Чумные десантники

Эти воины столь же безжалостны, неудержимы и несокрушимы, как и отвратительны. Их тела раздулись от гноя, но сражаются они со сверхеловеческим умением космодесантников. Они – само воплощение порчи, и каждый их хриплый вздох заражает воздух, отчего вокруг чахнет всё живое. Они чумные десантники, смертоносная язва на теле Империума человечества и бич галактики.

Чумные десантники это космодесантники Хаоса, полностью посвятившие себя богу Нурглу, Владыке Разложения и Повелителю Заразы. Нургл даёт силу тем, кто жаждет оставить лишь истлевшие развалины от величайших достижений человечества, и его смертные прислужники, чумные десантники, во имя своего гнойного повелителя несут в галактику порчу и чуму. Они могут сражаться за полководцев-отступников или вместе с прочими предателями стекаться под знамя Абаддона и его Чёрного Легиона, но всегда, будь-то небольшой рейд или полномасштабный Чёрный крестовый поход, чумные десантники возвращаются в Империум, чтобы мстить Императору, которому когда-то поклялись служить. Возглавляемые самыми могущественными воинами из своего мерзкого рода чумные десантники совершают и собственные набеги на Империум.

Происхождение

Первыми чумными десантниками стали воины четырнадцатого из двадцати основанных Императором легионов. Изначально они звались Сумеречными Рейдерами, но после встречи со своим потерянным примархом Мортарионом были переименованы им в Гвардию Смерти, в память об армии, которую он создал на родном Барбарусе. К тому времени защищавший человечество XIV легион Астартес уже прославился дисциплиной своих воинов и особенно их способностью выносить любые тяготы.

«Вы – мои несокрушимые клинки, вы – моя Гвардия Смерти. Вашей рукой свершится правосудие, и рок придёт на тысячи миров» - Мортарион, увидевший XIV легион.

В последовавшие десятилетия Гвардия Смерти неутомимо сражалась в Великом крестовом походе. Они никогда не отступали и с твёрдой решимостью бились за освобождение и объединение человечества. Неукротимые флотилии легиона рассекали холодную пустоту от одной войны к другой, пополняя запасы на ходу и останавливаясь лишь для того, чтобы дать бой. Гвардия Смерти не строила, не сторожила, лишь разрушала и убивала. Они не были ни самым скорым на руку, ни самым агрессивным из легионов, но отличались методичностью и холодной решимостью. Миры один за другим падали перед неудержимым наступлением Гвардии Смерти словно пшеница под серпом.

Примарх легиона, Мортарион, был худ, бледен и крайне целеустремлён, а созданным из своего генетического материала воинам привил ту же решимость и бескомпромиссность. С дыхательным аппаратом и огромной косой Мортарион на поле боя был подобен самой смерти. В бою он становился прирождённым лидером, но вне войны примарх был изгоем. Бледного и лысого Мортариона никогда не связывали узы дружбы ни с собственными воинами, ни остальными примархами. Лишь в двух братьях он нашёл родственные души – в Конраде Кёрзе, Ночном Призраке и ужасном господине Повелителей Ночи, и в Горе Луперкале.

Гор, возлюбленный сын Императора и магистр войны зарождающегося Империума, ценил непоколебимую отвагу Гвардии Смерти. В великих сражениях тех времён он часто направлял Мортариона и его легион в гущу боя, рассчитывая, что враг не сможет ни сокрушить, ни оттеснить его. Таким образом Гвардия Смерти становилась наковальней, стойко удерживая позиции, а как молот наделённый тактическим гением Гор обычно использовал самых агрессивных воинов, обычно выбирая собственных Лунных Волков, Космических Волков или Пожирателей Миров. Многие победы Великого крестового похода стали свидетельством безжалостной эффективности этой комбинации.

Мортарион обрёл учителя в обаятельном магистре войны, и они стали так близки, что другие примархи открыто сомневались, кому же на самом деле верен господин Гвардии Смерти. И, как оказалось, не зря, ведь когда Хаос подбил Гора на мятеж, то он убедил Мортариона примкнуть к нему. Примарх не знал, что в рядах его легиона тайные хаосопоклонники, возглавляемые его правой рукой, почтенным Каласом Тифоном, уже начали подталкивать воинов к порче. Не догадывался он и о том, какой будет цена этого решения.

