О разочарованиях

Разочаровываться я почти перестал, потому что больше не очаровываюсь. Но разочаровать могу, виновен. Вот недавно разочаровал писателя. Это было так. Он мне в Телеграм написал, мол, поставь лайк на Дискурсе. А я сижу работаю, не открываю сообщение. У меня очередь неоткрытых на несколько часов, всё по порядку. Через некоторое время он снова пишет: «Спасибо». Ну, думаю, значит, кто-то другой плюсанул, и он решил, что это я. Пофиг, думаю. Открыл сообщение, чтобы оно было прочитанным и не маячило. И забыл об этом, конечно, сразу. Наступает ночь. Он мне на ВК пишет: «Нет, серьёзно, почему ты мне не ставишь лайк?» Тогда мне и стало понятно, что то «Спасибо» было саркастическим, а не ошибочным. Не знал он, писатель, что у меня другие дела были и очередь сообщений, думал, я как раз без дела сижу, рассчитывал, что я сразу его сообщение открою и просьбе внемлю. А я не любитель объяснять, почему я не ставлю лайк. Вообще не любитель объяснять что-либо в нерабочее время. А уж если за каждый непоставленный лайк отчитываться, то тут и жизни не хватит. Зовите меня старомодным, но по-моему, куда ставить лайк — это личное дело каждого. А если от этого зависит, выйдет публикация или нет, как на Дискурсе, то тем более, это должно произойти естественным путём. Или же мы станем все ставить лайки себе чужими руками в конце концов. Вроде и так понятно, а надо объяснять. Нет настроения объяснять, да и долго, а человек настаивает, говорит, объясни, и всё тут. Думал-думал, как бы это всё покороче сформулировать. И придумал. Написал предельно коротко: «[Имя писателя], я не ставлю тебе лайк, потому что ты занимаешься хуйнёй». Грубо вышло, да, но коротко, согласитесь. И, казалось бы, ясно. Но ему не понравилось. Он написал, что сильно во мне разочаровался. Потому что решил, что под «занимаешься хуйнёй» я имею в виду его литературное творчество в целом, а не конкретно выпрашивание лайков. Я пытался что-то уточнить, да куда там, он уже и сообщение моё открывать не стал, так сильно разочаровался. И что с нами теперь станется? Будьте ласковы с писателями. И с остальными тоже, по возможности.