Хью Миллс. Глава 15. Но Род есть Род. Окончание

Несколько дней спустя, офицеры роты были приглашены на вечеринку через взлетно-посадочную полосу, которую устраивал батальон. Была смена командиров батальона, и было запланировано отметить это событие. Единственная проблема заключалась в униформе – в приглашении было отмечено, что все присутствующие должны быть в хаки и надеть все награды и знаки отличия.
Я не носил хаки, по крайней мере десять месяцев. Как и большинство других парней. Но, в армии приглашении было на самом деле вежливой формой требования, что бы вы присутствовали и в предписанной униформе!
Большинство из нас забыло даже основы, такие, как табличка с вашим именем над нагрудным карманом и на какой стороне воротника должны быть знаки различия, а на какой эмблема рода войск. Или, что еще более озадачивало, какие планки мы имели право носить и в каком порядке они должны быть расположены на униформе.
Так что это было на усмотрение 1-го сержанта роты Мартина Л. Лорана. Первый вопрос обычно звучал так:
- Проверьте мое личное дело, пожалуйста, Топ, и посмотрите, какие планки я имеют право носить.
А затем:
- И в каком порядке они должны быть на груди?
Слава Богу, первый сержант Лоран был терпеливым человеком. Мало того, что он должен был быть пастырем для всех новых солдат и молодых сержантов, но и роты, полной молодых уоррентов и офицеров. Во время нашей последней проверки перед отбытием на вечеринку, я помню, как одному из их числа первый сержант сказал:
- Молодой уоррент-офицер, задержитесь на минуту. Я хорошо понимаю, что Вы по праву гордитесь армейской планкой за отличие с литерой «V», которую Вы носите, но черт побери, сынок, она идет после твоей Серебрянной Звезды. Лента Серебрянной Звезды идет первой! А теперь, пожалуйста, исправьте это перед тем, как идти на вечеринку к командиру батальона.
Одетые в накрахмаленные и наглаженные хаки, блестящие полуботинки и фуражки для заграничной службы, мы все пересекли взлетно-посадочную полосу и отправились в клуб 1-го Авиационного.
Мы должны были отдать должное, эти ребята из батальона действительно знали, как устроить вечеринку. У них было шоу с филлипинскими артистами и открытый бар, с большим количеством выпивки. Место было довольно хорошо оформлено.
Нам было так весело, что мы подзадержались. Около 10.30 или 11 часов вечера, мы заметили что один из майоров батальонного штаба положил глаз на одну из артисток. Это было все, что нужно Роду Уиллису. Он был чертовски уверен, что не позволит майору быть лучше него, когда дело касается представительниц слабого пола. Поэтому каждый раз, как майор отходил выпить или в туалет, Уиллис пытался закадрить эту юную леди. Оба мужчины были более чем слегка выпивши и мы все знали, что рано или поздно последуют проблемы.
В следующий раз, вернувшись после визита в гальюн, майор обнаружил Уиллиса, сидящего за столом леди и положившим руку на ее плечо. Добрый майор протопал обратно к столу, держа себя очень величественно и заорал:
- Какого черта ты делаешь? Старший по званию разговаривает с этой леди. Она не приглашала тебя за этот стол и ты должен катиться к черту отсюда!
Род вспомнил, хвала Господу, что этот человек был майором. Так что, проявив редкое и неожиданное уважение к золотому дубовому листу на воротнике майора, Род очень вежливо извинился перед молодой леди и пошел к стойке у бара, где я стоял.
Тогда леди, видимо пресытившись препирательствами, встала и ушла. Вместо того, что бы оборвать цепь событий, ее уход привел майора в ярость. Его лицо стало свекольно красным. Он упер руки в бедра, подошел к Уиллису и ткнул указательным пальцем в лицо Рода.
- Хорошо лейтенант – кипятился он – Мне нужно ваше проклятое Богом имя и подразделение!
У Рода на лице появилась эта дерьмоедская ухмылка. Он продолжал пить свое пиво, но ничего не ответил.
- Вы самое жалкое подобие офицера Армии Соединенных Штатов, что я видел – бушевал майор – Ваше поведение было неподобающим для офицера и оскорблением для каждого, кто носит офицерскую форму. Эта юная леди была моей девушкой и тебе не следовало с ней связываться. Ты это слышишь, лейтенант?
