Pax Americana в наши дни — цифродиктатура Twitter и Facebook

Наступило время описания дигитальной (цифровой) диктатуры. Во-первых, пора усвоить, что в наши дни должна быть в приемлемом для обычных людей виде сформулирована система понятий, объясняющая, чем новая диктатура отличается от старой.

Столь массированной оцифровки жизни ещё не было: если для репрессий неугодных раньше чиновник работал с картотекой и тратил на поиск сведений, анализ и реагирование многие часы, то сейчас программа и мощный компьютер делают эту нудную работу за секунду.

Второе: оцифровки всех сфер жизни раньше не было, а «волчий билет» или «чёрные метки» в виде поражений в правах были инструментами неуклюжей дрессировки социума. Сейчас в системе «кнута и пряника» дигитализация (оцифровка) лояльности — эффективный рычаг.

В-третьих, следует понять, закономерна ли цифровая диктатура или это плод трудов наёмников «властелинов мира».

Специалист из Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов утверждает, что кибер-диктатура и репрессии методом исключения неугодных из числа пользователей системами жизнеобеспечения и в более широком смысле всеми основными общественными структурами — закономерный этап развития буржуазного общества.

Деспотия проявляется в рамках того, что нам известно, как совокупный Запад или англо-саксонский мир (Pax Britannica — Pax Americana).

В качестве иллюстрации учтём факт «крупнейшей цифровой миграции в истории человечества» (оценка Дурова), как уже называют бегство жертв цифрового террора в мессенджер Telegram.

Миграция привлекла внимание массовостью перехода сторонников Трампа после репрессий в адрес действующего президента и его сторонников в американских соцсетях, в последние дни вышедшей за рамки виртуального в обычный мир.

Последнее: в текущей стадии борьбы за цифровласть над миром наверняка увидим попытки «властелинов» уничтожить конкурентов любым способом — сейчас цифровой Pax Americana наверняка нацелился на Telegram.

Для РФ важнее всего надо бы считать план обзавестись суверенным интернетом со всей его начинкой.

Сеть и платформы пока принадлежат забугорным «партнёрам» и стали в их руках инструментом влияния на всех, кто пока не обзавёлся суверенным инфопространством.