Ответы на вопросы родителей. Отвечает эксперт по госзакупкам Дмитрий Тортев

Телеграм-канал "Факты без цензуры" я открыла почти сразу после публикации в “Новой газете” расследования “Рецепты быстрого обогащения”. Этот ТГ-канал стал ответом на вопрос, который тогда возник вместе с выпуском большого материала – что делать с примерно тонной не вошедшей в материал информации, всплеском обращений от читателей по теме школьного питания, потребностью родителей и сотрудников школ в информационной поддержке и прочее-прочее-прочее.

Канал этот был создан и продолжает действовать и как возможность делиться с вами информацией, и как площадка для коммуникации, открытого диалога родителей, директоров школ и детсадов, журналистов, юристов, экспертов. 

На канал подписан эксперт по госзаказу, предприниматель Дмитрий Тортев, который накануне новых конкурсов по организации питания в школах и детских садах Москвы выразил готовность ответить на вопросы родителей. Летом все заинтересованные отправили мне вопросы. И сейчас с радостью представляю вам ответы эксперта.

Комментарий подробнейший и довольно большой, поэтому размещаю его здесь – в teletype.in. Компания Дмитрия Тортева несколько лет поставляла детское питание на молочные кухни Нижнего Новгорода, а сейчас поставляет его для Нижегородской областной детской клинической больницы, Нижегородской областной клинической больницы им. Семашко, а также исполняет контракты примерно в 50 учреждениях здравоохранения и социальной защиты.

Это комментарий даёт представление об организации питания с точки зрения непосредственно предпринимателей, которые участвуют в закупках и организуют питание в социальных сферах.


ВОПРОС 1. В соответствии с новым контрактом на организацию питания будет ли проводиться приёмка по качеству? Кто участвует в приемке по качеству?

Приемка по качеству — это важный этап исполнения любого госконтракта. Качество и безопасность продукции и бутилированной воды должны соответствовать примерно полусотне документов, указанных в разделе 7 контракта.

Если заказчик выявил недостатки по качеству и/или объему продукции, исполнитель производит их устранение за свой счет в срок, установленный Заказчиком. Срок этот может быть разный: одно дело – довезти забытую бутылку воды, другое – провести экспертизу и понять, имеется ли качественное отклонение по сорту товара, методике приготовления, калорийности.

Помимо текущего контроля контракт предусматривает и обязательные мероприятия по контролю качества. К примеру, соответствие питьевой воды требованиям качества и безопасности должно подтверждаться не реже 1 раза в квартал результатами лабораторных исследований аккредитованных организаций. Аккредитованные организации – это лаборатории, осуществляющие работы по оценке соответствия требованиям, установленным техническими регламентами Таможенного союза (в соответствии с Решением Комиссии Таможенного Союза № 319 от 18 июня 2010 года). Их перечень есть на сайте Евразийской экономической комиссии.

Качество и безопасность продукции, предназначенной для организации питания потребителей услуг, подтверждается декларациями о соответствии, ветеринарными сопроводительными документами на продукцию животного происхождения и свидетельствами о государственной регистрации для продуктов специального назначения, для детского (дошкольного и школьного) питания.

Что касается общественного контроля за ходом исполнения контракта, то такое право предоставлено ст. 102 Закона о контрактной системе общественным объединениям и объединениям юридических лиц, осуществляющим общественный контроль. Запросы на предоставление информации о закупках и о ходе исполнения контрактов, любые другие обращения, представленные общественными объединениями и объединениями юридических лиц, заказчики рассматривают в соответствии с законодательством РФ о порядке рассмотрения обращений граждан. 

ВОПРОС 2. Какие документы будут в наличии для контроля родителями качества продукции? Как родители могут эти документы посмотреть?

Закон об общественном контроле говорит о том, что такой контроль – это форма взаимодействия институтов гражданского общества с государственными органами и органами местного самоуправления. В том числе и поэтому контрактная система работает по общественному контролю с зарегистрированными юридическими лицами.

