Рубрика Аримана

by Judah V - Pedro Kantor
Рубрика Аримана

Рубрика Аримана — название, данное невероятно мощному ритуальному заклинанию, созданному кабалом чернокнижников Хаоса из легиона Тысячи Сынов после того, как легион бежал со своего родного мира Просперо на Планету Чернокнижников во времена Ереси Хоруса .

Когда из-за воздействия энергии варпа Ока Ужаса, мутации вновь стали свирепствовать в легионе Тысячи Сынов, Ариман углубился в изучение «Книги Магнуса», огромного тома, составленного примархом легиона Магнусом Красным и содержавшего в себе запретные знания чернокнижников из древних забытых времён.

Ариман считал, что книга - ключ к спасению легиона. В запутанном сборнике формул, заклинаний и обрядов Ариман нашёл то, что по его мнению, станет началом нового тайного заклинания, дабы отменить всё, что случилось с его боевыми братьями.

К сожалению, Ариман просчитался: хотя заклинание остановило необузданную мутацию, но те космодесантники, которые имели недостаток психических способностей превратились в бездумных, неживых призраков, известных как големы Рубрики, чьи души были навсегда заключены внутри их древних силовых доспехов. 

Отзвуки психического крика были услышаны через весь Империум. Множество астропатических хоров ощущали ужасающую силу, исходящую из одной точки в Варпе. Умы многих санкционированных псайкеров, которым было поручено слушать шепот Тысячи Сынов, были поглощены в мгновение ока, и из их разрыхленных тел возникли демоны Тзинча. Только девятеро выжили, чтобы рассказать о том, что они видели ».- Из статьи об Аримане от Гримуар Еретикус


История

Рубрика стала катастрофическим завершением существования легиона Тысячи Сынов в Империуме Человечества. Когда Император приблизился к завершению проекта примархов в конце тридцатого тысячелетия, он усилил гены псайкера, существовавшие в одной из зарождающихся зигот примарха, которые он генетически модифицировал. Существо, которое позже стало известно, как примарх Магнус Красный, получило самосознание ещё во время своего создания, и даже сумело установить ограниченный психический контакт с Императором ещё до того, как двадцать примархов были рассеяны по всей Галактике Губительными Силами. Император был очень доволен этим, поскольку считал, что хотя бы один из его сынов будет мощным псайкером и сможет разделить часть его бремени защитника Человечества.

Увы, геном Магнуса в конечном счёте оказался испорчен, и, когда Император использовал то, что от него осталось, чтобы создать геносемя XV легиона, проявился недостаток, получивший название "перерождение плоти", мутация, которая превращала могучих космодесантников в хищную массу мутировавшей плоти. Это часто приводило к тому, что они становились теми, кого последующие поколения стали называть отродьями Хаоса, которых очищали огнём.

Среди тех, кто был набран в легион, чтобы сформировать его ядро, был молодой воин и псайкер Азек Ариман. Как и многие из своих боевых братьев, он безуспешно искал лекарство от "перерождения плоти" и даже потерял своего брата-близнеца Ормузда, поддавшегося этой скверне. Легион был на грани вымирания, пока, наконец, вновь найденный примарх Магнус не излечил XV Легион от этого несчастья. Втайне от своих сыновей он заключил сделку с могущественным демоном Хоронзоном, Обитателем Бездны и Демоном Рассеяния, под личиной которого скрывался сам Тзинч, Изменяющий Пути, который дал Магнусу "лекарство" от страданий его легиона.

В своём высокомерии Магнус считал, что проклятие обошло его легион стороной, так как прекратилась деградация геносемени и биологическая гармония была восстановлена. Но предполагаемое "лечение" оказалось временным исправлением "перерождения плоти". Объединённые страданиями, боевые братья XV Легиона, известные как Тысяча Сынов Магнуса, сформировали сплочённое братство, фанатично преданное своему примарху и спасителю. Ариман идеализировал своего примарха, как и другие в его легионе и стремился подражать ему во всём. В конце - концов, поднявшись до должности старшего библиария, помощника и ближайшего советника Магнуса, Ариман создал со своим примархом нерушимую связь, которая повлияла на то, что примарх доверил Ариману «Книгу Магнуса».

