Доклад «Экономический рост Абхазии - институциональные аномалии»

АНО «ЦЕНТР СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ»

«ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ АБХАЗИИ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АНОМАЛИИ»

Значимость институтов для экономического развития страны уже давно стало аксиомой. Значительный вклад в развитие теории экономического роста внес Д. Норт, создавший теорию институциональной экономики, согласно которой институты могут повлиять на процесс роста и объяснить различия в экономическом развитии между странами.

Согласно современной науке, под институтами понимается устойчивый комплекс формальных и неформальных правил (ограничений), а также механизмов принуждения и мотивации их выполнения, совокупность которых регулирует и оказывает влияние на жизнедеятельность экономических субъектов.

Научные исследования показывают статистически достоверную позитивную связь между индикаторами экономического роста стран и «качеством» функционирующих в них институтов: чем выше индикаторы последнего, тем выше и устойчивее в общем случае демонстрируемые показатели экономического роста, что обуславливает актуальность темы.

Исследователями выделяются различные показатели качества институциональной среды: уровень доверия к национальной экономике, уровень государственных расходов, трансакционные издержки и др. Качество институциональной среды измеряется на базе различных институциональных характеристик:

•      защита прав собственности,

•        состояние правовой системы,

•        бюрократическая культура,

•        защита контрактов,

•      распространенность коррупции и др.

Для оценки качества институциональной среды страны используют

международные рейтинги такие как, Индекс глобальной конкурентоспособности, Международный индекс защиты прав собственности, Индекс экономической свободы и другие.

Сложность (невозможность) расчетов международных индексов применительно к Абхазии сужают рамки научного исследования данной темы, но не уменьшают ее актуальность.

В     рамках данного исследования нами были поставлены следующие

задачи:

−   проанализировать динамику и темпы экономического роста Абхазии за

2009-2019 гг.;

−   определить основные институциональные факторы, качество и степень их влияния на развитие экономики Абхазии;

−   выявить причины существования неэффективных институтов и институциональных аномалий в экономике Абхазии;

−   дать рекомендации по противодействию институциональным аномалиям в экономике.

1.  Оценка динамики развития экономики Абхазии

Распад СССР и грузино-абхазская война 1992-1993 гг. совпали по времени с переходом к новой (рыночной) системе хозяйствования. Сразу по окончании войны странами СНГ была объявлена экономическая блокада. До 2008 г. с точки зрения экономики был самым сложным периодом, направленным на выживание любой ценой.

Новые возможности экономического роста возникли в связи с признанием Российской Федерацией в 2008 г. независимости Республики Абхазия.

Как видно из таблицы 1 номинальные стоимостные показатели экономики возросли в разы.

Так, объемы промышленной продукции, экспорта увеличились более чем в 5 раз; трехкратный рост собственных доходов бюджета и розничного товарооборота; удвоились показатели ВВП, совокупного объема прибыли в экономике и импорта.

Таблица 1. – Изменение показателей экономики за 2009-2019 гг.

Источник: рассчитано по данным ГК по статистике РА

Среднегодовой прирост параметров без учета изменения уровня цен составил всего:

•       ВВП – 1,74 млрд. руб.;

•       Экспорт - 430 млн. руб.;

•       Собственные доходы бюджета – 320 млн. руб.

Среднегодовой прирост численности занятых в экономике за 2009-2019 гг. составляет всего 424 чел. в год.

Среднегодовые темпы прироста основных показателей экономики демонстрируют неравномерное развитие: начиная с 2013 г. темпы прироста ВВП снижаются и они меньше, чем средние темпы инфляции; резкие скачки по ВТО, прибыли, инвестициям в основной капитал; неустойчивый рост по собственным доходам бюджета; сокращение темпов прироста численности занятых в экономике (табл.2).

Таблица 2. – Среднегодовые темпы прироста показателей экономики за 2009-2019 гг., %

Источник: рассчитано по данным ГК по статистике

ВВП - не исчерпывающий параметр, определяющий уровень развития экономики. Но очень показательным является его структура, которая с 2009 г. также изменилась не в лучшую сторону (рис.1).

Торговля занимает лидирующие позиции и ее доля с 23,5%в 2009 г. увеличилась до 38,7% в 2019 г.; на втором месте строительство – ее доля с 22,5% снизилась до 14,1%; сельское хозяйство с третей позиции (13%) спустилось на восьмую и ее доля составляет всего 3,5%.

