Дайджест "Научно-методическая деятельность Бийского филиала ЦРС ВОС"

3 квартал 2021

Несмотря на лето и период отпусков в Бийском филиале ЦРС ВОС продолжается работа по формированию методической базы по вопросам социальной реабилитации и профессиональной подготовки инвалидов по зрению и слепоглухих.

30 сентября 2021 года специалисты Бийского филиала ЦРС ВОС приняли участие в деловой программе VI чемпионата Алтайского края по профессиональному мастерству среди лиц с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья «Абилимпикс». Преподаватель пространственной ориентации Овчинникова Олеся Ивановна в ходе митап-встречи провела обучение волонтеров по сопровождению инвалидов по зрению в ходе проведения культурно-массовых мероприятий, а директор Филиала Астанин Артем Анатольевич выступил с докладом на Краевой научно-практической конференции "Инклюзивное образование: равные возможности - новые перспективы".

Тифлокомментарий к картинке: логотип Чемпионата Алтайского края Абилимпикс. На фоне карты райнов Алтайского края, выполненной в голубых и синих тонах и помещенной на белом фоне, размещается логотип Чемпионата Абилимпикс - стилизованная строчная буква А, овал которой состоит из непересекающихся друг с другом полос красного, зеленого и желтого цветов, а наклонная линия справа синего цвета. Ниже размещается надпись синего цвета Абилимпикс 2021, а еще ниже красными буквами написано Алтайский кра

В этом году в деловой программе Чемпионата приняли участие наши друзья и коллеги из КРО АМИ "Аппарель" г. Калининграда. На Конференции они выступили с докладом на тему "Практики профориентационной работы, профессиональной подготовки и дальнейшего трудоустройства подростков и молодёжи с инвалидностью".

4 июля 2021 года в научном журнале "Вестник психологии и педагогики Алтайского государственного университета" Том 3 №2 (2021) была опубликована исследовательская работа коллектива авторов-преподавателей Бийского филиала ЦРС ВОС, Миллера Виктора Филипповича, Овчинниковой Олеси Ивановны и Сузоповой Елены Павловны на тему "Способность к принятию решений как одна из составляющих интеллекта и как фактор, влияющий на уровень мобильности слепых". Содержание работы приведено ниже. Скачать статью в формате pdf можно по этой ссылке:

СПОСОБНОСТЬ К ПРИНЯТИЮ РЕШЕНИЙ КАК ОДНА ИЗ СОСТАВЛЯЮЩИХ ИНТЕЛЛЕКТА И КАК ФАКТОР, ВЛИЯЮЩИЙ НА УРОВЕНЬ МОБИЛЬНОСТИ СЛЕПЫХ

Сузопова Елена Павловна

Преподаватель, Бийский филиал ЦРС ВОС, г. Бийск, Россия

Миллер Виктор Филиппович

Преподаватель, Бийский филиал ЦРС ВОС, г. Бийск, Россия

Овчинникова Олеся Ивановна

Преподаватель, Бийский филиал ЦРС ВОС, г. Бийск, Россия

В современной психологии существует достаточно большой круг определений, касающихся термина «интеллект». Эти определения отражают сущность мыслительных процессов человека в различных сферах жизнедеятельности. Найти единое, всеобъемлющее определение термина «интеллект» не просто. Однако с уверенностью можно утверждать, что интеллект –это совокупность самых различных индивидуальных мыслительных способностей человека, определяющих его поведение при решении проблем, возникающих в разнообразных жизненных ситуациях. Исходя из этого содержание данного термина не может быть избыточным по количественному показателю, определяющему интеллектуальные способности человека. Тем не менее для иллюстрации проблемы выбора наиболее подходящего определения рассматриваемого феномена можно использовать одно из высказываний М.А. Холодной: интеллект–форма организации индивидуального опыта в виде наличных ментальных структур, порождаемого ими ментального пространства ментальных репрезентаций происходящего. В рамках заявленной темы будет рассматриваться одна из важнейших составляющих интеллектуальных процессов у незрячих –способность принимать решения в процессе их взаимодействия с окружающей средой в контексте мобильности незрячего.