Один родитель или их группа, бесспорно, могут запросить документы, сведения, материалы, но такие обращения будут обрабатываться по ответу по нормативам на обращение граждан – а это 30 дней на ответ и запрет на повторы обращений по одному предмету. Это неудобно. Речь идет об институциональном общественном контроле, зарегистрированном. Потому что до введения такой нормы в контрактной системе было не очень правильно: любой человек печатал бланк, называл себя региональным общественным объединением по борьбе с коррупцией и таким образом парализовывал работу любой контрактной службы.

Зарегистрировать региональное или межрегиональное общественное объединение совсем не сложно. Но это единственный способ, чтобы к вам относились с какой-то серьезностью.

Это ответ с точки зрения Закона о контрактной системе.

Но давайте подумаем, есть ли какие-то формы ad hoc, которые не потребуют сильных вложений и времени, но дадут первичный срез информации о питании?

Такие формы есть. Например, в Московской области есть удачный проект “Родительский контроль”. Суть проекта в том, что каждый родитель в любой удобный для него день по согласованию с классным руководителем может посетить школьную столовую и оценить качество блюд. 

Механика взаимодействия такова: ежедневный контроль школьного питания организован членами комиссии из числа родителей. Число родителей, единовременно осуществляющих общественный контроль с фактическим присутствием в зале приема пищи школьной столовой, не должно превышать 3 человек. Посещение школьной столовой осуществляется в соответствии с графиком. Классные руководители 1-11 классов предлагают родителям войти в состав комиссии и определить даты посещения столовой. Ответственный по питанию обобщает предложения классов и формирует график посещений. Ответственный по питанию оказывает содействие родителям в проведении контроля (вход в зону приготовления пищи членам комиссии не допускается). Свои замечания по организации и качеству питания члены комиссии могут изложить устно ответственному за питание, письменно директору, в журнале родительского контроля.

То есть по этому проекту каждый родитель в любой день и время может попробовать школьное питание в столовой после записи на дегустацию.

После дегустации родитель может оставить свои замечания ответственному за питание или отзыв на сайте “Добродел”. Если это снимет большинство вопросов, наверное, такую форму целесообразно сделать и реализовать. Но я повторюсь, что это скорее такая красиво обставленная дегустация и сэмплинг, потому что если вы захотите потом в правовом поле использовать эти результаты для влияния на ход исполнения контракта – вам потребуется общественная организация. 

ВОПРОС 3. Возможно ли в условиях госконтракта предусмотреть заключение договора на питание между родителями и школой?

Есть определенный субъектный состав договора закупки. Инициатором договора выступает юридическое лицо – заказчик. Физические лица заказчиками не являются. На другой стороне договора – продавец, подрядчик, исполнитель. Исполнять контракт могут юридические лица, индивидуальные предприниматели, с 2021 года с некоторыми ограничениями в контрактную систему войдут самозанятые. Договор носит возмездный характер и подразумевает встречные обязательства сторон. Поэтому родители не вписываются в систему “Заказчик-Исполнитель”.

Помимо этого, специфика договора и госконтракта — это устойчивые хозяйственные связи, а не отношения контроля и надзора (которые, тем не менее, важны, когда они правильно и грамотно применяются).

Практика в мире идёт по достаточно однородному сценарию: родители могут предлагать инициативы по совершенствованию меню, организации питания. Но нужно понимать, что любые предложения должны носить точечный и эффективный характер и не базироваться на личных предпочтениях.

При этом документация закупки, о которой мы говорим, на мой взгляд, уже содержит эффективные механизмы учета, к примеру, религиозных пищевых предпочтений, индивидуальной пищевой непереносимости. Они довольно понятны и прозрачны. Например, что нужно сделать родителю, чтобы ребенку готовили кашу не на молоке, а на воде? Подать заявку директору школы, он в рамках имеющихся меню произведет замену, отразит это в электронной системе взаимодействия с организатором питания. Проблема несложная.

Поэтому в рамках контрактной системы трехстороннего договора “родитель–образовательная организация–организатор питания” никак не получается.