В   2009 г. почти 50% ВДС РА формировалось за счет двух отраслей – торговля и строительство. В 2019 г. – также эти отрасли обеспечивают чуть более 50% ВДС РА.

Рис.1. Структура ВДС Абхазии за 2009-2019 гг., %

Совокупный объем финансовых поступлений в экономику за 2009-2019 гг. составил 82,36 млрд. руб., в том числе:

•    собственные доходы (налоговые и неналоговые поступления) – 37,24 млрд. руб.;

•    инвестиции в основной капитал - 44,0 млрд. руб.;

•    стоимость приватизированного имущества – 1,129 млрд. руб.

Данные не позволяют учесть финансовые поступления из РФ по линии

содействия социально-экономическому развитию за 2009-2019 гг., а также объемы кредитования юридических лиц и ИП. Однако, за 2015-2019 гг. были выданы кредиты юридическим лицам и ИП на сумму 12,42 млрд. С 2016 по 2019 гг. финансовая помощь РФ в целях социально-экономического развития составила 11,97 млрд. руб.

2.  Институциональные аномалий в экономике Абхазии

Современная абхазская экономика характеризуется низкой эффективностью и наличием широкого спектра аномальных форм институционализации, включая «провалы» рынка и государства,

деформализацию правил, дисфункцию институтов развития, институциональные «ловушки» и «разрывы», системную коррупцию. Они носят «хронический» характер, например:

•      ухудшение отраслевой структуры ВВП;

•      сохранение отрицательного сальдо ВТО, объём импорта республики четырехкратно превышает экспорт;

•      продолжение неравномерного развития районов Западной, Восточной Абхазии, г. Сухум и высокой степени их дифференциации;

•      сужение реального сектора экономики;

•      нарастание теневой экономики и другие системные проблемы.

В  таблице 3 приведена институциональная основа экономического роста по таким источникам, как собственные доходы, инвестиции и приватизация.

Таблица 3. – Экономический рост Абхазии: институциональная основа

2.1. Налоговые и неналоговые доходы республики.

В  2009 г. и 2010 г. среднегодовые темпы прироста собственных доходов ГБ РА составляли 34,2% и 29,6% соответственно. Высокий темп в 2016 г. (30,5%) был обеспечен за счет введения ввозного НДС. К сожалению, НДС выполнил только свою фискальную функцию. Объемы собственных доходов почти не меняются после введения НДС. Прирост собственных доходов за 2016-2019 гг. составил всего 380 млн. руб., что в 3 раза меньше, чем содержание Минфина РА, МНС РА, ГТК РА за эти годы. Показательный пример слабости институтов и неэффективности управления.

О сужении легального сектора экономики свидетельствуют некоторые показатели:

- рентабельность продаж в торговле составляет 3-5%. Согласно отчетам организации в сфере розничной торговли и общепита на 100 тыс. руб. выручки приходится 3-5 тыс. руб. прибыли. При этом в отрасли занято 4323 ИП и 2301 чел. или 5,45% от численности занятых в экономике. По этим данным 6624 чел. производят почти 40% ВВП республики;

- в сфере услуг, например, за 2019 г. по данным официальных отчетов, представленных сферой парикмахерских услуг, средняя дневная выручка в целом составляет всего 232 руб.;

- в 2019 г. доля ввозного НДС равна 4,3% от общего объема импорта. Почти 60% стоимости завозимых товаров в республике не облагается НДС. Немаловажно подчеркнуть, что пополнение бюджета в части НДС осуществляется за счет отельных участников ВЭД. Даже при равном подходе ко всем группам товаров со ставкой 4% был бы обеспечен не только планируемый объем налоговых доходов бюджета, но и сняты бесконечные вопросы освобождения определенных товаров от уплаты НДС и коррупционные (теневые) составляющие.

В    таблице 4 приведены предлагаемые институциональные изменения (новые правила, нормы, законы), которые были обозначены в «Стратегии

социально-экономического развития РА до 2025 г.» (Стратегия) и «Программе формирования социально-экономического пространства на основе гармонизации законодательства РА и РФ» (Программа гармонизации).

Реализация перечня предлагаемых мер по Программе гармонизации 2021-2023 гг. частично обеспечивает выход из институциональных «ловушек», но не дает кардинальные возможности расширения легального сектора экономики и повышения темпов роста собственных доходов.