Современные тифлологи в своей научной и практической деятельности во многом опираются на формулу, предложенную профессором В.С. Сверловым: Самостоятельное передвижение слепых = Мобильность + Пространственная ориентация. Данное утверждение с течением времени не утратило своей актуальности и достоверности. Научно-технический прогресс постоянно расширяет возможности незрячих в плане их самостоятельной пространственной ориентации и мобильности. На рынке тифлотехнических средств представлен широкий спектр образцов цифровых приложений и аппаратных устройств вспомогательного характера, позволяющих незрячему повысить степень контактности с объектами различных типов пространства и увеличить поток поступающей к нему полезной информации об окружающей среде (ультразвуковые трости и очки, навигационные и мобильные приложения с различным функционалом для сенсорных устройств, система радиоинформирования и звукового ориентирования «Говорящий город» и др.). Вследствие этого современный вид вышеприведенной формулы В.С. Сверлова можно модернизировать следующим образом: Самостоятельное передвижение слепых = Мобильность + Пространственная ориентация + вспомогательные тифло-технические средства (ТТС). Быстро изменяющиеся социальные условия современной жизни в результате развития общественно-экономической формации делают процесс самостоятельного передвижения слепых более разнообразным, что, в свою очередь, вынуждает незрячего, искать решения в различных жизненных ситуациях, опираясь на свои интеллектуальные способности. Далее, в контексте статьи, термин «интеллект» и его производные будут рассматриваться в рамках ограниченных способностей незрячего человека самостоятельно принимать решения.

Депривация зрительного органа приводит к тому, что человек постоянно должен искать нетрадиционные решения в различных ситуациях, связанных с определением своего местоположения в пространстве, при выполнении трудовых операций, а также в процессе самообслуживания и при ведении домашнего хозяйства. Можно утверждать, что главенствующее место в перечне различных сфер деятельности незрячего человека занимает процесс пространственной ориентации на том основании, что навыки взаимодействия с окружающей средой необходимы не только при самостоятельном передвижении из одной точки в другую в макропространстве (на улицах населенного пункта, в условиях естественной среды и др.), но и при выполнении определенных видов деятельности в микропространстве: кухонный стол (приготовление и прием пищи), рабочий стол или верстак, теннисный стол (шоу-даун), при проезде в городском пассажирском транспорте и др. У разных категорий незрячих компенсаторные процессы включаются и длятся в зависимости от факторов, связанных с их социальным портретом (пол, возраст, образование, профессия, психофизическое здоровье, стаж слепоты и т.д.), а также с условиями, определяющими степень их активности в различных сферах жизнедеятельности, т.е. возникающимив социуме (семья, рабочий коллектив, коллектив Реабилитационного центра, друзья и соседи). Но, невзирая на вышеприведённые факторы и условия, такие личностные качества незрячего, как характер, интеллект, а также его эгоконцептуальное ядро (установка на самореализацию в каком-либо виде деятельности, принципы формирования взаимоотношений в социуме с учетом уровня самооценки, принципы построения личной зоны комфорта, видение своего места в обществе как перспективный результат процесса интеграции) являются определяющими в формировании его жизненных планов и реализации интегративных способностей в целом. При этом следует понимать, что термин «эгоконцептуальное ядро» охватывает более узкий спектр психологических особенностей, в отличие от термина «личностный менталитет».

Чтобы нагляднее представить себе значимость способности незрячего принимать решения, предлагается разложить на составляющие понятия «мобильность» и «пространственная ориентация». Мобильность = Воля (3) +

Мотивация (2) + Интеллект (2) + Физический потенциал (1).

Примечание: цифры в скобках указывают на степень значимости слагаемого в рассматриваемом процессе по сравнению с другими компонентами. Чем больше цифра, тем выше степень значимости.

Мобильность, как психофизическая готовность к взаимодействию с окружающей средой, обеспечивает незрячему возможность быстро принимать правильные решения в различных сложных ситуациях, возникающих в процессе самостоятельного передвижения. Уровень этой готовности тем выше, чем больше опыт незрячего, приобретенный им в результате взаимодействия с различными типами пространства. Причем принимаемые решения должны обязательно укладываться в два основных принципа самостоятельного передвижения слепого: во-первых –безопасно, во-вторых – удобно. Далее будут приведены наиболее часто возникающие ситуации, требующие от незрячего принятия решения:

1. На какую группу приемов работы длинной тростью, повышающих эффективность процесса самостоятельного передвижения, следует перейти незрячему в изменившихся условиях?

2. Как выйти из ситуации, если утрачен контроль над процессом определения своего местоположения (пытаться выйти самостоятельно или прибегнуть к помощи окружающих)?

