным на несколько пабликов. Но я и так подписан на все. И вот я один из трёх победителей. Случайность? Какой-то слишком притянутый за уши сюжет про золотой билетик в шоколладке. Захожу на свой канал. За последний час он вырос ещё на одного подписчика. Всего одним больше. Проверяю. Та самая, написавшая мне организаторка. Никакой лотереи, никакой случайности. Меня пригласили именно потому, что я есть тот, кто я есть. А значит от меня ждут, что и я отыграю свою роль, сегодня ночью придётся поработать. Раскладываю возле монитора кисти, перья, тушь. Вот и проверю, каково с экрана рисовать.


Начинается трансляция. На моём стареньком ноутбуке видео для очков виртуальной реальности тормозит даже в низком разрешении. Впрочем, это только на руку. Работаю с зависшими стоп-кадрами. Потом перезагружаю. Новый эпизод. Выбираю ракурс. Рисую. Зал маленький. Людей почти нет. Они только начинают, очень медленно и неторопливо входят в практики. Через три наброска решаю переключиться на видеоконференцию в курилке. На экране всплывает множество кружочков. В каких-то один человек пристально смотрит в камеру. Где-то парочки. Вот одна парочка, не обращая внимание на всех прикованных к экрану начинает мило нежится. Он что-то шепчет ей на ухо. 


Резко захлопываю ноутбук. Дроп. Провалиться под землю. Сам не понимаю, с чего бы. Или просто Рыба не любит сеть. К глазам подступает тяжесть. Минуту сижу тихо-тихо подвывая себе под нос. Потом громче. Ещё громче. Сполз со стула. Катаюсь по полу. Ору. Ору всё громче. Ору пока слышу характерный настойчивый стук по батареи. Опять собирать себя по кускам. Не вышло с экрана рисовать. Нахер.