А ещё у нас есть ситуация, что оператор питания один, а правовых режимов два – в зависимости от происхождения денег. В принципе, для потребителя мало что меняется. И в “контрактной” части еды, и в платной части есть отсылки к одним и тем же стандартам и документам по организации общественного питания, к нормам Минздрава, те же требования к сырью. Но ответственность исполнителя и механизм её применения будут отличаться. Нет смысла искусственно сближать контрактные отношения – бесплатное питание – и отношения поставки – платное питание. Это разные правовые пространства, разные отношения в организации процесса.

Это не брешь в законодательстве, здесь не требуется нормативное урегулирование, это просто два разных вида правоотношений и два разных вида обязательств. Они прекрасно работают внутри своей нормативной структуры. Нет необходимости искусственно выделять или маркировать тот или иной режим, мы же сейчас говорим про ситуацию предполагаемого нарушения качества питания. Давайте напишем памятку, что делать в случае нарушения прав, и будем жить себе спокойно. Вместе с тем существуют научно разработанные методики внешнего контроля качества и безопасности организации питания, принципов анализа рисков и критических контрольных точек (ХАССП). Уже придумано, как отстроить систему, кого назначить ответственными, какие мероприятия им поручить и как фиксировать итоги контроля. Поэтому если мы через какое-то время от родительского контроля (о котором я упоминал выше в виде дегустации) перейдём к общественному контролю (с бюрократией и возможностью встроиться в контрактную систему), но инструменты выдумывать не нужно, они есть. Простите, если сейчас говорю на избыточно профессиональном языке, но моя задача – очертить весь спектр возможных логик и действий.

ВОПРОС 4. Могут ли быть родителями заявлены марки продуктов, которые должен использовать оператор при изготовлении питания? 

Нет, потому что родители — не сторона государственного контракта. Но и без этого давайте мы обратимся к Приложению 2, к Техническому заданию к договору, где перечисляются продукты для приготовления рационов. Там идет перечень из сотни строчек — мясо говядины класса А, тазобедренная часть свинины, замороженный гуляш индейки...

Вот у этого всего марок, а в терминах ФЗ-44 – “торговых наименований” нет. При этом в контракте указаны десятки видов меню (вы можете скачать их и посмотреть). При составлении рационов использовались рецептуры и технологии приготовления блюд и кулинарных изделий, разработанные с использованием сборника рецептур блюд и кулинарных изделий для обучающихся образовательных организаций (под ред. В. Р. Кучмы, Москва, 2016).

Технологические карты предусматривают технологию изготовления кулинарной продукции в соответствии с требованиями СанПиН 2.4.5.2409-08 “Санитарно-эпидемиологические требования к организации питания обучающихся в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального и среднего профессионального образования”. От той или иной марки результат — соблюдение массива этих нормативных требований — не зависит. 

Однако с обывательской точки зрения, когда мы берём продукт в руки, у нас должны быть какие-то маркеры безопасности и уверенности. Для кого-то это слово “ГОСТ” на всю упаковку, для кого-то торговое наименование (то есть бренд, это маркетинговое предпочтение и позиционирование), для более продвинутых – значок соответствия требованиям Технических регламентов Евразийской экономической комиссии. Это хоть какой-то показатель качества и понимание, что ест ребенок. 

Родитель видит в меню “творожная запеканка”, а её готовили не в крупной торговой сети, а прямо на месте в пароконвектомате. Кто производитель творога, не очень понятно, и есть опасения, что в готовые продукты нам положили что-то очень дешевое, и еще заработали на нас.

Начнем с того, что в документации мы не можем установить конкретное торговое наименование продукта или ингредиента. Это не соответствует проконкурентной политике. С точки зрения антимонопольного ведомства тетрапак школьного молока, легально произведенный, сопровожденный документами качества и прошедший по системе электронной сопроводительной документации – он, по большому счету, одинаков вне зависимости от торгового наименования.

Тем более сейчас, с введением КТРУ (Каталога товаров, работ, услуг) идёт жесткая тенденция на минимизацию дополнительных требований к товару, нужно обходиться 1-3 характеристиками. Жирность и объём, например.

Я противник такого начинания, но это правовое поле, в котором мы живём. Есть разночтения  между нормативными объемами понятий “торговое наименование” (им оперирует Закон о контрактной системе), “торговая марка” и “товарный знак”. Вроде бы все эти понятия на слуху, но у них очень разное значение. И Закон о контрактной системе – это, прямо скажем, не место, где нужно решать правовые споры, какое понятие корректнее. 