3. Какое действие следует предпринять слепому, когда на пути его следования возникло серьезное препятствие (обойти, объехать, используя городской пассажирский транспорт (ГПТ), обратиться за помощью)?

4. Как поступить в ситуации, когда при поездке в ГПТ был изменен (в отличие от привычного) маршрут движения автобуса?

5. Какие задачи при посещении объектов общественного назначения (ООН) можно решить самостоятельно, а какие –с помощью окружающих (покупка товаров в супермаркете, посещение стадиона и др.)?

Здесь будет уместным привести последовательность этапов данного процесса: определение наличия проблемной ситуации, анализ содержания проблемной ситуации, поиск решения выхода из нее, практическая реализация принятого решения.

Фактором, влияющим на перспективу выхода незрячего из сложной ситуации, будет являться его способность принять решение с опорой на имеющийся опыт самостоятельного передвижения в частности, а также на жизненный опыт в целом.

Пространственная ориентация = Пространственные представления (3) + Интеллект (3) + Сенсорика (2) + Высшие психические функции (2).

Интеллектуальные способности слепого в процессе пространственной ориентации, как правило, реализуются в рамках решения трех основных задач: выбор направления, поддержание выбранного направления, обнаружение конечной цели маршрута.

Приведенные формулы показывают и доказывают состоятельность утверждения, что интеллект слепого занимает в процессе самостоятельного передвижения одно из приоритетных мест. На первый взгляд вопрос о том, какая из составляющих в формуле мобильности важнее, является спорным. Можно найти достаточно много конкретных примеров того, когда незрячий повышал уровень своей мобильности, руководствуясь в большей степени жизненными целями или опираясь на устойчивую эмоционально-волевую сферу. В данном контексте мотив определяется как форма проявления потребности, побуждение к деятельности, определяющее ее направленность на тот или иной конкретный материальный объект или на объективно сложившуюся ситуацию.

Интеллект, как научный термин, раскрывается во множестве значений с учетом того, в каких сферах жизнедеятельности человека он используется. Применительно к различным видам реабилитационной деятельности незрячих (социальная адаптация и реадаптация, абилитация и реабилитация) следует вычленять наиболее значимую для процесса самостоятельного передвижения составляющую –способность незрячего принимать решения в результате анализа поступившей информации о сложившейся проблемной ситуации.

Исследование, проведенное в условиях Бийского филиала ЦРС ВОС им. М.Н. Наумова, было направлено на выявление разницы в способностях обучающихся по принятию решений в сложных ситуациях по следующим критериям: скорость принятия решения, качество принимаемых решений и безопасность содержания принятого решения. В основу исследования были положены результаты работы педагогов Центра с двумя категориями незрячих: с людьми, потерявшими зрение в зрелом возрасте, и инвалидами с рождения или раннего детства. Такое деление было обусловлено интересами образовательной системы Центра реабилитации, связанными с разработкой и интегрированием педагогических технологий в реабилитационный процесс, которые в перспективе позволят повысить эффективность обучения незрячих.

Исследования проводилось в вышеописанных группах незрячих.

Для первичного изучения интеллектуальных способностей учащихся был применен метод опроса с целью выявления мнения, отражающего уровень способности самостоятельного принятия ими решения в заявленной проблемной ситуации. Также был использован метод экспертного опроса, в ходе которого педагоги Центра реабилитации поделились опытом по работе с инвалидами по зрению, участвовавшими в исследовании, с точки зрения реализации последними их интеллектуальных способностей.

Для практического подтверждения результатов исследования был применен метод эксперимента –на занятиях по учебным дисциплинам отделения социальной реабилитации осуществлялось моделирование проблемных ситуаций, при анализе которых были получены промежуточные замеры, отражающие уровень самостоятельности незрячих. Так, например, на уроках по пространственной ориентации учащимся предлагалось пройти между автомобилем и газоном. При этом автомобиль по отношению к газону стоит под углом и незрячий постепенно по сужающемуся пространству («коридору») заходит в тупик, и ему предстоит сделать выбор: обойти автомобиль по газону, вернуться и обойти автомобиль кругом, остановиться в ожидании помощи окружающих. Для верификации полученных данных был проведен контент-анализ журналов успеваемости по учебным дисциплинам.