Таблица 4. – Перечень институциональных изменений в налоговой и таможенной сферах РА

2.2. Инвестиции.

Стабильные и эффективные институты – это базовые условия для развития предпринимательства и инвестиций.

За десять лет инвестиции в основной капитал составили 44 млрд. руб., включая финансовую помощь РФ в рамках Инвестиционной Программы содействия социально-экономическому развитию РА.

Анализ показывает низкую отдачу косвенных эффектов от инвестиций в экономику страны: номинальный рост ВВП РА за 2009-2019 гг. составил 19 млрд. руб.; собственные доходы бюджета за этот же период увеличились на 3,6 млрд. руб.; численность занятых в экономике увеличилась на 5660 чел.

Низкие косвенные эффекты инвестиций в экономику страны являются следствием того, что инвестиционная политика проводится самостоятельно без увязки со структурной политикой. В соответствии со ст. 4 п. 5 Закона «О прогнозировании и программах социально-экономического развития Абхазии» инвестиционная и структурная политика должны быть частью Государственной программы.

Выполнение данной нормы закона, а также разработка и принятие Государственной инвестиционной программы в соответствии со Стратегией (таблица 5) и разработка в ее рамках «Инвестпрограммы содействия социально-экономического развития РА» является правовой траекторией выхода из институциональной ловушки и повышения эффективности инвестиций.

Также с точки зрения права в институциональных контрактах должна быть заложена четкая спецификация прав собственности, чтобы избежать в будущем конфликта интересов.

Таблица 5. – Перечень институциональных изменений в инвестиционную деятельность РА

2.2.1. Инвестиции на примере энергетики. Из ИнгурГЭСа на протяжении всех послевоенных лет Республика Абхазия получает бесплатную электроэнергию.

РУП «Черноморэнерго» является энергетической компанией, осуществляющей транспортировку и распределение электроэнергии по электрическим сетям 0,4-6-10-35-110-220-500 кВ на территории Республики Абхазия. В эксплуатации и обслуживании РУП «Черноморэнерго» находятся воздушные линии электропередачи 35-110-220 кВ протяженностью 704,4 км,

42   подстанции напряжением 35-110-220 кВ общей мощностью 1192,63 МВА2.

Из средств финансовой помощи РФ (бюджетные инвестиции) за 2008-2019 гг. на восстановление и развитие энергосистемы Абхазии в общем объеме было направлено более 2 млрд. руб., что составляет менее 2% от суммы ущерба, нанесенного топливно-энергетическому комплексу страны грузино-абхазской войной 1992-1993 гг.3.

За период с 2008 г. по 2013 г. выделено на ремонт системы электроснабжения по РА 491,8 млн. руб., в том числе на строительство линий электропередачи и установку трансформаторных подстанции в г.Гудаута и Гудаутском районе, ремонтно-восстановительные работы ЛЭП по

Сухумскому району, строительство ЛЭП в Гулрыпшском районе, приобретение электрооборудования и спецтехники и др.4

Дополнительно в 2014 г. было приобретено электрооборудование за счет финпомощи РФ на сумму 142,5 млн. руб.5

На модернизацию электрических подстанций и распределительных сетей за 2015-2017 гг. было выделено 733 млн. руб.6. Согласно отчета РУП «Черноморэнерго» на этот объем финансирования были осуществлены:

•    капитальный ремонт подстанции в Гагрском, Гудаутском, Очамчырском районах и г. Сухум;

•    реконструкция и капремонт распределительных сетей в Гагрском, Гудаутском, Сухумском, Гулрыпшском, Очамчырском, Ткуарчалском районах.

За 2017-2019 гг. объемы финансирования отрасли составили 732,65 млн.

руб.7

Бесплатная генерация, значительные объемы финансирования отрасли, принятый закон «Об электроэнергетике» не способствовали обеспечению в

2  https://chernomorenergo.info/upload/iblock/9d0/9d0da5b7fb9d7f6a4de32d56eec6f189.pdf

3 Ущерб по данным специальной правительственной комиссии РА на 01.01.1995 г. составил 2,2 млрд. долларов США

4 Сведения об использовании средств российской финпомощи на социально-экономическое развития РА//КМ РА. – Сухум. -2013. – С.11-13

5   Инвест программа содействия социально-экономическому развитию РА на 2014 г.//http://mineconom-ra.org/upload/iblock/a7c/a7cbc8f0786f6008a2f8a0d48c8627ab.pdf

6 Инвест программа содействия социально-экономическому развитию РА 2015-2017 гг.

