8 случайных фактов обо мне

С подачи Антона Первушина. Только ради него, потому что флэшмобы такого сорта я не шибко одобряю.

1. Я всегда что-нибудь собирал. Не коллекционировал, а именно собирал. Была попытка стать филателистом, но это продолжалось недолго. В детстве я в основном собирал и вклеивал в альбомы картинки из научно-популярных журналов с самолетами, автомобилями и танками. Чуть позже переключился на журнальные вырезки с фантастическими рассказами и повестями. В юности собирал виниловые пластинки с авангардным советским джазом (типа трио Ганелина, ансамбля Игоря Бриля, джаз-рок-ансамбля "Арсенал") и магнитофонные пленки с западным арт-роком (Yes, Pink Floyd, Genesis, King Crimson). В эти же годы я начал собирать и свою библиотеку фантастики, жалкие остатки которой ныне разбросаны по двум городам - Севастополю и Питеру. В 90-е годы активно скупал видеокассеты (преимущественно западную кинофантастику). Последние годы отдаю предпочтение ДВД с советским и новым российским кино, собрал более 1000 фильмов. Однако сейчас, после инсульта, и это увлечение потихоньку угасает, а нового даже на горизонте пока еще не просматривается.

2. С музыкой у меня отношения странные. В детстве я учился игре на аккордеоне, однако, проучившись года полтора, бросил учебу из-за лени. Пожалел об этом в 10-м классе, когда после фильма "Розыгрыш" началось повальное увлечение ВИА. И всё же примерно год, уже после школы, я поиграл в заводском ансамбле - стучал на барабанах. Затем еще год параллельно с заводом проработал в одной из первых севастопольских дискотек - готовил программы, ставил и менял магнитофонные записи во время танцевальных вечеров и даже несколько раз вылезал на сцену, то есть выступал в роли диск-жокея. Также был главным по дискотеке в нашем студенческом общежитиии, когда учился в Николаевском пединституте. В молодости музыка у меня в комнате звучала почти всегда, а вот сейчас включаю ее достаточно редко.

3. Историческое образование я получил, по сути, совершенно случайно, поскольку всю жизнь тянулся к литературе и редактированию. Однако, когда дело дошло до выбора института, тут-то всё и поломалось. Без проблем прошел творческий конкурс в Воронежский университет на факультет журналистики (МГУ казался чем-то нереальным, а Воронеж все-таки недалеко от Москвы), но на экзамены туда не поехал - банально испугался забираться так далеко от дома. Пару раз поступал на филологию в Симферопольский университет, но не проходил по конкурсу. А когда, еще раз снизив планку, решил пробовать Николаевский педин, от филологии меня отговорила мама: с моим-то зрением -13 только тетрадки проверять. Поэтому решили попробовать историю. Ну и поступил, конечно.

4. Я несколько раз побывал на границе жизни и смерти. В 5 лет, когда я подхватил дизентерию, у меня была даже зафиксирована клиническая смерть - слава богу, родители принесли меня в больницу очень вовремя ("скорая" не приехала, и они потащили меня туда сами, на руках, пешком): еще минут 10 - и я бы этих строк сейчас не писал. Также были критические ситуации в 1984-м (когда в Николаеве после "веселых бесед" в КГБ я посидел разок на крыше 9-этажной общаги, свесив вниз ноги; спасли меня тогда Стругацкие, "За миллиард лет до конца света" - мне очень не понравилась мысль, что меня может победить не само Мироздание, а всего лишь "эти" - литературоведы в погонах) и в 1991-м годах (в Питере на Лесном проспекте я нарвался одним зимним вечером на банду хулиганствующих подростков, от которых оторвался почти чудом). Последний раз я испытал это "приятное" ощущение балансирования на грани в сентябре 2007 года, причем осознал, что случилось, и ужаснулся не тогда, когда у меня в голове порвался сосудик и я полностью утратил управление левой половиной тела, а лишь несколько часов спустя, уже в больнице под капельницей.

5. Свое первое периодическое издание я начал издавать в 3-м классе - это была газетка в одну тетрадную страничку, где я из номера в номер публиковал безразмерный фантастический рассказ собственного сочинения. Газету я печатал на отцовской пишущей машинке, но в 1-м экземпляре. Любопытно, что в классе у меня даже появилась пара последователей, которые писали свои газетки от руки, но их хватило ненадолго. Как и меня, впрочем. А рассказ так и остался незаконченным.

6. За всю свою жизнь я украл лишь несколько вещей. Но отчетливо помню только две из них, которые я украл в детской библиотеке. Это были книги братьев Стругацких (7-й том из "Библиотеки современной фантастики", в котором были вырваны 4 страницы из "Понедельника", и я потратил немало усилий, чтобы восстановить эти страницы на пишущей машинке) и Дмитрия Биленкина (сборник рассказов "Проверка на разумность"). Глядя на эти книги на своей полке, я всегда испытывал жуткий стыд, поэтому больше никогда ничего не крал (если, конечно, не считать бутылок водки на корпоративных банкетах).

7. В середине 90-х я однажды чуть не потерял в поезде 50 тысяч долларов, которые вез из АСТ в "Терру Фантастику" - это были гонорары авторов и зарплата всего издательства. Сначала я дерябнул с друзьями в "Стожарах" у Каширина и к поезду приехал уже тепленьким, затем заполировал это дело бутылкой "Финляндии" в купе с попутчиками и залез на свою верхнюю полку. Один из попутчиков, кстати, был офицер Генштаба. Деньги в поезде я обычно клал к себе под матрас. При подъезде к Бологому я проснулся, сунул руку под матрас и - о ужас! - денег там не обнаружил. В общем, я даже попытался устроить шухер, но с похмелья, думаю, он получился достаточно вялый и неубедительный. И только уже перед Питером, когда я окончательно очнулся, обандероленная пачка с баксами обнаружилась на полу под нижней полкой. До сих пор не очень понимаю, как она могла туда провалиться, но хорошо помню, с каким облегчением я сунул ее обратно в карман.

8. Я очень не люблю писать какие-либо тексты, хотя почти всю жизнь только этим и занимаюсь. Зато я люблю придумывать самые разные идеи и осуществлять сложные проекты - ансамбли, дискотеки, клубы, журналы, книги, сайты, видеоролики. И еще я люблю редактировать чужие тексты, это у меня получается лучше всего. Но и от этого занятия я, пожалуй, уже устал, и теперь я очень редко увлекаюсь чем-либо всерьез. Так что уж извините, если этим признанием я кого-либо обидел.

Флэшмоб передавать дальше никому из френдов персонально не буду. Кто захочет, тот и сам это сделает, без моей указки.