Я гордился Родом. Хотя он продолжал ухмыляться, он не сказал в ответ майору ни слова.
Еще несколько раз ткнув своим пальцем в теперь уже счастливое лицо Рода, майор закончил свою тираду угрозой:
- И не забывайте об этом!
Затем он умчался прочь, все еще швыряя ругательства через плечо.
С финальным выходом майора, Род отпустил один из самых отвратительных смешков, которые я когда либо слышал. Я не находил ничего веселого.
- Ради всего святого! – сказал я ему – Для парня, чью задницу надрал от одного края до другого один из старших офицеров штаба батальона, я не понимаю, какого черта ты веселишься.
- Ну – ответил Род – Знаешь ли ты, что последние тридцать пять секунд, пока он разглагольствовал и бушевал, я на самом деле ссал на левую ногу майора, а он был так чертовски занят, читая мне нотацию, что сукин сын даже не знал об этом. Как тебе это нравится, Один Шесть, в качестве небольшого примера низкого и неторопливого ответа воздушной разведки на действия противника?
Уиллис расстегнул молнию в разгар обличительной речи штабного офицера и исподтишка помочился на ногу и ботинок майора! Я знал, что это лишь вопрос нескольких секунд, пока добрый майор не поймет что произошло. Я сграбастал Рода, который все еще хихикал и любовался влажноногим офицером, пересекавшим комнату.
- Давай уматывать отсюда к черту, пока мы еще можем спасти свои шкуры!
К тому времени, было уже так поздно, что не осталось ни одного джипа, что бы отвезти нас из клуба обратно в роту. Но, желая спешно отступить из района без дальнейших задержек, мы начали наполовину идти, наполовину шататься назад, по центральной линии взлетно-посадочной полосы к нашим хижинам.
С тем количеством выпивки, которое было в наших баках, некоторые празднующие столкнулись с навигационными сложностями и вообще не вернулись в роту. Они были обнаружены следующим утром, спящими в укромных местах на взлетно-посадочной полосе. Хвала Господу, в Фу Лой было не так много ночных вылетов.
Каким-то образом, и слава Богу, мы никогда больше не слышали об драматическом описывании Один Семь ноги штабного майора. Но Род есть Род, и у него была особая репутация. С тех пор, как несколько месяцев назад Род Уиллис попал к разведчикам, он уже успел прославиться в роте тем, что летал, с, как можно это было назвать, «дикой развязанностью». Он регулярно возвращался на базу из разведывательных задач с ветками листвы, целыми отростками деревьев, иногда даже с частями домашнего скота, нанизанными или иным путем застрявшими в его вертолете.
По крайней мере четыре раза Род даже не возвращался в Фу Лой на собственном вертолете. Он либо врезался во что-то, либо что-то в него попадало, достаточно жестко, что бы сбить его «Вьюн» - с Уиллисом и его бортстрелком, уходящими целыми и невредимыми от обломков вертолета. Я никогда не был уверен, был ли Уиллис просто плохим пилотом, или не видел, куда он, черт возьми, направляется, или ему просто было плевать.
Однажды Уиллис и я были в одном звене на задаче визуальной разведки ранним утром в долине реки Тхи Тинь от Бен Кат на север, до каучуковой плантации Мишлен. Было две команды поиска и уничтожения, с Синором и мной, работающим в команде ВР-1 и Фил «Боевой» Каррис (Три Восемь) с Родом Уиллисом, нам на замену в ВР-2.
На рассвете обе команды вылетели из Фу Лой и направились прямо к Лай Кхе. Команда ВР-2 садилась и глушила движки в Лай Кхе, пока ВР-1 шла прямо в район задачи; мы меняли друг друга примерно каждые два часа. Через некоторые время мы перемещали оперативную базу из Лай Кхе в Дау Тянг, по мере продвижения на северо-запад.
Работая над одним из своих поисков недалеко от Бен Кат, вблизи границы провинции Три Тарн, я заметил тропу, которая шла с востока на запад, через речную долину. Когда я опустился ближе, я мог сказать, что там было недавнее движение пешком. Развернув «Вьюна», я пошел по тропе на запад, в джунгли, метров на семьсот – восемьсот. Как только я обогнул крутой поворот, я увидел от десяти до двенадцати солдат Вьетконга, идущих подо мной колонной.