Первым актом мятежа Мортариона стала Зачистка Исстваана III, когда он намеренно послал в ловушку Гора тех, кого считал ещё верными Императору. После истребления верных Адептус Астартес Гвардия Смерти открыто сражалась на стороне предателей, убивая собственных братьев.

Гор намеревался сделать Гвардию Смерти частью флотилии вторжения, которая возглавит атаку на Терру. Намереваясь присоединиться к осаде дворца Императора магистром войны, Мортарион повёл свой флот в варп. Он не знал, что отправляется навстречу вечному кошмару, от которого нет спасения, и обрекает себя и свой легион в рабство древнего зловещего бога.

Флот угодил в штиль посреди непроницаемого варп-шторма. Никто не мог провести корабли через мрак, не могли они и выйти обратно в реальный мир. Немногие знали, что на самом деле это была часть плана Каласа Тифона. Весь флот был вынужден беспомощно дрейфовать в Имматериуме.

Корабли бесцельно плыли, не надеясь на спасение, и тогда на Гвардию Смерти безмолвно обрушилась тлетворная порча Нургла. Уничтожающая Чума и Гниль Нургла, два любимых изобретения Отца Чумы, постепенно проникали на корабли.

Если бы это был любой другой легион, то воины умерли бы от ужасной заразы, но для Гвардии Смерти сверхчеловеческие тела космодесантников стали их худшими врагами. Их собственная легендарная стойкость превратилась в изъян, ведь они просто не могли умереть, несмотря на терзавшие все органы ужасные болезни. Вместо этого Гвардейцы Смерти медленно, мучительно медленно менялись…

Когда-то Мортарион и Гвардия Смерти сражались за Империум. Их посылали в битвы в самых ужасных условиях. Их посылали на планеты, где простые люди не могли не только сражаться и побеждать, но и просто жить. Эпидемии, инфекции, токсины, радиация… генетически модифицированные Астартес справлялись со всем, а Гвардию Смерти восхваляли даже братья из других легионов за её удивительную выносливость. Теперь же легионеры, ослабевшие и страдающие от охвативших корабли болезней, боялись. Их превосходные иммунные системы были бессильны.

Измученные и истощённые воины падали на колени. От бурлящей внутри заразы распухали животы. На телах вздувались пустулы, а затем лопались с жутким хлюпаньем. В густеющей на каждом корабле дымке миазмов было столько жирных мух, что они казались чёрными облаками. Извивающиеся мухи заползали в сочленения силовых доспехов, чтобы ужалить плоть, текущую там, где высасывали кровь их мерзкие пасти. Из отложенных яиц вылуплялись мерзкие личинки, прогрызающие себе путь под омертвевшей кожей.

День за днём Гвардия Смерти терпела ужасающие муки, но никто не страдал больше Мортариона. Время странно течёт в варпе, но в этом мёртвом штиле каждый час казался годом. Мортарион с растущим ужасом наблюдал, как его гордый легион разлагается на глазах. Лишь сам примарх может сказать, осознал ли он в те ужасные и бесконечные дни, что утратил всё, за что сражался, и навлёк на себя и легион проклятие. Не в силах больше терпеть мучения, Мортарион взмолился к самому Имматериуму, предлагая сначала службу, затем легион, а под конец и свою душу.

И ему ответила сущность, которая словно всё время ожидала лишь подходящего момента. В глубинах варпа великий бог Нургл, Владыка Разложения и Отец Болезней, забрал плату и принял Мортариона и Гвардию Смерти.

Так родились первые чумные десантники.

Благословения Нургла

Когда вырвавшийся из варпа флот Гвардии Смерти появился в реальном мире, то его было сложно узнать. Немногие зрелища омерзительней, чем порченые и покрытые струпьями тела заразных космодесантников. Их сочащиеся гноем доспехи часто лопаются от вздутия или ржавеют насквозь, открывая потроха, наполненные порчей. Из этих щелей исходит столь мерзкий запах, что он сам по себе может повергнуть воинов врага. Воистину чумные десантники это ходячие разносчики заразы.

