Рэй Далио. Нас может ждать глобальная рецессия и новый мировой порядок

"Текущая ситуация по уровню последствий сопоставима с глобальным цунами. О ней стоит говорить в терминах «прибыль — баланс». Мы получили огромный удар по прибыли и дыры в балансе.

Текущий кризис похож на тот, что мы пережили 1930–1945 годах. Мы видим значительный рост государственного долга, нулевые процентные ставки, новые виды денег и кредитно-денежной политики. Америка печатает (на самом деле, просто меняет цифры в компьютерах) деньги. Министерство финансов через казначейство выпускает облигации, которые покупает ФРС. Правительство в той или иной форме раздает деньги американцам в огромных масштабах.

Европа делает то же самое — для своего населения. Но европейский банк меньше, так как мир на 70% пользуется долларами, и лишь частично — евро. В результате мы остаемся с громадным счетом к оплате. Предстоит большой разговор о том, как покрыть эти долги. Но сейчас на первом месте спасение людей.

Мы (американцы) знаем, что получим свои деньги, а европейцы знают, что получат свои. Однако большинство людей и компаний в мире не получат никакой поддержки. Возникнет сильная дифференциация между тем, какие структуры в мире получат поддержку, а какие — нет. Поэтому понадобится большая совместная работа по распределению материальных благ и счетов, которые в результате придется оплачивать.

Стресс-тест на взаимодействие

Если мы вернемся на тысячу лет назад, то обнаружим повторяющиеся циклы, на которые влияют четыре ключевые силы, определяющие прогресс.

  • Первая и самая мощная — рост производительности, которая является результатом роста качества знаний, изобретений и навыков. Производительность растет медленно — на 1–3% в год, и она не волатильна, поскольку знания не волатильны. По мере роста производительности в течение некоторого периода времени растет уровень жизни.
  • Кратковременный цикл долгового кризиса — спады и подъемы, бумы и рецессии — которые длятся 8–10 лет.
  • Долгосрочный цикл долгового кризиса. Период, когда появляются новые типы денег и кредитов — это происходит примерно каждые 50–75 лет.

    Существующий мировой порядок начался в 1945 году. В конце Второй Мировой войны была создана новая денежно-кредитная система (Бреттон-Вудская валютная система, сделавшая доллар ключевой резервной валютой), которая практически полностью уничтожила старые деньги. Следствием этой новой системы является то, что на сегодняшний день 70% существующих в мире денег и кредитов номинированы в долларах.
  • И, наконец, четвертая сила — политическая. Будь то внутренняя или внешняя политика, именно она определяет взаимодействие людей и стран между собой.

Внутренняя политика — это то, как мы боремся с разрывом между уровнями благосостояния внутри страны. От внутренней политики зависит, есть ли у нас общая миссия, «американская мечта», и следуем ли мы к ней все вместе — или же сражаемся только за личное благополучие. Революции в какой-то степени являются актами внутренней политики. Мирные они или кровавые, но результатом революции обязательно должно стать перераспределение общественного благосостояния.

Внешняя политика — отношения между странами. Регулярно возникает ситуации, когда растущая держава бросает вызов существующей — это приводит к соперничеству и войнам. В течение последних 500 лет в мире было 16 таких столкновений, 12 из которых кончилось войной. Напомню, что в мире не существует единого правового пространства. И военная мощь — тоже валюта!

Примерно каждые 75 лет происходят своего рода стресс-тесты, которые показывают, как мы взаимодействуем друг с другом. Мир достаточно богат, чтобы материальных благ хватило всем, но что делать если вы вне зоны поддержки американского доллара? Или, если вы в зоне поддержки, — доберется ли эта поддержка до вас или достанется другому? Как мы будем вести себя по отношению друг к другу — главный вопрос на сегодня.

Такие стрессы позволяют вернуться к основам — достаточно ли у нас накоплений на черный день, не слишком ли мы увлеклись роскошью (в кредит) по отношению к базовым потребностям. Достаточно ли мы ценим сам факт жизни. Такая переоценка сделает нас сильнее и умнее.

Новая глобальная депрессия и инструменты борьбы с ней

Я считаю, что мы движемся к глобальной депрессии, но я бы использовал этот термин с осторожностью. Что мы под ним подразумеваем? Что-то похожее на Великую депрессию 1930-х? В 1929–1932 годах имели место спад экономики на 10% и двузначный уровень безработицы. Да, сейчас такая же ситуация. Как с ней справились в 1933-м? Напечатали большое количество денег. Правительство использовало те же программы поддержки, которые используются сейчас, с такой же динамикой, с нулевыми процентными ставками. Прошлый опыт говорит, что подобные меры приводят к восстановлению и росту. Но сколько времени понадобится фондовому рынку, чтобы вернуться в фазу роста? Сколько времени понадобится экономике? Очевидно, что это не произойдет за месяц и даже за год. Это не первый и не последний случай в истории, и у него есть свой известный алгоритм.

Но то, что происходит сейчас — не типичная рецессия, а слом парадигмы!

Существует четыре инструмента для преодоления депрессии:

  • сокращение расходов;
  • реструктуризация долгов или их списание;
  • перераспределение материальных благ, часто через налоги;
  • увеличение денежной массы («запуск печатного станка»).

Эти способы существовали с начала времен. Я думаю, что сейчас нас ждет в основном сочетание двух последних вариантов — увеличение денежной массы и перераспределение благ. Это продлится года два-три, затем начнется восстановление.