Первая волна исследования была проведена на первичных этапах обучения инвалидов по зрению, поступивших на курс социальной реабилитации. В ходе этого было протестировано 17,3% незрячих инвалидов с детства и 82,7% незрячих, потерявших зрение в зрелом возрасте. Обучающимся предлагалось принять решение в проблемной ситуации, содержание которой заключалось в следующем: незрячий самостоятельно идет по улице населенного пункта по тротуару и подходит к препятствию (рабочие укладывают тротуарную плитку). Из числа опрошенных инвалидов с детства 26,6% предположили, что решат проблему самостоятельно, а 73,4% в разных контекстах говорили о необходимости использования посторонней помощи.

Из категории поздноослепших 33,1% решили, что смогут преодолеть возникшее препятствие самостоятельно, а 66,9% опрошенных заявили о необходимости получения помощи.

Факторов, влияющих на результаты исследования внутри каждой группы, очень много: состояние зрительного органа и других сохранных органов чувств, состояние различных свойств памяти, внимания, общее состояние здоровья (психофизические возможности), стаж слепоты, причины и временные границы потери зрения, влияние социума на самостоятельность незрячего и др. Перечисленные факторы учитывались как условно второстепенные, т.к. создать группы для исследования, состоящие из однородных по своему социальному портрету незрячих в условиях ЦРС, не представляется возможным.

Вторая волна исследования, проведенная на конечных этапах обучения групп социальной реабилитации, выявила, что у обеих категорий инвалидов по зрению показатели, отражающие уровень самостоятельности, изменились. В цифрах они выглядят следующим образом: 34,3% инвалидов с детства утверждали, что в такой ситуации смогут обойтись без посторонней помощи, 65,7% признали неспособность к самостоятельному выходу из ситуации.

Из категории поздноослепших 42,4% обнаружили интеллектуальные способности, соответствующие понятию «мобильный слепой», 57,6% сочли не лишней помощь посторонних.

Отдельный аспект изучения рассматриваемой проблемы был связан с определением у реабилитантов скорости и качества принимаемых ими решений по следующим критериям: высокая скорость по времени принятия решения, условно считалась не более 5 секунд; средняя скорость –условно от 5 секунд до 30 секунд; низкая скорость –условно 30 секунд и более. Приведенные критерии по скорости принятия решений незрячими были предложены педагогами и психологом центра с учетом многолетней практической реабилитационной работы со слепыми. За период обучения улучшить показатели скорости принятия решений удалось немногим учащимся (слишком короткий срок обучения –8–10 недель). Улучшение в основном выражалось в переходе от показателей низких скоростей к средним.

Качество принимаемых решений было условно поделено на два уровня: высокий и низкий. К критериям, определяющим высокий уровень, отнесено следующее: положительный результат выхода из ситуации (быстрый и безопасный); максимальная степень самостоятельности при взаимодействии с окружающим пространством; оптимальное использование случайных сопровождающих (в ситуации, когда возникшую проблему самостоятельно незрячему не решить); использование тифлотехнических средств и городского пассажирского транспорта и др. К критериям низкого уровня–отсутствие инициативы в принятии решения; принятие решения, сопряженного с рисками; отсутствие желания подвергать анализу свои действия и т.д. При этом на продуктивность процесса самостоятельного передвижения незрячего будет влиять не только скорость и качество принимаемых решений, но и факторы объективного характера: громкий фоновый шум, препятствующий восприятию звуковой картины; утрата контроля над процессом определения своего местоположения при пересечении широкой (многорядной) проезжей части или площади; неблагоприятные погодные условия (высокий снежный покров, сильный ливень) и др.

Заметное улучшение показателей по выше приведенным критериям наблюдалось у реабилитантов из категории поздноослепших (в основном среди мужчин).

Положительная динамика изменения показателей интеллектуальных способностей реабилитантов сопряжена с реализацией комплекса реабилитационных целей и задач в рамках реабилитационных мероприятий, осуществляемых в ЦРС. Иначе говоря, решение проблемных ситуаций, объективно возникающих и искусственно создаваемых преподавателями на уроках пространственной ориентации, домоводства и трудовых предметах, создает предпосылки к развитию у незрячих интеллектуальных способностей как одной из важных составляющих мобильности. В результате этого у них повышается уровень способности к взаимодействию с окружающей средой любого типа.

Эффективность взаимодействия незрячего с окружающей средой = Интеллект + Перцептивный навык + Детерминантная составляющая.

