Анархия и другие "измы" или ловушка для анархиста

Старинный анархический спор о приоритетах борьбы склонен возобновляться вновь и вновь. Так уж повелось, что кто-нибудь да и крикнет: "Не так вы, товарищи, думаете!", а в ответ ему крикнет другой, да и третий - услышит и включится в спор. Но иллюзии - живучая штука. Даже после окончания бурных дебатов они остаются и терзают умы споривших. Ловушка Номер Один для анархиста - это попытка поделить всю либертарную теорию на конкретные "измы" и яростно встать на сторону одного из них. Но анархию очень сложно разложить по полочкам и приклеить к каждой свой ярлычок. Как наиболее живая и меняющаяся с течением жизни теория из всех существующих, анархизм не может быть сведён раз и навсегда к простому набору догм. И жестоко ошибаются те, кто пытается это сделать.

И вот живой пример: Самурай Икс пытается задать вопрос: "какое же из двух зол меньшее - государство или международный капитал?", чтобы решить его в короткой статье. И тут же делит анархистов на тех, которые "активно ведут лишь антигосударственную деятельность" и тех, которые "отрицают и государство, и международный капитал". Естественно, что возмущённый действиями "половинчатых" анархистов читатель сделает свой выбор в пользу тех, которые "выкладываются на всю катушку", а мне останется возможность только кричать что-то вроде: "Задом наперёд, совсем наоборот!". Итак, первая ошибка - подмена реальности домыслом: тех анархистов, которые недооценивают силы международного капитала - нет. Транснациональный капитал играет свою роль в глобализации власти и иерархий, в создании мультикультурного пластилина. Кроме того, руководство крупных компаний почти всегда слито с высшими эшелонами власти. Следовательно, в так наз. "демократических" странах мы имеем налицо буржуазно-олигархические режимы с более или менее сконцентрированной властью на вершине иерархической пирамиды. Таким образом, выступая против государства, не выступать против крупного капитала попросту невозможно.

Другое дело - частная собственность. Отрицать собственность вообще - невозможно и глупо (хотя бы, вспомнить про зубные щётки). Говорить о том, что собственность может быть только коллективной/коммунитарной - неверно уже только потому, что у человека могут быть личные (кустарные, к примеру) средства производства, которые он не собирается коллективизировать и которые могут приносить ему доход без помощи как коммун, так и вообще других людей. Собственность принадлежит человеку по праву его труда. Он пользуется ей, она даёт ему средства к существованию, приносит доход - а почему бы и нет? - и имеет на это полное право. И записывать любого собственника в силы "международного капитала" - очередная подмена понятий.

Но невозможно признать легитимной собственность, присвоенную насильно. По всем показателям, среди подобных собственников лидирует государство. Остальные захватчики прямо или косвенно пользуются его поддержкой. К примеру, лишение рабочих права на адекватное возмездие хозяевам завода исходит непосредственно от государства. И, хотя средства производства должны принадлежать тем, кто на них работает, реализации этого права мешает именно госсистема. Возвращение награбленного в данном случае подрывает status quo существующего режима, делая возможным отмены народом (его частью) права государства на грабёж, т.е. на его, государства, существование.

Но, так или иначе, один человек имеет право нанять другого на работу по свободному договору. Ведь невозможно держать в коллективе/коммуне/на производстве всех существующих специалистов. А если ваша коммуна/артель из пяти человек? А если вы тот самый кустарь-одиночка? И не поможет здесь ни распределение (сверху или снизу - всё равно), ни бартер. Но если не помогает бартер, следовательно (о, паршивая реальность!) нужны деньги, т.е. эквивалент рабочей силы - меновая бумага, которой доверяют и работодатель, и работник. Что такое купюра? По сути - простая долговая расписка. Но государство забирает у нас право на собственную денежную эмиссию. Оно хочет контролировать ценность труда и регулировать экономические взаимоотношения. Властная вертикаль пытается регулировать любую сферу жизни - от политики до секса, а экономические отношения - её отличная кормушка. Здесь оно устанавливает выгодную ему экономическую систему, вводит монополии, облагает торговые операции налогами. Частные деньги устраняют государство из сферы договора. Кроме того, это отличная прививка против монополий. Естественно, власть не может этого допустить. Поэтому, не деньги - зло, а государственная собственность на них.