Я резко отвернул и крикнул Синору:
- У меня динки! ВК на тропе, смотри, смотри. ВК на тропе прямо подо мной!
Паркер открыл огонь по колонне и его М60 немедленно срезал четырех вьетконговцев в середине группы. Остальные рассыпались по джунглям, пытаясь спастись от непрекращающегося огня Паркера.
Я повернул «Вьюна» в еще одном крутом правом вираже и развернулся на 180 градусов. Паркер все еще продолжал стрелять из своей двери, когда я подключился с миниганом. Я продолжал давить на левую и правую педали, что бы прочесать обе стороны тропы 7,62-ми.
После этого захода, я развернулся снова и попросил Паркера приготовить дым.
- Уже сброшен, сэр – сказал он – Он сброшен еще на первом проходе.
Когда я увидел, что красный дым начинает подниматься с поверхности джунглей, я с ускорением отошел на восток к Тхи Тин и подошел к Синору.
- ОК, Три Один, дым вышел. Сейчас целься в красный дым. Я отошел, Один Шесть отошел на восток.
Я не успел произнести эти слова, как Синор зашел на дым и обработал своими ракетами и миниганом всю тропу.
Наблюдая, как он поливает район как из шланга, я почти забыл, что у меня заканчивается топливо и боеприпасы. Поэтому я снова вышел на Синора.
- Когда у вас будет возможность, Три Один, вызови другую команду, и я дождусь Один Семь, что бы проинформировать его о районе контакта, когда он сюда доберется.
Кобра Уиллиса (Каррис), будучи намного быстрее чем OH-6 добралась до места первой и вышла на циркуляции позади Синора. Через несколько минут появился Уиллис. Он шел на бреющем, следуя ландшафту, когда он неторопливо курсировал с запада. По видимо, он решил долететь до точки контакта прямо над поверхностью, от самого Дау Тянг. Это был Ромео Виски для вас.
Оказавшись на месте, Уиллис подтянулся вверх к тому месту, где я находился на орбите, примерно на восьмистах футах, затем мы оба направились обратно вниз, с Один Семь на моем хвосте. Я начал инструктировать Уиллиса, как только мы достигли поверхности в районе, где мы впервые обнаружили колонну.
- Ладно, Один Семь – сказал я – Видишь тропу с востока на запад? Это как раз на западной стороне Тхи Тинь, куда легли ракеты Три Один.
Уиллис выдал мне два коротких щелчка своей кнопкой передачи, поэтому я продолжили:
- ОК, ты должен работать в этом районе с востока на запад, вдоль тропы. Здесь мы натолкнулись на десять-двенадцать Виктор Чарли, идущих на запад по тропе. Бортстрелок открыл огонь из Майк 60. Я открыл огонь из минигана, «Кобра» выпустила ракеты. Негативно по подтвержденным результатам, ответного огня не было.
Уиллис снова подтвердил прием, и тогда я сказал:
- У нас кончается топливо, Один Семь. Я собираюсь направиться в Дельта Танго, что заправиться, перевооружиться, а затем вернусь и присоединюсь к вам. Увидимся.
Синор предпочел остаться над зоной контакта с Карриссом, так как у его «змеи» не было недостатка в топливе или боеприпасах.
Паркер и я только что приземлились в Дау Тянг и заправились. Паркер вышел из вертолета за боеприпасами. Пока я сидел, ожидая его в «Вьюне» с включенными радиоприемниками, внезапно раздался голос Синора по УКВ.
- Я под огнем, Один Семь… Я под огнем!
Понимая, что на Тхи Тин был восстановлен контакт с врагом, я позвал Паркера, что бы он тащил побыстрее свою и возвращался на борт как можно быстрее. Я запросил у башни разрешения на взлет и мы уже были в пути.
Как только я пересек периметр Дау Тянг и перезарядил миниган, я переключил радио обратно на частоту УВЧ роты, что бы я мог слышать все передачи парней у Тхи Тин.
Первое, что я услышал был вопль Каррисса:
- Ворочай влево, ворочай влево Один Семь.. Теперь прямо… прямо вперед… прямо перед вами открытая площадка. Прямо перед тобой Один Семь.
Я сразу переключился на УКВ и связался с Синором.
- Три Один, это Один Шесть. Я только что с Дельта Танго. Что твориться?
