«Мамы хотят, чтобы дети были живы»

Не успели прослушать выпуск Квиркаста о «Родительском клубе»?

Теперь его можно прочитать, и проникнуться главными моментами — мамы Елена, Наталья и Надежда рассказывают о том, что такое «Родительский клуб», как они пришли к активизму, как проходили каминг-ауты в их семьях, и делятся советами о том, как поддержать себя и своих детей.

Мамы "Родительского клуба"

Что такое «Родительский клуб»? Как он появился?

Елена: Инициатива «Родительского клуба» появилась на эмоциональной волне фестиваля «Бок о Бок», после обсуждения фильма «Молитвы за Бобби». Фильма, который как раз поднимает проблемы непринятия в семье, непринятия, в первую очередь, матерью своего ребенка, раскрывает проблемы отношений в семье после каминг-аута. В момент обсуждения в зале оказались несколько мам, чьи дети привели их посмотреть эту картину. Их попросили подняться на сцену и сказать пару слов.

Наталья: Поднявшись на сцену, эти мамы смотрели в зал и видели множество ребят, и своих детей среди них. И тогда они поняли, что хотят помочь, хотят помочь всем детям, не только своим. А помочь можно лишь объединившись. Так это и произошло, мы объединились, назначили время и место, и проводим встречи для ребят и их родителей. Чтобы помочь и родителям, и детям.

Что происходит на встречах «Родительского клуба»?

Елена: Когда «Родительский клуб» собирался в первые раз, все думали, что это будет именно место встречи для родителей, где бы они могли поговорить, поддержать друг друга, оказать помощь, не профессионально-психологическую, а скорее чисто житейскую. Ведь переживания у многих очень похожие, близкие.

Но скоро стало очевидно, что мамам довольно трудно прийти на встречу, особенно в первый раз, возможно страшно. Молодежь оказалась более мобильной, более смелой.

Часто выходит, что сначала на встречу приходят молодые люди, еще до каминг-аута, чтобы узнать: как это сделать менее травматично для родителей? Что ответить родителям в момент каминг-аута? Как утешить? Как помочь пройти через эти переживания?

Иногда приходят после неудачного каминг-аута, когда надо налаживать отношения в семье.

В «Родительский клуб» приходят за советами о каминг-ауте, а потом, часто, возвращаются вместе со своими мамами, или уже мамы приходят одни.

Расскажите немного о своем опыте, как вы оказались в «Родительском клубе»?

Надежда: Мой сын активист, это он попросил меня прийти, посмотреть как все происходит тут, ведь мне многое было непонятно.

У нас многодетная семья, помимо младшего, у меня есть и старшие сыновья, которые не очень хорошо восприняли все это. У нас в семье были проблемы, в какие-то время было хуже, в какое-то лучше. Многие наши родственники, друзья, знакомые отсеялись, когда узнали о каминг-ауте моего сына.

В первый раз я пришла просто послушать, даже несколько первых раз я приходила и просто слушала, чтобы разобраться в себе. А потом, когда стали приходить сюда ребята, я поняла, что это правильно, что, что бы ни случилось, я буду поддерживать своего сына, и всех его друзей и подруг, тех, кто оказался в ситуации, когда их родные отвернулись от них, не приняли их такими, какие они есть. Я хочу дать им то тепло, ту заботу, которой они лишились, не хочу чтобы они остались как бы за порогом. Ведь, к несчастью, мысли у них иногда появляются нехорошие… и мне становится страшно за этих ребят.

Иногда ребятам кажется, что они остались одни со своей проблемой. Что это только их беда. Их уверяют, что большинство не примет их.

Но приходя сюда они видят других ребят, они понимают, что не одни в этом Мире. Они радуются. Встречаясь и прощаясь мы обнимаем их, и мы понимаем, что нужны им.

Наталья: Мой дом всегда был открытым. Всегда в доме было много ребят, и я знала, что часть нашей большой компании относится к ЛГБТ-сообществу. Наши отношения были очень дружескими, мы поддерживали друг друга. Поэтому мне и предложили прийти сюда, в «Родительский клуб». Мне просто сказали, что я должна прийти сюда, раз у меня получается поддерживать так много людей у себя дома, то я должна прийти и продолжать свою деятельность здесь, в клубе.

C какими запросами обычно приходят на встречи с мамами?

Елена: Чаще всего в «Родительский клуб» приходят те, кто уже принял себя, разобрался в себе. А, приняв себя, им становится уже некомфортно жить внутри семьи, хочется открыться. Люди не хотят скрываться, не хотят выдумывать какие-то легенды, врать о себе. Особенно в семьях где отношения теплые, близкие. Хочется взять своих родных в союзники, перестать скрываться, притворяться. Хочется уже быть самими собой.

Наталья: Им хочется сделать каминг-аут, но это страшно. Они задаются вопросами: «Как отнесется мама? Не испугается ли?». Некоторые приходят и говорят: «Я готов признаться, но я боюсь, что это убьет мою маму!».