Величайшая сила в мировой истории — человеческая изобретательность и адаптация. В ближайшее время мы станем свидетелями глобальной реструктуризации. Сегодняшний кризис пройдет, но мир изменится и сформируется новый мировой порядок. Этот опыт во многом сделает нас лучше и поможет глубже оценить базовые основы жизни.

Возврат рынков к прежнему уровню займет не один год. Нас ждут системные потрясения, которых рынок до сих пор не видел. Фондовые рынки потеряли 20 триллионов долларов. Падение спроса составило от 25 до 100%. Многие компании не в состоянии справиться с критическим уровнем долга, который накапливается из-за того, что они лишились заказов. Если у компании нет резервов и доступа к кредиту, бизнес может обанкротиться.

Многие считают, что как только мы справимся с вирусом, все встанет на свои места, но это не так. Нам придется разбирать накопленную ситуация с сформировавшимися долгами. Не все переживут ее. Каждому надо будет разобраться, насколько он устойчив к таким ситуациям и их аналогам. Всю экономику ждет значимая реструктуризация.

Сейчас важно определить, каким компаниям мы не можем позволить обанкротиться. И они получат поддержку так же, как банки в 2008 году. Но текущий кризис намного серьезнее кризиса 2008 года. Тогда проблема была в финансовой системе. Сейчас она во всей экономике. И у нас менее эффективная кредитно-денежная политика — уровень снижения процентных ставок достиг своего предела. Простая скупка финансовых активов Центробанками не сработает. Они должны выкупить долги государств, которым в свою очередь нужно поддерживать спрос и критически важные производства.

Компании, имеющие на данный момент лучшие перспективы развития, можно разделить на две группы:

  • стабильные, незакредитованные компании из отраслей, критичных для реализации базовых потребностей; это такой условный производитель супов или муки. Например, Campbell.
  • компании-инноваторы, способные легко адаптироваться к новым условиям и предложить новые решения. Обязательное условие — у них не должно быть значимой доли долгов.

Поведение инвестора

За последние несколько лет появилось много новых алгоритмов использования технологий. Значимая часть частных инвесторов придерживается пассивного инвестирования, вкладывая деньги во взаимные индексные фонды.

Переиграть рынок сложнее, чем выиграть Олимпийскую медаль. Количество богатства в мире почти не меняется, если где-то прибыло, значит где-то убыло. Пытаясь угадать, куда пойдет рынок, вы вступаете в конкуренцию с компаниями, которые инвестируют миллионы долларов в исследования и построение сложных моделей.

Однако не думайте, что наличные — надежная инвестиция. Да, их волатильность низкая, но вы ежегодно теряете в результате инфляции (долларовой) около двух процентов.

Инвестируя, помните в первую очередь о диверсификации в отношении не только категорий активов, но и валют. Самая большая ошибка — основываться на прошлом опыте и экстраполировать его в текущей ситуации.

Поэтому алгоритм поведения инвестора тот же, что и всегда:

  • диверсифицировать,
  • сохранять спокойствие,
  • не заниматься маркет-таймингом — не пытаться угадать подходящий момент для покупки/продажи,
  • осознавать ограничения наличных.

Как мы ведем себя друг с другом?

Неизбежное на текущий момент бегство от глобализации только усугубит ситуацию. Кто будет кормить людей в странах, оказавшихся за пределами глобальной сферы? Когда власть формализована и существуют процедуры, есть шанс, что важные вопросы будут решены. Но так устроено не в каждой стране. Многие люди не получат никакой поддержки. В мире не существует глобальной юридической системы. Как разрешить вопрос перераспределения материальных благ? Как люди в результате будут относиться друг к другу? Уязвимость одних стран против возможностей других — в такие-то времена…

Я глобалист и я мечтаю о том, чтобы лучшие из лучших могли работать вместе ради общей цели. Время пришло. Мы находимся во взаимосвязанном фрагментированном мире. Но мне следует понимать, что в этом мире я должен рассчитывать только на себя и занимать активную позицию, чтобы не оказаться жертвой чьих-то интересов.

Человечеству пора объединить усилия для решения вопросов эффективности на глобальном уровне. Эта истина никогда не была так очевидна, как сегодня. Но все зависит от поведения и решений власть имущих. Сейчас открыто признать, что Китай помогает Америке, политически сложно. Мы живем в мире, который настолько фрагментирован, что даже публичная благодарность выглядит опасно. Мы должны перестать демонизировать людей, вспомнив подобные примеры из истории, и понять — решение сегодняшней проблемы зависит от того, как мы ведем себя друг с другом.

Мы можем выйти из кризиса сильнее и лучше, чем были до этого. Как нам стоит измениться? Если мы заглянем в историю, то увидим, что любая система работает на тех, кто ее контролирует. В США 40% самых богатых людей инвестируют в образование детей в пять раз больше денег, чем оставшиеся 60%. И в их интересах сохранить существующую систему. Я же верю, что она нуждается в реформировании.

Я также верю, что можно испечь пирог побольше и разделить его на всех. Нужны реформы, которые будут способствовать росту производительности. Нужно не просто раздавать людям деньги, но сделать их эффективней. Надо реорганизовать всю экономическую и политическую систему. Надо инвестировать в то, что формирует наше будущее. Например, образование. Чем больше людей сможет получить хорошее образование, тем больше людей сможет соперничать и постепенно поднимать планку. Производительность покроет любые расходы, если будет реализована в верных областях.

Я верю в то, что сейчас — определяющий момент. Мы его переживем и изменимся."