- Один Шесть, Три Один. Тащи свою задницу, тащи свою задницу назад. Один Семь падает. Один Семь сбит и падает!
Я летел так низко, что не мог разобрать все переговоры, но я слышал, как Уиллис сказал:
- Думаю, я могу дотянуть до открытой площадки.
Это было последнее, что я слышал от него.
Я поднялся примерно на пятьсот футов и направился прямо к «Кобре», как раз вовремя, что бы услышать, как Синор сказал:
- ОК, он внизу. Экипаж вышел из птички и они оба выглядят ОК. Похоже, они оба сели пережили посадку хорошо.
Мне нужно было как можно быстрее добраться до Уиллиса, что бы прикрыть его.
- Хорошо, Три Один, Один Шесть в горячей зоне. Я на уровне деревьев. У тебя есть на что мне посмотреть?
Синор подтвердил прием.
- ОК, Один Шесть, ты заходишь с северо-запада. Экипаж выглядит ОК, но я не знаю, что там у них с Виктор Чарли.
Я вызвал Паркера через интерком.
- Держи свои глаза открытыми, Джимбо, у нас внизу экипаж. Штормер и Уиллис на земле. Следи за своей пушкой, что бы случайно не подстрелить своих.
Я сделал низкий проход, развернулся вправо и сделал триста шестьдесят над местом крушения. Я видел, как Уиллис и Штормер лежали на земле и смотрели на меня. Уиллис держал в руках аварийную рацию PRC-90 и я включил аварийную частоту, как раз вовремя, что бы услышать как он говорит:
- Один Шесть, это Один Семь. Как ты меня слышишь?
- ОК, Один Семь – ответил я – Я слышу тебя ясно и четко. Ты в порядке, старина?
- Ага, чувак – ответил он – я в порядке, но эти ублюдки прямо вон там. Они прямо вон там, чувак.
Уиллис показал на линию деревьев на западе.
- Они стреляли по мне как черти, Хуби!
Я ненавидел, когда кто-нибудь называл меня Хуби, но я догадывался, что сейчас не лучшее время для обсуждения этого с Родом.
- Ты ранен? – спросил я снова.
- Негативно – ответил Уиллис. – Штормер повредил спину, но он в порядке. Динки уже действительно близко, Один Шесть. Я их слышу. Они действительно близко, черт бы тебя побрал!
Я на секунду задумался.
- Хорошо, Один Семь, пригнись. Я собираюсь зайти на боевой вокруг и прочесать эту линию деревьев на западе. Тебе и Штормеру лучше залечь.
Я развернул «Вьюна» на запад, установил пулемет на четыре тысячи выстрелов в минуту и продолжал давить левую и правую педаль, поливая из минигана всю линию деревьев.
Когда я развернулся что бы сделать еще один заход, я сказал Паркеру, что он приготовил красный дым, и сбросил его.
- Эй Три Один, у нас тут куча плохих парней в лесу на западной стороне сбитой птички. Когда увидите красный дым, бейте! Не волнуйся обо мне, я буду в стороне на востоке.
- ОК, ребята – сказал я Уиллису – Пригнитесь к земле и не высовывайтесь. Ракеты уже в пути. Вы меня слышите?
Затем я задрал хвост вверх и ушел с ускорением на восток.
И Каррисс и Синор ударили по линии деревьев, и я слышал эти ракеты, когда я удирал из этого района. После трех проходов ударников, я вернулся, что бы все проверить. Я обошел вокруг и завис прямо над Уиллисом, Штормером и подбитой пташкой. Примерно в тридцати футах от земли, я мог смотреть прямо в лицо Уиллиса. Обычно, несмотря ни на что, Уиллис всегда улыбался. Но теперь на его лице не было улыбки. Думаю, впервые с тех пор, как мы познакомились, он был напуган до усрачки.
Я мог понять почему. Экипаж сбитый в середине нигде, в перестрелке с врагами, полностью не в своей стихии. Пилот-разведчик и бортстрелок привыкли иметь преимущество высоты – возможность смотреть вниз и стрелять во врагов. Они не были готовы оказаться посреди слоновьей травы над головой, не в состоянии видеть дальше пары футов.
Когда я плотно облетал их сверху, я спросил Уиллиса:
- Как это выглядит теперь снизу, Один Семь?