Наша задача доказать, что не убьет. Да, будет трудно. Я не знаю людей, которые это легко восприняли. Для принятия требуется время, кому-то неделя, кому-то месяц, кому-то годы.

На осознание себя у ребят уходят годы, кто-то знает о себе с детства, кто-то с подросткового возраста. А на маму это сваливается неожиданно, и особенно тяжело, если мама ни о чем не подозревает.

И вот приходят ребята, которые понимают, что это будет шок. Они хотят сделать свой каминг-аут менее травматичным, хотят знать, что говорить, какие доводы, какие слова подобрать, как поступить правильнее. То, что это будет серьезное переживание понимает каждый.

А иногда приходят ребята после неудачного каминг-аута, приходят с душевной раной. Они спрашивают: «Почему мама не приняла меня, ведь вы принимаете?». Хотят понять, что они сделали не так, что не так в их отношениях, как наладить эти отношения теперь.

Мамы "Родительского клуба"ъ"

Приходят ли папы на встречи «Родительского клуба»?

Елена: Практически нет. Кто-то из отцов живет за границей, кому-то в силу своего характера, темперамента, тяжело так открыто говорить об ориентации или идентичности своего ребенка. По мнению наших героинь, отцы зачастую проще принимают каминг-аут, менее драматично, нежели матери. Принимают и успокаиваются.

Какие советы вы можете дать ребятам, которые собираются сделать каминг-аут?

Во-первых, каминг-аут нужно делать когда вы уже уверены в себе, когда разобрались в себе, когда сами приняли себя.

Надежда: Чтобы, когда вы будете говорить со своей мамой, чувствовать, что вы достойны принятия, любви, уважения. Чувствовать, что это правильно, что это не какая-то болезнь, не какое-то извращение, что все нормально.

Нужно самому изучить вопрос. Страшно поначалу, когда думаешь, что один. Думаешь, что один такой в мире, что «есть все, а есть ты». Но вы не одни.

Наталья: Кто-то сказал, что мир удивился бы, если бы над каждым геем и лесбиянкой зажглась бы лампочка. Удивился бы, почему стало так светло.

Очень нужно знать, что ты не один, сразу становится легче, легче разобраться и принять себя.

Во-вторых, нужно выбрать правильный момент для каминг-аута.

Елена: Мне лично не нравится когда ребята совершают каминг-аут по телефону или по почте. Я понимаю, что это трудно говорить лично, решиться на этот шаг. Кажется, что вот написал письмо, закрыл ноутбук и все сделано. Но тут очень важно сделать каминг-аут в подходящее время. Не когда у мамы болит голова, не когда у нее проблемы на работе или дома, не когда она куда-то спешит. Важно выбрать спокойное время. Быть рядом. Ждать подходящего момента для этого разговора. Момент очень важен.

В-третьих, после того как вы совершите каминг-аут, стоит сразу начать какой-то разговор. Вытащить маму (или любого близкого человека) из этого шокового состояния. Начать выяснять, что она думает.

Елена: Например, когда мой сын совершил каминг-аут, я тогда думала, что это какие-то совершенно развратные люди, которые где-то тусуются по клубам, в кожаных штанах и в перьях, все разукрашенные. Что это люди, которые просто не хотят быть как все, что это просто вызов обществу, эпатаж. Меня так воспитывали. Я тогда думала, что это результат какой-то маргинальности, неправильного воспитания, что уж в моей-то семье, такой хорошей и интеллигентной, этого всего быть не может.

Для меня было потрясением узнать, что мой сын уже в группе, что есть такая ЛГБТ-группа, и что это не какой-то клуб в подвале. Что тут встречаются умные, культурные люди, которые ведут совершенно приличные разговоры на важные для них темы, делятся своими проблемами.

Важно было узнать, что мой сын не будет где-то там скакать и непонятно чем заниматься. Что он будет в обществе уважаемом, приличном. Да, немного закрытом, в силу обстоятельств.

В-четвертых, совершая каминг-аут, необходимо понимать, что вам предстоит большая методическая работа. Нужно быть готовым предложить родителям литературу, ответить на их вопросы.

Елена: В конце-концов нужно просто подойти и обнять свою маму, своего папу. Нужно дать почувствовать, что вы все такие же, даже после этого признания.

Как еще можно смягчить момент каминг-аута для родителей?

Надежда: В каждой семье все происходит по-разному. Молодые люди приходят в «Родительский клуб», слушают разные истории, примеряют их на свои семьи, набираются тут и там ответов на свои вопросы, общаются между собой. Каждый сам лучше всего знает своих маму и папу, знает к ним подход, нет какой-то абсолютной схемы, по которой можно сделать каминг-аут. По мнению мам, каждый ребенок должен найти свой способ.