Первая трещина в вере Аримана в Магнуса появилась в мире Гелиоса (или, как его называли солдаты "Сорокопут"), в скоплении Приют Ковчега, где неожиданно снова произошло "перерождение плоти", вызвав мутацию Гастара, члена культа Павонидов, прямо на глазах у Несущих Слово и Космических Волков:

«Внезапно Ариман ощутил рядом с собой сильнейшую пульсацию энергии, а потом увидел, что Гастар дрожит так же сильно, как и Амлоди Скарссен. Он заглянул в его ауру и ощутил горячий выброс ужаса, смешанного с извращённой энергией. Ужасающее узнавание признаков вызвало тошнотворный страх. Хатхор Маат увидел всё это одновременно с ним, и оба воина, подскочив к Гастару, сбили его с ног и попытались прижать к земле, несмотря на сильнейшие конвульсии. — Держи его крепче! — крикнул Ариман, стараясь справиться с застежками нагрудной брони. — Пожалуйста, не надо! — молил Хатхор Маат. — Держись, Гастар! Сопротивляйся! Ариман сорвал шлем Гастара и отбросил его в сторону. Перед его глазами повторялось то, чего он надеялся больше никогда не увидеть. Плоть Гастара бурлила активностью, она скручивалась и изгибалась самым невероятным образом, а мышцы и кости его черепа уже начали увеличиваться. Полные ужаса глаза воина превратились в светящиеся красные сферы, похожие на тлеющие угольки. — Помогите! — прохрипел Гастар. — Перерождение плоти! — крикнул Ариман. Он ещё старался удержать Гастара, но изменения в теле его товарища были настолько же ужасными, насколько неотвратимыми. Тело под броней стало так стремительно расти, что нагрудная пластина треснула по центру и из-под нее показалась бурлящая масса. Из ставшей необычайно податливой плоти выступили энергетические вены, поблескивающие беловатым светом. Гастар закричал, и Ариман, ошеломленный воспоминаниями о смерти Ормузда, вырвавшимися из потаённых уголков сознания, на мгновение ослабил хватку. Гастар отбросил от себя их обоих. Его тело раздулось от безобразных наростов мышц, местами покрылось коростой, а кое-где вспучились отвратительные пузыри влажной плоти. С противным шлепаньем и треском деформирующихся костей тело Гастара внезапно поднялось, хотя в этой горе плоти уже невозможно было найти ничего похожего на конечности. Вокруг раздувшейся туши вспыхнули завихрения энергетических потоков, и пронзительный крик превратился в булькающий хохот безумца» – (Грэм Макнилл, "Тысяча Сынов. Всё прах")

По мнению Магнуса, случившееся было всего лишь аберрантной мутацией, одной из миллиарда случайностей. Примарх считал, что единственный провал в "лечении" был приемлемым результатом. Но первые сомнения, что примарх не так силён и всезнающ, закрались в сердце Аримана. Эти сомнения будут продолжать изводить Аримана, и одновременно расти во времена событий, связанных с Сожжением Просперо, когда Тысяча Сынов были "спасены" Тзинчем, а Магнус стал Демон-Принцем Изменяющего Пути. Любовь и восхищение Аримана превратились в ненависть и презрение, когда "перерождение плоти" снова разразилось среди выживших Тысячи Сынов, и, Магнус, похоже, смирился с этим. Ариман решил найти лекарство.

Поддерживаемый своей ненавистью и высокомерием, и, совершенно незнающий о нелепости попытки использовать энергию перемен, Ариман углубился в волшебные знания «Книги Магнуса». Отфильтровывая колоссальные коллекции формул, заклинаний и обрядов и подпитываясь ненавистью к Магнусу и тоской над судьбой своего легиона, Ариман разработал образец могучего тайного заклинания, которое, в конечном счёте, уничтожило бы все несчастья, постигшие боевых братьев и навечно бы защитило их от "перерождения плоти".

Предварительный тест заклинания, которое Ариман назвал "Рубрика", принёс большие надежды, но он быстро обнаружил, что не хватает сырьевой мощности, дабы заклинание получило постоянный эффект. Так что Ариман приступил к работе, собрав всех оставшихся офицеров Тысячи Сынов, которым, как и ему, было отвратительно то, что постигло их легион и их примарха. Собравшись в круг Аримана, кабал чернокнижников предоставил свои силы Ариману, который дал волю всему потенциалу заклинания.