Род посмотрел на меня и ответил по рации.
- Выглядит хреново, Один Шесть. У меня повсюду болтаются гуки, много голосов на Западе… нет, на востоке… черт я не знаю… может быть и на юге тоже. Они чертовски много стреляют. Вытащи нас отсюда, Один Шесть!
Я вышел по УВЧ на Синора.
- Эй, Три Один, Чарли бросает все что может, кроме кухонных табуреток в Один Семь. Каково ПВП для ВСВ?
- Они загружаются – ответил Синор – Они были в состоянии боевой готовности для другой задачи. Пройдет еще десять – пятнадцать минут, прежде чем они смогут подняться сюда.
Я вывел свою пташку из зоны огня и на секунду задумался.
- ОК, Три Один, они слышат плохишей вокруг себя. У нас нет времени ждать. У нас есть кто-нибудь по соседству, кто может приехать сюда и забрать экипаж?
- Негативно – ответил Синор – Я был на дежурной частоте, но ответа не последовало. Никто, кроме нас, не будет здесь пока не прибудет сюда ВСВ.
- Хорошо – ответил я – почему бы вам и Три Восьмому не прикрыть нас с обоих флангов, один слева, а другой справа. Я пойду между вами, с севера на юг. Я зайду и заберу экипаж, пока эти парни не сдулись.
Я развернулся и направился прямо к сбитой птице.
- Один Семь, это Один Шесть. Я иду за тобой, пока ударники пытаются заставить Чарли прижать голову на флангах. Нужно отметить место, где я могу присесть.
Я изучал землю, направляясь прямо к машине Один Семь. Она была довольно открытой, очевидно, это было место старой базы огневой поддержки недалеко от реки Тхи Тин. Высокая густая трава чертовски затрудняла обзор на уровне земли.
Когда я добрался до этого места. я немного прижался к борту машины Уиллиса, что бы приземлиться рядом с ней. Я хотел сократить путь для Рода и Штормера, так, что бы мы могли убраться оттуда побыстрее.
Синор и Каррисс сделали заход и положили ракеты по обеим сторонам деревьев. Уиллис выскочил из травы, держа свой CAR-15 обеими руками на уровне груди, параллельно земле. Он поворачивал оружие, сигнализируя мне при посадке.
Я держал свои глаза прикованными к Роду, пока Паркер, наблюдал за любыми проблемами, которые могли возникнуть с его направления. Я оказался прямо над Уиллисом и замедлился почти до нуля в четырех футах от земли.
Мой нисходящий поток от винта трепал волосы на его голове. Он также раздвинул слоновью траву вокруг площадки и положил ее ровно на землю, почти как если бы нога наступила на нее и прижала.
Затем, внезапно, когда я начал снижаться на последних нескольких футах, к моему абсолютному ужасу, я увидел внизу то, что оказалось десятифутовой секцией свернутой колючей проволоки. Как будто ожившая, после того как на нее попал нисходящий поток от винта, кольцо свернутой колючей проволоки начало раскручиваться в слоновьей траве. Это было почти как смотреть замедленное кино.
Как длинная извивающаяся змея, этот проклятый уродский кусок проволоки развернулся и оторвался от земли. Он развевался над головой Уиллиса, промчался мимо двери кабины и его засосало прямо в лопасти моего несущего и рулевого винта.
В тот момент, когда это происходило, я ничего не мог поделать, что бы остановить этот мусор, заглушивший мой двигатель. Но прежде, чем это произошло, корабль неудержимо закружился в двух или трех яростных оборотах, прежде чем, наконец, врезался в землю, прямо рядом с Уиллисом.
Я немедленно заглушил дроссель, рванул ручку отключения подачи топлива, вырубил главный выключатель и выкатил дверь кабины. Паркер, невредимый спрыгнул с заднего сиденья. Мы оба посмотрели на кошмарные обрывки колючей проволоки, плотно намотанные на несущие винты машины. Рулевой винт полностью исчез, оторвавшись от вертолета.
- А-а-а-а черт, сэр! – сплюнул Паркер.
- А-а-а-а черт – это еще даже и не половина – пробормотал я – Подожди, пока я не доберусь до чертбыпобралэтого Уиллиса!