При этом вы можете узнать и производителя, и посмотреть документы, которые подтверждают качество и безопасность сырья – вот в рамках тех же полномочий общественного контроля (см. ответ на Вопрос 2 – Прим. "Факты без цензуры"). Но опять же, давайте посмотрим комплексно на проблему, чтобы не бомбардировать впоследствии пищеблоки с просьбами показать документы.

У нас если есть какая-то проблема, то она может быть в исходном сырье, она может быть в нарушении методики приготовления, и она может быть в индивидуальной непереносимости продукта. В плане пищевой переносимости здоровых детей сегодня практически нет. Поэтому надо понять, к кому идти в каждом конкретном случае – к централизованному поставщику услуг питания или к аллергологу и диетологу. 

Вообще, по компонентным нарушениям в плане детского питания – там, где речь шла даже не о фальсификации сырья, а о значительных нарушениях по микробиологии я помню при организации крупных централизованных магистральных поставок только один скандал в сфере детского питания, и тот был больше 10 лет назад. Я сейчас не говорю, что нет нарушений или фальсификации, или что это позорное явление у нас ушло в прошлое.

Но в текущих московских контрактах указано, что использование фальсифицированных компонентов при исполнении контракта – это одно из оснований для одностороннего расторжения контракта и направления исполнителя в Реестр недобросовестных поставщиков. Причём требование жёсткое, у него не указан квант нарушения – то есть, чтобы произошло 10 или 20 таких нарушений, нет: по Закону о контрактной системе это два однородных нарушения подряд. К актированию таких нарушений свои процедурные вопросы, но санкция-то в контракте заявлена. И процедуры контроля качества и безопасности тоже заявлены.

Поймите тоже одну простую вещь: мы не можем к каждой операции приставить контролера, чтобы у нас одна запеканка ушла школьнику, а вторая соседняя – в лабораторию. Это все дико удорожит контроль и никому не нужно. Можно как в пиццериях поставить видеокамеры, но это рекламно-маркетинговая штука. И в контракт мы не можем перенести все виды контроля и надзора для спокойствия, потому что иначе у нас будет совершенно нерабочий документ. У нас все содержится в отсылочных нормах в тексте контракта, а сам контракт, как и закон, должен быть стройным. И все требования ещё нужно уметь читать, потому что понимание нормативной базы специалистом и неспециалистом очень сильно будут отличаться.

К примеру, в техническом задании контракта есть пункт 6.13, там говорится, что по требованию заказчика исполнитель обязан предоставить в виде извлечения на бумажном носителе, электронного документа или информации в пополняемую базу данных по пищевым продуктам сведения о требованиях к качеству поставляемых пищевых продуктов и продукции, предусмотренных нормативными и техническими документами, необходимые для приемки продуктов по качеству.

Нам первое, что приходит в голову, “ах, значит, требования к качеству предоставляются только по требованию Заказчика, а когда он отвернется, можно возить некачественное”. Но нет, это наоборот, избыточное требование к поставкам, которые закрывают те сферы, где у нас еще нет электронной сопроводительной документации: чтобы шел партионный учет и чтобы по каждой строчке приёмщик товара знал, на какую нормативную базу ему ориентироваться и какие документы контроля качества требовать. И таких не очень очевидных на первый взгляд, дополнительных контрольных механизмов, но на самом деле, правильных, в московском контракте много. 

ВОПРОС 5. Как будет учитываться несъеденное детьми, как будут возвращаться за это деньги? 

Несъеденное и невыпитое детьми учитывается в порядке ст. 4 контракта. Процедура там описана следующим образом:

«Фактический объем (количество рационов питания и комплектов бутилированной воды) ежедневно указывается в Абонементной книжке, где Исполнитель и Заказчик (уполномоченный представитель Заказчика на объекте Заказчика) в конце каждого приема пищи и после приемки комплектов бутилированной воды подтверждают количество рационов питания и комплектов бутилированной воды, поставленных Исполнителем согласно заявкам Заказчика.