Рубрика проявила себя громадным штормом мистической силы, охватившим Планету Чернокнижников в эфирном урагане разноцветных облаков. Демоны, ставшие свидетелями этого явления, бежали глубоко в варп, поскольку мерзость, выпущенная Ариманом, могла уничтожить даже их бессмертную сущность. Водоворот энергий пал на Тысячу Сынов, как стрелы молнии. Те из них, кто был псайкером, поглотили молнию, а их психические силы резко увеличились. Однако, большинство боевых братьев, у которых отсутствовал психический дар, не смогли справиться с катастрофическим потоком энергии, вливавшимся в них. Их плоть сгорела на месте, а тела превратились в прах. Высвобожденная энергия запечатала все суставы их силовой брони, когда сожгла их тела. Когда их души попытались покинуть свои разрушенные тела, они оказались в ловушке внутри своих доспехов; мертвецами, но всё же живыми, без тела, но изменённые на всю вечность.

Для тех из Тысячи Сынов, кто пережил воздействие заклинания, испытания были далеки от завершения. Они чувствовали, благодаря психической связи, что их братья были полностью поглощены. Наиболее пострадал от этого сам Магнус, который чувствовал каждую стрелу, каждый ожог и каждое увечье, как будто они были нанесены его доспеху, телу и душе. Почувствовав, что его легион был затронут, примарх решил вмешаться, забрав контроль над заклинанием у своего старшего библиария.

После катаклизма стало ясно, что Рубрика либо превзошла самые смелые ожидания, либо была отвратительна, в зависимости от того, кто как смотрел на эту проблему. Вместо того, чтобы очистить плоть от мутаций, каждый из Тысячи Сынов был преобразован. Уплотнённые суставы доспехов были закрыты, а тела превратились в прах; то, что осталось - оболочка из движущихся доспехов, лишённая мутаций, чувств и воли. Ариман создал тех, кого в дальнейшем будут называть големами Рубрики.

Сам Ариман с большей частью кабала был в восторге: теперь его братья были неуязвимы для "перерождения плоти", и, тот факт, что они заплатили за эту защиту разрушением своих физических тел, был в его глазах приемлемой ценой. Другие, в том числе Магнус и Амон, были в ужасе от того, что некогда гордые Астартес стали лишь призрачными автоматами, едва осознающими окружающий мир остатками разума, бесповоротно разрушенного испытаниями (здесь следует отметить, что мнение Аримана эволюционировало с течением времени, и сегодня он считает Рубрику болезненным, но необходимым злом, а не чудо-решением, как считал когда-то).

Магнус, придя в ярость, напал на башню, в которой Ариман собрал свой ковен. Другие чернокнижники немедленно опустились на колени, видя ярость Магнуса, но Ариман остался стоять, считая себя правым в своих убеждениях и совершенно не раскаиваясь. Магнус, используя свою психическую силу, заставил Аримана упасть на колени, но тот злобно сказал: "Я имел успех там, где ты потерпел неудачу, Магнус…", вогнав клинок вины глубже в сердце Магнуса. Разгневанный Магнус поднял свой огромный кулак, чтобы ударить Аримана, но другой голос, мягко внедрившись в сознание, произнёс шёпотом сквозь смех: "Магнус, ты так легко разгромил моих пешек?" По неизвестным причинам, сам Тзинч заступился за Аримана, остановив руку демона-примарха. Почему он это сделал — остаётся неизвестным. некоторые говорят, что Архитектор Судьбы был впечатлён Рубрикой, а другие шепчут, что весь инцидент - не что иное, как заговор, составленный Великим Заговорщиком и разыгранный его невольными пешками.

Дабы не нарушать планы своего господина в отношении Аримана, Магнус отправил чернокнижника на поиски, изгнав его и его кабал с Планеты Чернокнижников до того дня, пока его познание природы Тзинча и варпа не увенчается успехом. С тех пор, уже более 10 000 терранских лет, Ариман и его банда Блудных Сынов скитаются по Галактике, дабы лучше понять силу и природу Хаоса. Оставшиеся Тысяча Сынов, превращённые теперь в призрачных големов Рубрики, идут в битву под началом учеников-чернокнижников Хаоса, которые являются единственными из Тысячи Сынов, кто обладает способностью командовать бездумными существами, ныне скрытыми в доспехах некогда гордого XV Легиона.

November 2, 2018
by Judah V - Pedro Kantor