Вражеские солдаты вокруг посходили с ума от этих новых прибавлений – теперь у них было две команды «Вьюна» в их песочнице. Пули летали повсюду вокруг нас, а я был безумнее ада!
К этому времени Уиллис уже вскочил с земли, куда он бросился, когда увидел меня. Он подскочил ко мне и заорал в лицо:
- Ты, тупой сукин сын! Какого черта ты угробил свой дурацкий вертолет этой проклятой колючей проволокой. Ты должен был спасти меня. Теперь ты разбил свой вертолет, и мы оба никак не сможем убрать наши задницы из этого бардака!
Я приблизил свое лицо к его.
- Ты тупой сукин сын. Если бы ты выбрал лучшую посадочную площадку, мы бы здесь не стояли вдвоем, разбив оба наших вертолета посреди чертовой перестрелки!
Род расхохотался. Я начал ухмыляться. Затем мы оба истерически заржали над полным безумием ситуации.
Однако наши борстрелки не оценили юмора. Штормер, с уродливым порезом на голове, установил свой М60 и лег сбоку от Уиллиса и меня. Паркер сделал то же самое с другой стороны. Они были готовы срезать все, что будет двигаться на нас из травы.
Штормер оглянулся на нас через плечо.
- Иисусе Христе, сэр, мы можем убраться к черту отсюда? Давайте, лейтенант Уиллис, нам нужно убираться отсюда, пока Чарли не решил прийти и взять нас!
Это вернуло нас к реальности. Мы с Родом залегли и я схватил радио Уиллиса.
- Эй, Три Один – завопил я – Один Шесть теперь внизу, вместе с Один Семь.
- Так я вижу, Один Шесть – ответил Синор – Ты ОК?
- Оба экипажа ОК – ответил я – Но у меня вышли из строя несущий и рулевой винты. Мы должны выбраться отсюда. Гуки рядом. Будем держаться до прихода ВСВ. Мы будем сидеть тихо, пока они не прибудут. Как слышно?
Он подтвердил прием.
Прижавшись к земле. мы начали замечать, что вражеский огонь из линии деревьев по обе стороны от нас прекратился. Вьетконговцы, должно быть, решили что мы у них в руках, либо мы устроили столько шума и неразберихи, разбив два вертолета, что Чарли использовали эту вылазку, что бы уйти из района.
Всего через несколько минут мы услышали отдаленное «вуп – вуп – вуп» винтов «Хьюи». Это были приближающиеся к нам ВСВ.
Я связался с Уэйном Макаду, который, как я знал, будет в ведущем слике.
- Осторожно, Два Шесть, мы на старой базе огневой поддержки. Рядом с нами старая танковая дорога. Сядьте на дорогу, потому что в слоновьей траве валяется всякая дрянь. У меня на винт намоталась колючая проволока.
Он подтвердил прием и через несколько мгновений, привел звено из четырех сликов на старой танковой дороге, примерно в двадцати ярдах от нас. Появление еще четырех новых мишеней в виде вертолетов снова вызвало вражеский огонь, и они быстро наделали несколько отверстий из АК 47 в хвостовой балке Макаду. Когда мы подняли головы, пытаясь что-то разглядеть через слоновью траву, ВСВ высадились и направились к нам, ориентируясь на сбитый вертолет. Передовик и его команда промчались мимо нас и продолжали двигаться в занятой врагом линии деревьев.
Затем появился Боб Харрис, чей штаб всегда находился в середине взвода. Очевидно, почувствовав, что враг отступил, Четыре Шесть со своим CAR-15 свисающим с его плеча, его каска была снята (как обычно), его ярко-рыжие волосы и веснушчатое лицо, сияли как зеркало на солнце.
Он подошел к машине Уиллиса и не спеша осмотрел подстреленную птицу.
- Один Семь, что с тобой случилось?
- Черт возьми, Четыре Шесть, неужели ты не видишь, что я получил несколько пуль!
Харрис улыбнулся, погладил подбородок и спросил меня:
- Та-а-ак, Один Шесть, какого черта ты тут делаешь?
- Я просто слушал Уиллиса – ответил я, но прежде, чем я успел что-то сказать, врезался Род.
- Давайте ребята, кончайте треп. Я хотел бы вернуться домой!

This entry was originally posted at https://dannallar.dreamwidth.org/62780.html. Please comment there using OpenID.