Нургл выполнил свою часть сделки, пусть и не так, как рассчитывали взмолившиеся о помощи воины. Он избавил Мортариона и его Гвардию Смерти от ужасающих страданий, ведь теперь чума варпа больше не терзала десантников. Раздувшиеся от порчи воины перестали чувствовать боль. Снаряд болтера мог пробить их доспехи и взорваться среди кишок, но чумные десантники не почувствовали бы ничего. Они могли сражаться, даже если им отрубали руки или потрошили. Всегда стойкие Гвардейцы Смерти теперь были выносливее всех. Хотя раздувшиеся тела и лишили их части сверхеловеческой ловкости и быстроты, это скомпенсировала возможность пережить ранения, которые убили бы обычного космодесантника.

Когда-то Гвардейцы Смерти носили сверкающие серо-белые силовые доспехи, цвета, в которых легион служил Империуму. Но не теперь. Ничто не осталось прежним – оружие, боевые машины, сам флот – всё изменило мерзкое колдовство Хаоса. Теперь их оружие украшают богохульные символы – мерзкие на вид и тлетворные по сути иконы Нургла. Их снаряжение покрылось вмятинами, было изъедено ржавчиной или же сам металл превратился в омертвевшую плоть. Доспехи и оружие окутывало зеленоватое сияние, а унёсшие воинов навстречу року корабли теперь истекали гангренозным гноем.

Навеки заразные

Наконец, Ересь Гора удалось остановить, но забранные богами Хаоса легионы космодесантников изменились навсегда. После того как магистр войны пал от рук Императора, выжившие предавшие легионеры бежали в Око Ужаса. В отличие от других легионов Гвардия Смерти не раскололась: зачумлённые воины Мортариона организованно отступали, а верные космодесантники и Имперские Гвардейцы вновь и вновь терпели от них поражение.

В Оке Ужаса Нургл вознёс примарха Мортариона к демоничеству и даровал ему мир, который станет известен как Чумная Планета – гноящийся шар ядов и заразных газов, подобный ужасной пародии на его родной Барбарус. Так примарх вернулся домой и получил дар или проклятие бессмертия, став Князем Разложения, правящим рядом со своим Господином, Отцом Чумы, Царём Разложения. Мортариону предстояло многое сделать…

С тех пор многие предавшие космодесантники посвящали себя Нурглу, а достаточно храбрые и сильные среди них отправлялись на Чумную Планету. На этом суровом и смертоносном мире вливались в ряды смрадных воинов те, кто оказывался достаточно выносливым и выживал, чтобы поклясться в верности примарху Мортариону и его господину Нурглу. Лишь тогда они могли быть благословенны полным набором жутких штампов заразы, делающей настоящих чумных десантников.

Кроме Мортариона лишь немногие гнилоумные колдуны Нургла знают колдовские тайны создания чумных десантников. Сами ритуалы очень опасны, ведь малейшая ошибка – неправильное слово или недостаточно вымазанное в мускусе подношение – может навлечь не благословение, а гнев Чумного Отца. Даже при правильном проведении обряда не все из благословенных переживают жуткий процесс становления, ведь их тела оказываются не в силах вынести боль и вместить заразу. Известно, что Абаддон Разоритель, магистр войны и предводитель Чёрного Легиона, привлёк под свои знамёна многих из таких чародеев. В обмен на служение воинов маги-губители несут во имя магистра войны великие болезнетворные дары, наполняя его орды чумными десантниками.

«Разложение и порча плоти суть их тайные удовольствия, а для глаз людей они мерзость» - Инквизитор-аноним.