Абонементная книжка предоставляется Исполнителем и хранится на каждом пищеблоке. В корешке и талоне Абонементной книжки указывается количество рационов питания и комплектов бутилированной воды, предоставленных Исполнителем на определенную дату. Корешок подписывается Исполнителем (уполномоченным представителем Исполнителя), остается у Заказчика и служит отчетным документом. Талон подписывается Заказчиком (уполномоченным представителем Заказчика), остается у Исполнителя и служит отчетным документом».

Заказчик платит деньги через месяц после фактического исполнения, поэтому за то, что не попадет на столы ребят, оплаты не будет. Все это еще завязано на комплексной информационной системе “Государственные услуги в сфере образования в электронном виде” (КИС ГУСОЭВ, ранее – информационная система “Проход и питание”). 

ВОПРОС 6. Можно ли узнать структуру стоимости еды (продукты, ФОТ, прибыль, аренда и т.д.)? 

Раскрытие структуры цены контракта обязательно только в 3-х сферах регулирования: гособоронзаказ и цепочки кооперации в них; строительство и проектно-сметная деятельность; регулируемые тарифы. Во всех других сферах структура цены, например, конкретной булочки не раскрывается.

Это совершенно невозможно сделать на постоянной основе, это сильно удорожит сам конечный продукт, и это все не будет соответствовать действительности. Красивые диаграммы “вот тут налоги, вот тут акциз, вот тут социальные отчисления, вот тут НДС” возможны только внутри однородных товаров. Нефть, газ, электричество. Для всего остального оценки структуры цены будут нести бешеную погрешность.

Плюс есть режим коммерческой тайны, который даже в рамках контрактной системы охраняет структуру цены. С этим приходится считаться. Я против того, чтобы эту информацию опубличивать, потому что сама по себе информация о торговой наценке вообще ничего не дает в процентном отношении, нужно смотреть, дорогой или дешевый продукт у нас получается на выходе и сравнивать те же школьные завтраки на платной основе и на бюджетной основе. Здесь есть поле для осторожного и последовательного разговора, что сумма трат на платное питание должна быть посильной для семей. 

ВОПРОС 7. Кто уполномочен делать постоянный независимый лабораторный контроль качества сырья и продукции? 

Это представители контрольных и надзорных органов (Роспотребназдор, Рособрнадзор), представители Заказчика, а также представители Государственного казенного учреждения города Москвы Дирекция по обеспечению деятельности государственных учреждений Департамента образования и науки города Москвы, Государственного казенного учреждения города Москвы Служба финансового контроля Департамента образования города Москвы, а также Государственная инспекция города Москвы по качеству сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия (МосГИК).

Продукты промышленной переработки (сливочное масло, питьевая бутилированная вода, питьевое и сгущенное молоко, сыр, соки) направляются на пищеблок только после проведения МосГИК предварительного лабораторного контроля (по показателям фальсификации и/или микробиологическим показателям). Копия письма МосГИК о результатах исследований, заверенная Исполнителем, направляется Исполнителем на пищеблок Заказчика вместе с поставляемой продукцией.

Творог, сметана и другие кисломолочные продукты направляются на пищеблок после проведения МосГИК отбора образцов и направления на лабораторный контроль (по показателям фальсификации и/или микробиологическим показателям). Копия письма МосГИК об отборе образцов, заверенная Исполнителем, направляется Исполнителем на пищеблок Заказчика вместе с поставляемой продукцией. Исполнитель обязан направить в МосГИК уведомление о поставке продукции промышленного производства на распределительный центр или производственно-логистический комплекс (базовое предприятие) не позднее чем до 12:00 рабочего дня, предшествующего дню поставки.

Помимо этого, на основании уведомления от МосГИК о выявлении фактов поставок фальсифицированных и/или небезопасных продуктов промышленного производства или возникновения рисков таких поставок поставка продуктов на пищеблоки Заказчика производится только после проведения специалистами МосГИК лабораторного контроля такой продукции в распределительных центрах или производственно-логистических комплексах (базовых предприятиях) Исполнителя. Место проведения контрольных мероприятий, перечень наименований продуктов указывается в уведомлении от МосГИК.