Термин «перцептивный навык», используемый в данной формуле, многогранен, но применительно к рассматриваемой теме статьи следует выделить три основных аспекта: во-первых –это процесс восприятия сохранными органами чувств незрячего свойств и характеристик хорошо знакомых, воспринимавшихся ранее предметов и явлений (опыт накапливается на основе таких свойств памяти, как запоминание и узнавание), во-вторых –это процесс взаимодействия незрячего с социумом, где одним из регуляторов взаимопонимания может послужить его перцептивный опыт, в-третьих –это сенсорно-ассоциативные процессы, происходящие в сознании незрячего, которые лежат в основе формирования образов представления и воображения при его контактах с ранее незнакомыми предметами, объектами.

Эффективность взаимодействия незрячего с окружающей средой во многом зависит от детерминанты –комплекса объективных и субъективных причин и условий, определяющих стабильно высокий уровень его психофизической готовности к этому взаимодействию. Среди них наиболее значимыми являются: количество контактов незрячего с незнакомым пространством и характерным для него социумом не должно сокращаться в процессе жизнедеятельности; уровень сложности незнакомого пространства, с которым взаимодействует незрячий, может варьировать, но при этом не должен быть стабильно низким (даже с учетом реализации Государственной программы «Доступная среда»); незрячий должен быть замотивирован на преодоление сложных ситуаций независимо от целей, преследуемых им при взаимодействии с различными типами пространства.

Среди факторов, характеризующихся объективным комплексом условий (интенсивное транспортное движение, плотный людской поток, большое количество препятствий на пути следования и др.), влияющих на процесс самостоятельного передвижения слепых, следует учитывать фактор риска. Этот фактор накладывает определенный отпечаток на действия незрячего, находящегося в проблемной ситуации при передвижении в макропространстве. Дело в том, что незрячий оценивает степень риска, опираясь на имеющийся у него жизненный опыт: опыт восприятия различных ситуаций до зрительной депривации, опыт принятия решений в состоянии слепоты, опыт выхода из различных ситуаций в зависимости от уровня мобильности. Представители разных категорий незрячих (инвалиды детства, поздноослепшие) по-разному оценивают степень риска в той или иной ситуации, и именно поэтому принятые ими решения чаще всего отличаются, что и показало проведенное исследование. Рассуждения о том, какие объективные и субъективные факторы влияют на мобильность незрячего и какую роль в процессе взаимодействия с окружающей средой играют его интеллектуальные способности, неизменно приведут к тому, что среди причин, повышающих результативность вышеуказанных процессов, можно обозначить его личностные потребности и содержание его эгоконцептуального ядра. Это означает, что потребности и эгоконцепция будут характеризовать незрячего, с точки зрения социальной психологии, как полноценного субъекта общества, что, в свою очередь, является обязательным условием его интеграции.

Выводы:

1.Интеллект незрячего и одна из его составляющих –способность принимать решения, в частности, лежат в основе процессов взаимодействия незрячего с окружающей средой, и развитие этой способности является обязательным условием, обеспечивающим незрячему самостоятельность в различных видах жизнедеятельности.

2.Способность принимать решения развивается у незрячего по мере формирования у него практического опыта в решениях проблемных ситуаций, при этом показатели интеллектуального развития будут тем выше, чем активнее будет образ жизни незрячего и чем меньше будет степень его зависимости от окружающих.

3.Развитие способности принимать решения (применительно к инвалидам по зрению с рождения или раннего детства) следует осуществлять в рамках различных образовательных и абилитационных мероприятий, организуемых в условиях средней школы.

4.Фактором, ускоряющим развитие способностей принимать решения у людей, потерявших зрение в зрелом возрасте, является полное освоение курса социальной реабилитации в условиях ЦРС.

Список литературы:

1. Пиаже Ж. Психология интеллекта. СПб. : Питер (Серия «Психология-классика»), 2004. 192 с.

2. Стенберг Р.Дж., Форсайт Дж.Б., Хедланд Дж. и др. Практический интеллект. Спб. : Питер (Серия «Мастера психологии»), 2002. 272 с.

3. Холодная М.А. Психология интеллекта: Парадоксы исследования. 2-е изд., перераб. и доп. СПб. : Питер, 2002. 272 с.

4. Штерн В. Умственная одаренность: Психологические методы испытания умственной одаренности в их применении к детям школьного возраста / пер. с нем. СПб. : Союз, 1997. 128 с.