Благословеннейший из всех

Тифон, дирижёр великой порчи Гвардии Смерти, был награждён варпом и Нурглом величайшим осквернением. Пока другие легионеры превращались в чумных десантников, Тифон раздувался, его кожа и броня сливались воедино, а из спины вырывались огромные трубки из гнилых костей. В них ринулись тысячи демонических мух и выгрызли Тифона изнутри, заполнив его отяжелевшее от гнили тело. Первый капитан стал пустой колонией заразных насекомых. Он превратился во вместилище Уничтожающей Чумы.

Тифон, теперь известный как Тиф, не собирался оставаться на Чумной Планете с Мортарионом. Вместо этого он повёл свой чумной флот в реальный мир, чтобы продолжать Долгую Войну против Империума человечества, и забрал с собой тех Гвардейцев Смерти, в чьих гнилых сердцах ещё пылала жажда мести. Война Тифа терзает галактику до сих пор, словно незаживающая рана, и он остаётся самым грозным и ужасающим из всех чумных десантников.

Чумные десантники в битве

Есть у чумных десантников и иные дары, словно недостаточно одного вида и вони. Сгнившие тела, покрытые коростами головы и омертвелая плоть делают их невосприимчивыми к мукам. Они не чувствуют ран и не слабеют от боли. Случалось, что на отделения чумных десантников обрушивали всю огневую мощь целые взводы Имперских Гвардейцев, но могли лишь в бессильной ярости наблюдать, как их враги продолжают ковылять вперёд. Даже при неоднократных попаданиях выдубленные заразой доспехи-шкуры предателей либо отражали выстрелы, либо поглощали их без особого эффекта. Хотя чумные десантники и вздрагивали, дёргались или на мгновение падали, когда их гниющие тела опалял лазерный огонь, они продолжали безжалостную атаку. Сразившиеся с чумными десантниками и выжившие гвардейцы, такие как некоторые полки с Кадии, учились концентрировать огонь. Особенно эффективной тактикой, как они выяснили, является использование против предателей оружия, обычно предназначенного для уничтожения вражеских танков, хотя только выстрела осадной пушки «разрушитель» достаточно, чтобы с гарантией повергнуть порченых чудовищ и не увидеть их вновь на ногах, когда рассеется дым.

Сами чумные десантники предпочитают перестрелки вблизи и потому наступают, чтобы причинить максимальный ущерб очередями снарядов из болтеров. Если же враг осмелится атаковать в ответ, то столкнётся с уникальным для раздувшихся воинов оружием. Первое из них – чумной нож. Покрытый вмятинами металл зазубренного клинка вымазан в слизи, кишащей самыми заразными из вирусов. Говорят, что каждый нож благословляют и окунают в чаны жижи во владениях самого Нургла, и возможно это правда, ведь даже царапина от такого смертоносного оружия может принести ужасные страдания, за мгновения убивающие самых страшных врагов. Но ещё страшней другое излюбленное чумными десантниками оружие – гнилостные гранаты, иногда известные как «головы смерти». Их делают из отсечённых голов павших врагов и до краёв наполняют заразной смесью прежде, чем запечатать древним воском или расплавленным телесным жиром. Брошенные с силой сморщенные головы лопаются, разбрызгивая гнилостные соки и ядовитый гной. Взрыв высвобождает облако слепящих спор и чистой заразы, повисающее в воздухе словно тень самой смерти.

Гвардия Смерти была организована согласно принципам дисциплинированной тяжёлой пехоты, которыми чумные десантники обычно пользуются и теперь. На полях многих сражений Империум узнал, что таких предателей сложно отбросить без испепеляющей огневой мощи или прикомандированной поддержки сверхтяжёлых танков. Одетые в поношенные силовые доспехи, невероятно стойкие и не чувствующие боли еретики никогда не паникуют и охотно становятся сдерживающей врагов несокрушимой наковальней, пока коварные владыки Хаоса готовят сокрушительный удар молота. Чумные воины становятся стабильной огневой поддержкой, под прикрытием которой можно начинать атаку, или же могут бесконечно удерживать защитные позиции.