Экономические отношения, как и любые другие, должны строится на свободном договоре свободных людей, преодолевших условия вынужденности выбора. Государство навязывает нам одну - свою - экономическую модель, но мы не должны менять монополию одной системы на монополию другой. Мы должны предоставить каждому право выбора экономических отношений. И коммуны с их договорным распределением, и артели, и индивидуальные производства, и бартерные отношения, и трудовые чеки, и добровольный наёмный труд - всё имеет право на существование. Отсутствие принуждения - основной критерий свободного общества.

Теперь, когда мы более или менее разобрались с тем, кто что отрицает и в чью пользу, вернёмся к классификации радикалов, предложенной Самураем Икс и к другим его ошибкам.

Итак, тип No 1: "Капитал - НЕТ, государство - ДА". Госмонополия на собственность была ярче всего представлена, конечно, в СССР, но не стоит забывать и про фашистскую Германию, где крупный капитал, находясь в беззащитном положении перед государством, находился в полном его распоряжении. Кроме тоталитарных, подобным зачастую грешат и авторитарные режимы. Принцип организаций, обещающих нам "фрайхайт-арбайт-брот" - это "хороший царь - плохие бояре". В принципе, государство, отбирая у нас право на экономику, само формирует антикапиталистическую риторику. Точно так же, как изгоняя нас из политики, формирует аполитичные взгляды.

Далее - тип No 2: "Государство - НЕТ, капитал - ДА". Всё не так однозначно. Борясь против государственного режима, нельзя не бороться против его экономической составляющей. Олигархия не существует вне власти. Попытка же навязать новую власть будет встречена сопротивлением со стороны вооруженного народа. Ужасаться этому нельзя - должен же народ дать отпор тем, кто "лезет на мавзолей"! Кроме того, с уничтожением государства разрушается система монополий, им возведённая. Неограниченная их власть поддерживается госсистемой. Что они будут делать со свободой торговли, оставшись без государственной опёки? Поэтому, однозначному "НЕТ" государству - сто раз ДА! А подмену понятия "собственность" на понятие "капитал" оставим на совести классификатора. Аргумент же "раем покажется" за аргумент не принимаем.

Наконец, тип No 3: "Государство - НЕТ, капитал - НЕТ". Учитывая путаницу понятий, вспоминаем про собственность. И вот что у нас получается: однозначное "НЕТ" собственности может быть соблюдено только при условии полного всех с этим согласия. Полное с этим согласие либо вообще невозможно, либо достижимо при осуществлении репрессий. Что, мягко говоря, дело совсем не анархическое, т.к. подразумевает осуществление власти. Поэтому утопическая модель всеобщего коммунизма, как и любая утопия, работает либо везде, либо нигде.

Восторженные возгласы по поводу экономического равенства и братства в мировой коммуне слишком наивны, чтобы их можно было воспринимать всерьёз. И, к слову: где начинаются эмоции, замолкает логика. И вот из слепящей тьмы всплывает Ловушка Номер Два: записать в любимый "изм" людей побольше да поизвестней, чтобы можно было в случае чего ударить собеседника авторитетом по голове (ещё одно неанархическое занятие). Так, к примеру, "коммунистами" смогли оказаться: монархист Достоевский, открыто призывавший к империалистической войне, религиозный анархист-общинник Толстой, русские народники (почему-то предпочевшие создать ПСР, а не РСДРП), "декабристы", всем сердцем мечтавшие о конституционной монархии, Пугачёв и Разин (видно, за красивые глаза), и ранние христиане - пожалуй, наибольшие коммунисты во всей этой компании. Опять путаница - общинный либо социалистический утопизм не гарантирует коммунистических взглядов носителя. И тогда странно, что Самурай Икс так и не вспомнил Платона, Мора и Вейтлинга - как бывалых "крутых" коммунистов.

Коммунизм возможен - но не для всех и сразу. Конечно, первое его условие - безвластие. Иначе коммунам не выжить в условиях экономической монополии государства. Коммунитарные проекты хиппи в 60-х потерпели неудачу именно потому, что попытались мирно конкурировать с окружающей госсистемой. В анархическом обществе коммуны наверняка окажутся необходимы, но - далеко не везде. И это надо признать. Я не противник коммунистической идеи как таковой, а просто призываю её потесниться и не заслонять собой солнце. Предоставить друг другу свободу выбора, исключив власть и принуждение из повседневной жизни - вот поистине великая задача Революции. И я в очередной раз призываю дать возможность народу решить самому, что ему полезно, а что - нет. Уж с экономикой он как-нибудь разберётся без хитрых терминов и длинных речей.