//http://mineconom-ra.org/upload/iblock/940/9403e58d49f202e8c7b8031d85e54f8f.pdf

7   Инвест программа содействия социально-экономическому развитию РА 2017-2019 гг// http://mineconom-ra.org/upload/iblock/1d5/1d5956b0e971c3446617e351e1aa1b70.pdf

полном объеме потребностей экономики и населения нашей республики качественной электроэнергией, а также снятию системных проблем отрасли.

К  ним относятся:

•       отсутствие национальной энергетической системы;

•       высокий уровень износа электроэнергетического оборудования и передающих сетей;

•       значительные потери электроэнергии при ее транспортировке;

•       высокая доля неплатежей за потребляемую электроэнергию;

•       неконтролируемый рост потребления электроэнергии из-за майнинга криптовалют и др.

Для решения, в частности, проблемы с майнингом криптовалют Правительством РА за последние три года были приняты ряд нормативно-правовых актов:

-  в конце 2018 года - запрет на территории республики деятельности

по майнингу криптовалют;

-   в сентябре 2020 г. - их легализация и запрет ввоза оборудования;

-  в декабре 2020 г. - очередной запрет на майнинг криптовалют до 1 июня 2021 г.

Кроме того, в 2020 г. по Программе гармонизации предлагаются следующие институциональные нормы в области энергетики:

1.  Разработка и принятие нормативно-правовых актов РА, регулирующих привлечение инвестиции российских электросетевых компаний в целях развития и модернизации электросетевой инфраструктуры и обеспечение энергобезопасности республики (п.4). Срок реализации - июнь 2021 г.;

2.   Внесение и изменений в Постановление КМ РА «О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельными категориями абонентов» в части определения порядка ввоза на территорию РА оборудования и компонентов для «майнинговых ферм», а также определения мер ответственности за нарушения установленного порядка и степени участия силовых и государственных надзорных органов в работе по выявлению

«майнинговых ферм» и предотвращения их повторного несанкционированного присоединения к электрическим сетям энергосистемы РА (п.41). Срок реализации - 2021 г. (Кабмин РА, Минэнерго и Минэкономразвития РФ);

3.   Разработка нормативно-правового акта, регулирующего отношения энергоснабжающей организации и потребителя, имеющего оборудование для коммерческих вычислений в части: возмещения затрат РУП «Черноморэнерго» на технологическое присоединение заявителя; установления экономически обоснованного тарифа на потребляемую энергию; документального оформления режима энергопотребления и порядка ввода временных ограничений для потребителя, имеющего оборудование для коммерческих вычислений, при дефиците и мощности в энергосистеме РА

(п.42). Срок реализации - 2021 г. (Кабмин РА, Минэнерго и Минэкономразвития РФ);

4.   Подготовка и подписание «Соглашения о таможенном контроле товаров, перемещаемых по линиям электропередачи» (п.15). Срок реализации

-     2021-2023 гг. (ГТК РА и ФТС РФ).

Практика показывает, что череда новых институциональных норм вне рамки государственной программы не гарантирует устранения институциональных аномалий в энергетике.

На наш взгляд, для обеспечения энергетической безопасности необходимо реализовать обозначенные в Стратегии правовые механизмы, в частности, разработка Государственной программы создания и развития национальной энергетической системы и реализация энергетических проектов через государственно-частное партнерство.

2.3. Приватизация.

С    точки зрения развития национальной экономики важно какие цели преследовались и какова эффективность процесса приватизации государственной собственности в Абхазии. Стратегические цели приватизации:

- изменение форм собственности (разгосударствление) - выполнена. Доля государственного сектора в ВВП в 2019 г. – 16,5% при среднемировом показателе в 30%;

- формирование эффективного частного сектора. За 2009-2019 гг. в РА было приватизировано почти 1000 ед. Численность занятых в частном секторе увеличилось всего на 976 чел. Если эти рабочие места были обеспечены только за счет приватизации, то примерно один приватизированный объект создал всего одно рабочее место.