Так, в обычных во время Осады Нокстии уличных боях среди жилых зданий, несколько отделений заразных десантников сдерживали контратаку Кровавых Ангелов так долго, что их порча распространилась по всей планете. Когда мёртвые восстали в обличии чумных зомби, то Империум утратил надежду спасти Нокстию и приговорил её к Экстерминатусу. Но посланная на исполнение указа армада Имперского Флота не смогла выполнить приказ, поскольку была перехвачена и взята на абордаж чумными кораблями, возглавляемыми самим «Терминус Эстом». В узких пределах отсеков кораблей, туннелей или тесных улочках типичных перенаселённых городов-ульев чумные десантники почти несокрушимы. Даже самые отважные воины задумаются, прежде чем напасть на самых выносливых космодесантников Хаоса в галактике, ведь перспектива вдохнуть тот же тлетворный воздух или пройти по коридору, где не могут рассеяться оставленные гнилостными гранатами облака, мягко говоря, неприятна.

Чумные флоты

Многие чумные десантники рассеяны среди армий отступников. Эти больные воины отдали свою верность полководцу, по крайней мере, на время, и бьются во имя его, однако у чумных десантников всегда есть и другая обязанность. Их долг – разносить по галактике порчу во имя Нургла, что они и делают, готовя желчные варева и разнося благословения чумного бога.

Кроме демонического вторжения лучшим способом распространения нового недуга является запуск чумного флота. Флоты Нургла, больше известные как чумные флоты, представляют собой печальное зрелище. Большую часть этих искорёженных армад составляют звездолёты, ставшие жертвой заразы. В межзвёздных путешествиях затхлый рециркулируемый воздух и долгое нахождение в замкнутом пространстве являются плодородной почвой для любой заразы. Если учесть также энтропическое воздействие варп-переходов и сопутствующую опасность заражения, то неудивительно, что часто пропадают со всем экипажем целые корабли. Ослабевшие и измученные люди могут пойти ради выживания на всё, и тогда Нургл может их избавить от печальной смерти и мучений в обмен на вечное служение, тем самым добавляя к армаде новые корабли.

Но чумные флотилии не состоят целиком из отбросов, некоторые крупнейшие и старейшие корабли были созданы ещё до зарождения Империума. Линкоры наподобие «Терминус Эста» уникальны и представляют сами по себе особый класс боевых машин, чьи тайны были потеряны человечеством в Тёмную Эру Технологий и никогда не будут открыты вновь. Будь то реликвия забытых времён или простая грузовая баржа, чем дольше корабль служит в чумном флоте, тем гротескнее он становиться, ведь в варпе порча и разложение затрагивают не только живых, заболевают даже металлические корпуса звездолётов. Эти искореженные и покрытые оспинами, словно заражённые корабли отражают облик плывущих на них раздутых десантников. Ржавчина Нургла так же заразна для металла, как и Гниль Нургла для плоти. Чумные корабли с гордостью несут отметины болезней, плазменные катушки и радиационные отводы сочатся похожим на магму гноем, а на стальных корпусах вздуваются железные опухоли.

Когда новая смертоносная чума будет готова, то чумной флот снимется с якоря в варпе. Возглавляемые одними из старейших и опаснейших кораблей, чьим капитаном может быть могущественный князь демонов, владыка Хаоса или колдун, флотилии покидают Чумную Планету с полными трюмами чумных десантников и заразы. Эти Чумные крестовые походы глубоко вонзаются в сердце Империума, неся с собой пламя и смерть, а когда уходят, то оставляют за собой не только развалины. Варп-оспа, Чёрное Увядание, жуткая Щупальцевая Цинга – все эти болезни разносились по планетам и охватывали целые отчаявшиеся звёздные системы после подобных вторжений.

Знаменитые корабли

  • «Терминус Эст» - флагман Тифа
  • «Серп Жнеца» - боевая баржа Мортариона в годы Великого крестового похода, теперь флагман чумного флота, возглавляемого чумным лордом Скабарулосом Вирулентным.
  • «Разъеденное железо» - линкор, командир неизвестен. Последний раз замечен в сегментуме Ультима.
  • «Зелёная бутыль» - эскортный класс. Благодаря относительно небольшому размеру «Зелёная бутыль» показала себя способной проскользнуть через системы защиты, чтобы провести разрушительную орбитальную вирусную бомбардировку нескольких имперских миров-ульев.
«Внимание гражданам: остерегайтесь чумы зомби. Во избежание восстания все умершие должны быть сожжены в течении шести минут после смерти» - замеченный на Кадии пропагандистский плакат.