По контракту Исполнитель обязан обеспечить наличие суточной пробы в полном объеме согласно меню (включая продукты промышленного производства) и хранение суточной пробы в полном объеме и соответствующую маркировку суточной пробы. Контрольный образец предоставляется представителям контрольных и надзорных органов для проведения лабораторных исследований при предоставлении соответствующего запроса. 

ВОПРОС 8. Как защититься от фальсификата в сырье (пальма, сухое китайское молоко, плохая мука)? Кто проводит проверку питания, поступающего в школы, на отсутствие фальсификата? Как родители могут ознакомиться с этими документами? 

Давайте мы опять начнём с каких-то скучных вещей, а потом немного поговорим о реалиях, с которыми я сталкиваюсь и которые, может быть, не очень известны широкой публике, но полезны.

Я уже сказал о том, что МосГИК ведёт упреждающий контроль перед поставкой продукции в школы, и что по электронным ветеринарным сопроводительным документам идет прослеживаемость продуктов животного происхождения от производителя через всех посредников до школьного прилавка. Это точно так же, как сквозная маркировка обуви, лекарств, которая сейчас вводится. Это удобно и прозрачно. Я не вижу (и, думаю, школа тоже не видит) никакого секрета и коммерческой тайны в этих документах. Во всяком случае, не вижу повода их скрывать или делать их документами для служебного пользования.

Плюс есть текущий контроль, о нём мы тоже много уже говорили, и изощренность этого контроля довольно велика, потому что только бутилированную воду можно проверять в аккредитованной лаборатории по 250 показателям. Давайте мы будем идти от проблемных случаев: не нравится вкус, цвет, запах, температура, свежесть, все эти случаи соберем и будем с ними работать. Просто очень сложно абстрактно предусмотреть все возможные случаи, которые могут возникнуть на конкретном пищеблоке.

Теперь поговорим про нормативку, и она вся добросовестно перечислена в контрактах, и не только эта, а более широкий спектр. Это поможет нам понять, что мы защищены определенным нормативным механизмом, который рабочий и который включается в нужный момент. Все это читать очень сложно, но мы говорим о правовом поле, поэтому оно вот так выглядит в рамках защиты конечных потребителей по этим контрактам.

Требования к организации и проведению производственного контроля установлены в ст. 11, 3 ФЗ-52  “О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения”, ст. 22 29-ФЗ “О качестве и безопасности пищевых продуктов”, санитарных правилах 2.3.6.1079-01 “Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья", санитарных правилах 1.1.1058-01 "Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий". 

Согласно ст. 11 ФЗ-52 “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” ИП и юридические лица обязаны:

  • выполнять требования санитарного законодательства,
  • разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия,
  • осуществлять производственный контроль, в том числе посредством проведения лабораторных исследований и испытаний, за соблюдением санитарно-эпидемиологических требований и проведением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий при выполнении работ и оказании услуг, а также при производстве, транспортировке, хранении и реализации продукции.

Согласно ст. 32 ФЗ-52 “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения”:

  • Производственный контроль, в том числе проведение лабораторных исследований и испытаний, за соблюдением санитарно-эпидемиологических требований и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в процессе производства, хранения, транспортировки и реализации продукции, выполнения работ и оказания услуг, а также условиями труда осуществляется индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами в целях обеспечения безопасности и (или) безвредности для человека и среды обитания таких продукции, работ и услуг,
  • Производственный контроль осуществляется в порядке, установленном техническими регламентами или применяемыми до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов санитарными правилами, а также стандартами безопасности труда, если иное не предусмотрено федеральным законом,
  • Лица, осуществляющие производственный контроль, несут ответственность за своевременность, полноту и достоверность его осуществления.

Согласно ст. 22 ФЗ-29 “О качестве и безопасности пищевых продуктов”:

  • Индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность по изготовлению и обороту пищевых продуктов, материалов и изделий, обязаны организовывать и проводить производственный контроль за их качеством и безопасностью, соблюдением требований нормативных и технических документов к условиям изготовления и оборота пищевых продуктов, материалов и изделий,
  • Производственный контроль за качеством и безопасностью пищевых продуктов, материалов и изделий проводится в соответствии с программой производственного контроля, которая разрабатывается индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом на основании нормативных документов и технических документов. Указанной программой определяются порядок осуществления производственного контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов, материалов и изделий, методики такого контроля и методики проверки условий их изготовления и оборота.