- инвестиции, привлеченные в процессе приватизации, должны были способствовать быстрому восстановлению объектов, техническому, производственному переоснащению, но на практике никакой серьезной структурной перестройки производственного сектора экономики не произошло и многие объекты не восстановлены до сих пор;

- социальная эффективность от приватизации тоже оказалась низкой для большинства населения Абхазии. Не были учтены принципы равенства граждан при ее осуществлении. В целом от приватизации общество заработало определенный капитал в виде средств от приватизации государственной собственности, который в соответствии с законом поступил в специальный внебюджетный приватизационный фонд. Эта сумма составляет 1,12 млрд. руб. или в среднем на одного жителя страны около 5 тыс. руб. Более того, исходя из данных Генеральной прокуратуры, опубликовавшей списки должников в 2018 г., средства Приватизационного фонда не задействованы в полном объеме в развитии экономики страны и оказались в лучшем случае в теневом секторе или безвозвратно утеряны.

В Госбюджет Абхазии в 2019 г. поступили доходы от имущества, находящегося в государственной собственности в объеме всего 186,8 млн. руб. или 3,7% от собственных доходов.

Таким образом, разработка двух законов, множества нормативных актов, многоступенчатой процедуры утверждения перечня объектов республиканской собственности Правительством РА и Парламентом РА, итоги приватизации в целом и управления государственной собственностью оказались противоречивыми, малоэффективными и нуждаются в серьезной корректировке.

3.  Выводы и рекомендации

Наличие, самовоспроизводство за весь поствоенный период неэффективных институтов и институциональных единиц подрывает экономическую безопасность страны, ослабевает экономику. У исполнительной власти не было и нет четкого комплексного плана реформирования экономики страны.

Современная экономическая власть помимо законодательных и нормативно-правовых актов может опираться на следующие легитимные документы для осуществления экономической политики:

•    «Стратегия социально-экономического развития РА до 2025 г.», утвержденная Президентом РА 2.03. 2016 г.;

•    «Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию РА на 2020-2022 гг.», утвержденная МПК 20.12.2019 г.;

•    Государственный бюджета РА;

•     «Программа формирования социально-экономического пространства на основе гармонизации законодательства РА и РФ», утвержденная Президентом РА и зам Руководителем Администрации Президента РФ 12.11.2020 г.

Но проблема в том, что эти документы слабо взаимосвязаны, не дополняют друг друга и не находятся в строгой соподчиненности, что не

позволяет Правительству РА эффективно противодействовать институциональным аномалиям. Более того, Правительство РА само оказалось

в   институциональной «ловушке». Суть «ловушки» в том, что на ее содержание

в          2021 г. направляется 4,36 млрд. руб., а собственные доходы Республиканского бюджета РА 3,36 млрд. руб. Экономика Абхазии не зарабатывает столько денег, сколько обходится содержание чиновников исполнительной власти, соответственно Правительство Абхазии сегодня де-факто, а в случае прекращения финансовой помощи РФ де-юре является банкротом.

Для противодействия институциональным аномалиям экономического роста Абхазии и выхода из институциональной «ловушки» со стороны

Правительства РА нужен определенный алгоритм действий, основанный на программно-целевом методе управления, важнейшим инструментом которого

выступает государственная программа и целевые проекты на среднесрочную перспективу.

Институционально необходимость разработки Государственной программы в Абхазии обозначены в законодательных и других нормативных актах.

В   соответствии с Законом РА «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития РА», принятый в 2000 г., «КМ РА разрабатывает программу социально-экономического развития на среднесрочную перспективу (ст.4п.3).

Согласно Положению о Министерстве экономики РА Министерство экономики РА «разрабатывает и в установленном порядке представляет на рассмотрение КМ РА программы социально-экономического развития РА на среднесрочную перспективу а также государственные территориальные и отраслевые программы социально-экономического развития отдельных территорий и отраслей (ст.9 п.9).

В        Стратегии в разделе «Управление реализацией Стратегии» были прописаны алгоритм и структура государственной программы на 2016-2020 гг., 2021-2025 гг. Предпринятые Президентом РА в 2016 г. практические действия по ее реализации были блокированы КМ РА.

В      Программе гармонизации (пункт 9) планируется «Разработка и подписание Меморандума о сотрудничестве между Министерством экономики РА и Минэкономразвития РФ в области развития программно-целевого управления». Срок реализации – 2021-2023 гг.

При отсутствии Государственной программы социально-экономического развития меры противодействия институциональным аномалиям будут носить спорадический характер, что ограничивает возможности самостоятельного экономического роста Абхазии и повышения уровня жизни населения.

Работа выполнена Отделом национальной экономики ЦСЭИ, Республика Абхазия, г. Сухум

08.07.2021 г.