Наталья: Например, в моем доме каминг-аута не было. Я узнала о том, что мой сын гей, из его дневника. Я очень переживала, все одна, все в себе. Мне нужно было все это пережить. Поначалу думалось, что все пройдет, рассосется, что это какая-то ошибка, что он просто запутался. Была надежда, что все наладится. Потом потихоньку я стала искать литературу, общаться с его друзьями, я стала понимать кто из них гей, кто лесбиянка, кто натурал… Стала поддерживать их всех, приняла их всех.

Мне было тяжелее, возможно, как родителю, так как я тогда была одна. Переживала все это одна.

Во многом от самого человека зависит, как родитель воспримет каминг-аут. Нужно показать маме, что все в порядке, что жизнь не рушится. Ведь она впадает в панику, понимая, что жизнь ее ребенка станет тяжелее, много сложнее. Нужно показать ей, что все будет хорошо, что вы уже добились успехов, и будете добиваться их в будущем, что ваше положение далеко не отчаянное.

Елена: Действительно родители часто впадают в панику. Думают, что все рассосется, что это лечится. Мы не начинаем принимать ситуацию пока не уверены в ней, пока есть эта надежда на то, что ситуация ошибочна. Поэтому очень важно, чтобы ребенок сказал: «Нет, я уверен в себе, я думал об этом месяцы, годы. Я убежден, что я такой. Все другое для меня фальшь и мимикрия. Я хочу быть самим собой».

И часто бывает, что родители пытаются «спрятать голову в песок», после каминг-аута говорят о чем угодно, о погоде, об обеде, о политике, но этой темы не касаются, потому что эта тема страшная. Проще сделать вид, что этого нет. Но это есть. И надо решать на чьей ты будешь стороне. Как будешь защищать своего ребенка.

Что бы вы предложили почитать и посмотреть другим родителям или детям, которые готовятся сделать каминг-аут?

Елена: Во-первых, замечательный фильм «Молитвы за Бобби» — это фильм про отношения матери и ребенка, пример очень трепетной, хорошей матери, которая не сразу приняла своего ребенка. Героиня фильма имеет реальный прототип, в Америке она стала активисткой ЛГБТ-движения, объединила людей. Героиня смогла принять своего ребенка, к сожалению, когда было уже слишком поздно, когда его уже не стало в живых.

Мамы «Родительского клуба» хотят, чтобы дети были живы. Хотят поддержать их вовремя, пока не поздно.

Во-вторых, брошюры и книги «Выхода». В комьюнити-центре и на сайте «Выхода», можно получить много информации, можно взять или скачать книги, написанные психологами о том как сделать каминг-аут в семье. Как поддержать родителей, что сказать.

Так же есть сайт «Иллюминатор», там можно найти и трудные, научные исследования, и истории родителей.

Знаете ли вы организации похожие на «Родительский клуб» в других городах? Что делать тем, кто живет в регионах? Куда обратиться за поддержкой?

В некоторых крупных городах, конечно же, есть инициативы, похожие на «Родительский клуб». Эти сообщества не очень открыты и чем меньше населенный пункт, тем закрытее сообщество. У людей есть совершенно серьезные основания опасаться.

Елена: Часто ребята, приезжая из маленьких городов, находят сообщество, находят необходимую им поддержку, но их родители остаются там. И это очень сложно.

Конечно, многое можно найти в интернете. Можно и написать нам письмо. Можно и организовать внеплановую встречу. Иногда ребята просят нас собраться, когда их родители приезжают на небольшой срок, который не попадает на дни наших встреч. И мы собирались так несколько раз. Собирались в кафе, даже у меня на даче как-то. Эта поддержка, оказанная вовремя, гораздо важнее нашего личного времени.

Какие слова поддержки вы бы сказали тем, кто еще не прошел каминг-аут в своей семье?

Наталья: На своем опыте, и опыте своего ребенка, я вижу насколько он изменился, как важен для него был каминг-аут. Я вижу как он расцвел, какое облегчение он ощутил, когда признался мне… и я не умерла.

Для родителей, важно в тот момент как бы сгруппироваться. Убедить себя, что вы с этим справитесь. Справитесь с первым шоком, а потом все наладится. Надо постараться не показать своего отчаяния, облегчить ребенку этот первый момент. Подойти, обнять, сказать, что вы на его стороне, даже если вы на самом деле, внутри, еще не совсем готовы. Потом это все придет.

Надежда: Важно также предупредить ребят, что если ваш каминг-аут окажется неудачным. То есть, вы признались, но ваша мама начала кричать, обвинять… то это не негатив к вам, это ее отчаяние и страх говорят в ней. То, что сказано в первый момент, возможно будет резко, грубое слово может вырваться со страха… в первый момент. Нужно это понять и простить, постараться забыть потом.

Елена: После того как вы выслушаете своего сына или дочку, после того как между вами пропадет эта стена, после каминг-аута ваши отношения станут ближе, доверительнее, теплее. И насколько больше вы будете ценить другдруга, любить и дорожить друг другом.

Встречи «Родительского клуба» проходят в Петербурге каждый третий понедельник месяца, в комьюнити-центре ЛГБТ-инициативной группы «Выход», а сейчас — онлайн.