Согласно п. 14.1 санитарных правил 2.3.6.1079-01 во всех организациях, независимо от форм собственности, организуется производственный контроль.

Производственный контроль осуществляется в соответствии с санитарными правилами 1.1.1058-01 "Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий". Согласно п. 2.1 санитарных правил 1.1.1058-01 производственный контроль за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (далее - производственный контроль) проводится юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в соответствии с осуществляемой ими деятельностью по обеспечению контроля за соблюдением санитарных правил и гигиенических нормативов, выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.

Вот как периметр защиты, контур недопущения фальсификата и контрафакта выглядит с точки зрения нормативных требований. 

ВОПРОС 9. Почему контракты на организацию школьного питания заключаются на один год? Насколько для бизнеса выгодно заключать контракты сроком на один год? 

Законодательство о закупках у нас очень тесно связано с бюджетным законодательством. Планирование закупок ведется в трех горизонтах, это:

а) предстоящий бюджетный год;

б) плановый период бюджета соответствующего уровня (три года);

в) жизненный цикл товара, работы, услуги.

Бизнесу особо выбирать не приходится, и это вечная проблема. Конечно, бизнес не может обрасти материально-технической базой и окупить её за год на одном контракте или ряде однородных. Такое невозможно даже если заручиться максимально лояльным отношением заказчиков и контролёров. Приходится искать своим товарам, работам, услугам ещё и коммерческое применение.

С другой стороны, государство старается помочь поставщикам системой преференций по отношению к отечественному товару, поощряет инвестиционные контракты. К практической реализации таких проектов всегда много вопросов. Я считаю, что квотирование даёт только иллюзию результата. Но это хоть какая-то уверенность в том, что в госконтракты будет приходить бизнес со своими производственными мощностями — касается ли это школьного питания либо производства аппаратуры и оборудования.

На какой срок ни заключай контракт — всегда будет в чём-то хуже. По ряду направлений есть возможность заключать 3-летние контракты. Казалось бы, здравая мысль: в условиях идеальной конкуренции приходят поставщики, им не нужно быстро окупать операционные затраты, можно планировать занятость, обновление мощностей, зарплаты.

Но у нас не очень хорошо со стабильностью экономической ситуации. Контракты заключаются в твёрдой цене и сегодня, а комплектующие, товары и механизмы нужно по трехлетнему контракту будет закупать и через 2 года, а часть из них будет вообще импортной. Нет механизмов предсказать экономику сделки так далеко. Кроме того, закупочное, бюджетное и налоговое законодательство нестабильно, и моя мечта — чтобы хотя бы один бюджетный год начался и закончился по одинаковым правилам.

СПРАВКА ОБ ЭКСПЕРТЕ

Тортев Дмитрий Геннадьевич – предприниматель, член общественного совета Управления ФАС России по Камчатскому краю, член Торгово-промышленной палаты РФ и Торгово-промышленной палаты Нижегородской области, автор ТГ-канала “Госзакупки. Экспертная аналитика”.

По данным Контур.Фокус является директором и учредителем ООО “Мастерс”, ООО "Лт-Контракт", ООО "Вела Рус". Участвовал в проведении более 200 контрольных процедур ФАС России по ФЗ-44 и ФЗ-135. По оценке самого эксперта, порядка 95% дел было выиграно. Поставщик детского питания по централизованным федеральным контрактам Минздрава России и централизованным региональным и муниципальным контрактам. По словам Дмитрия Тортева, всего выполнено более тысячи госконтрактов на общую сумму около 400 млн руб.; в течение 9 лет был поставщиком детского питания на молочные кухни Нижнего Новгорода, в настоящее время поставляет питание для Нижегородской областной детской клинической больницы, Нижегородской областной клинической больницы им.Семашко. Консультирует органы власти по внедрению проконкурентных практик при организации торгов.