Бойня номер пять

Рецензия от Книжного Кота

По-моему абсолютно зря этот роман повсеместно урезают в названии, вторая его часть как нельзя лучше отражает само содержание и является чётким и ясным мнением Курта Воннегута о войне: "Крестовый поход детей". И действительно, когда мы думаем о войне, то представляем себе экипированных солдат, с морщинами меж бровей и бравой выправкой, на деле же их не так много на поле боевых действий, основную массу составляют худощавые мальчишки, тело которых ещё не отошло от выходок пубертатного периода, да некие "запасники", которые когда-то там, много лет назад отслужили положенный срок в армии, а потом отправились работать учителями, лавочниками, сапожниками и пр. Об этом, в общем-то, неплохо говорится в ремарковском "На западном фронте без перемен". Воннегут же продолжает традицию антивоенной литературы, но делает это уж очень по-своему.

Если вы ещё каким-то чудом ну вообще никогда не читали Курта Воннегута (что странно, потому как его очень активно издавали в СССР), то срочно это исправляйте, берите в руки "Завтрак для чемпионов" или "Прощай, Чёрный понедельник" и пытайтесь понять, что зачем и почему. После этого "Бойня номер пять" не вызовет такого взрыва мозга, как могла бы, и некоторые герои будут уже знакомы (хотя написаны романы в обратном порядке, читать именно вот так мне кажется более безболезненно для неприкоснувшихся к великому).

"Бойня номер пять, или Крестовый поход детей" - якобы автобиографический военный роман, но вот написать это всё без "якобы" у меня не вышло. Да, сам Воннегут участвовал во Второй мировой, был в Дрездене во время его бомбардировки, до этого действительно пребывал в плену у немцев и работал на заводе по производству солодового сиропа, в общем, все вехи военной судьбы Билли Пилигрима списаны из архивов собственной памяти автора, мало того, сам автор в романе тоже есть, даже в нескольких ипостасях: рассказчика, участника описанных событий и воплощением своего альтер-эго Килгора Траута.

Весь текст основной части романа разделяется на несколько различных сюжетных линий, которые на первый взгляд никак между собой не связаны. Тут такое дело: во-первых, Билли Пилигрим может путешествовать во времени, во-вторых, его как-то раз похитили тральфамадорцы на своём летающем космическом блюдце и выставляли в своём трафальмадорском зоопарке. Итого перед нами разворачиваются события 1944 года, когда Билли оказывается в плену у немцев, период его помолвки, время, когда ему идёт 45 год и парочка других эпизодов из разных периодов жизни. "Бойня номер пять" даже неким странным образом роднится с фолкнеровским романом "Шум и ярость", только в данном случае время просто скачет из одного в другое, как скачет в нём сам герой. Что самое интересное, трафальмадорцы и вовсе говорят, что линейного времени не существует, поэтому можно бесконечное число раз оказываться в любом временном отрезке, знать, чем всё закончится и вновь возвращаться к началу, потому что всё время - это такая жирная точка с разными участками, а не отрезок с чётко обозначенным началом и концом, который нам-то, пока мы живы, представляется лучом.

Абсолютно реальные события смешиваются с эпизодами общения с инопланетянами не только смеха ради и разрядки обстановки для: нас, обычных людей, те, кто прошёл войну тоже своего рода инопланетяне. А мы для них. Всякие разные военные синдромы - подтверждение того, что не так-то просто вписаться в обычное привычное русло жизни, когда ты пережил то, что абсолютно не могут достоверно и полноценно представить себе другие: Дрезден, который никогда не был стратегической точкой на военной карте был разрушен почти полностью за одну ночь, это был город, куда эвакуировали мирное население и военнопленных, где не было военных заводов и вообще ничего, что стоило бы уничтожать противникам, тем не менее, в нём было больше жертв, чем в часто упоминаемой Хиросиме. Когда ты сутками достаёшь начинающие разлагаться тела из-под завалов бомбоубежищ, наверное, ты приобретаешь не только ненависть к любого рода военной агрессии, но и осознание того, что твоя жизнь уже никогда не станет прежней, даже если тебя не похитит летающее блюдце или ты не начнёшь путешествовать по своей жизни туда-сюда.

Знаете, есть много шуток с фотографией серии книг "Игра престолов" и цветными стикерами на страницах, где кто-то умер. С "Бойней номер пять, или Крестовым походом детей" легко можно было бы проделать то же самое: умирают тут часто и обычно это сопровождается фразой "такие дела", потому что смерть во время войны - дело обычное и описывать тут совершенно нечего. Сегодня ты жив, а завтра вынес чайник из-под завалов и тебя осудили за мародёрство с последующем смертным приговором... такие дела.

Тем не менее, "Бойня №5" не оставляет ощущения трагичности или бренности бытия и в этом, конечно же, заслуга стилистики текста: смешение реалистичного и фантастического сюжета, намеренное "панибратство" рассказчика, использование просторечных выражений и авторской иронии. В центре романа самый обычный на первый взгляд герой, который, по большому счёту, не добился в жизни ничего, и кроме как "никакой" его особо и не опишешь, где бы он ни оказался, он чувствует себя словно предмет интерьера, который вы легко сможете переставить с места на место не услышав в ответ ни звука. Этот герой проживает ужасы войны, крушение собственной жизни, похищение на другую планету и при этом смотрит на мир максимально инертно. Он ни бравый парень, ни герой, ни освободитель, вся война-то для него - плен, где он встречает таких же инертных и искалеченных немцев, русских, поляков, которым всё происходящее кажется неким абсурдом, в который они перенеслись из собственной размеренной жизни. Вся война и для героев книги, и для автора - это бессмыслица, кровавый абсурд, конкретно бомбардировка Дрездена - не более, чем нелепая демонстрация военной мощи США.

Читать советую, тем более, что текст чуть более сотни страниц и не отягощён лирическими отступлениями, либо символистскими перегрузами. Если вы способны иной раз не задаваться вопросами к сюжету, прежде, чем дочитаете книгу до конца - Воннегут пойдёт хорошо, ну а на нет и суда нет.