Падение улья

Что-то в вышедшем на орбиту грузовом корабле «Бродяга» вызвало тревогу, взвыли сирены. «Бродяге» запретили любую высадку в Гривпорте. Это не было странным – такое случалось то и дело. Обычно требовалось оформление бумаг, и через несколько дней ситуация разрешалась. Естественно ходили слухи, что при составлении протокола давали взятки, ведь на Селбусе никто не доверял иномирским торговцам. Но в этот раз всё было иначе. Несмотря на приказы остановиться «Бродяга» запустил три спусковых аппарата. Они так и не вышли на связь и перекрыли все каналы, так что единственным ответом на требования планетарных властей стал треск помех.

У СПО не осталось выбора, кроме как сделать предупредительные выстрелы, когда шаттлы вошли в нижнюю атмосферу. Это не возымело эффекта, и, наконец, чиновники порта поняли, что это может быть атакой. На памяти людей на планету три или четыре раза нападали орочьи грабители, и было известно, что космические пути терзают эльдарские пираты. Но Селбус был населён восемнадцатью миллиардами людей, а на расшатанных шаттлах их не могло быть больше пары-тройки сотен, шаттлы даже не были военными. Либо это были ошибки, либо это были самые коварные и отчаянные грабители в истории. Офицеры и сержанты СПО ехидно переглядывались между собой.

Но игнорирование отказа в праве на высадку было серьёзным оскорблением, и управитель порта приказал окружающим посадочные площадки зенитным батареям открыть огонь. Небеса озарились пламенем, и два приближающихся судна вспыхнули – одно исчезло в огненном шаре, а другое закружилось в воздухе и упало где-то в пепельных пустошах к югу от шпилей улья. Но последний из шаттлов сел, и войска СПО поспешили занять вокруг него позиции.

Было неясно, где на корабле взяли такой шаттл, но он был такой грязный и разбитый, что мог бы принадлежать оркам. Тёмная жидкость сочилась среди металлических пластин, таких изъеденных ржавчиной, что их словно покрывали волдыри и бубоны. Начала опускаться посадочная рампа, и наружу вырвалось тёмное облако, словно шаттл горел. Сначала солдаты СПО решили, что это и было причиной отчаянного бегства с корабля-носителя, внутренний пожар вызвал бы панику экипажа… но затем стало ясно, что это не дым, а облака чёрных мух которые разлетелись среди любопытного населения, жужжа и жаля. Те же, что спускались по рампе, когда-то могли быть космодесантниками, но теперь их облик не вызывал сомнений… чумные десантники пришли на Селбус.

Страх охватил солдат, но они вспомнили тренировки и открыли огонь из всех стволов. Но с тем же успехом СПО могло встретить чудовищ добрыми словами, а не выстрелами лазружей. Чумные десантники спокойно наступали, не чувствуя ничего. Некоторые отшатывались от ударов лазерных лучей, но затем возобновляли ровный шаг. Когда предатели прошли полпути до сформированных перед ними защитных построений, то открыли ответный огонь. Результаты их выстрелов стали сразу заметны, болтеры разрывали строй СПО, оставляя среди солдат зияющие прорехи. Когда один из чумных десантников бросил какую-то газовую гранату, то этого оказалось достаточно, чтобы выжившие солдаты побежали.

Последовала короткая, но ужасная бойня. Чумные десантники истребляли без разбора солдат и рабочих доков, стреляя, пока у них не кончились снаряды. Когда больше никто не мог бы их задержать, предатели промаршировали обратно к шаттлу и вернулись на ждущий корабль, но это было уже не важно: дело было сделано.

Их целью была не бойня в доках, но чума, которая теперь разносилась по городу. Селбус пал меньше чем за неделю.