Выборы

Тридцать первая глава книги "Блеск и Нищета Сумасшедших"

В древней Греции человека, который не ходит на выборы, называли идиотом. Данный аргумент часто приводят для политической пропаганды. И это действительно правда.

Только вот эти агитаторы не пожелали упомянуть, что изначально слово «идиот» означало человека, живущего в отрыве от общественной жизни и не интересующегося политикой. И самое главное: слово не носило оценочного эмоционального окраса. Вас могли спросить о ваших политических взглядах — вы могли ответить: «Я идиот» и это звучало бы нормально и, вероятно, даже гордо. Но какая может быть речь о достоверности, когда народ не хочет идти на выборы?

Данное явление коснулось и N-горской психиатрической лечебницы. За несколько дней до заветной даты Игорь Николаевич произнёс перед пациентами короткую речь, в которой призывал их принять участие в голосовании. Конечно же, его никто не слушал. Но самое главное происходило непосредственно в день выборов.

Обычное воскресное утро. Тётя Рая в этот день была выходная, но на работу всё равно пришла — у неё была особая миссия. С утра обычно не особенно активная санитарка носилась по палатам как угорелая и проверяла, всё ли чисто и опрятно в отделении. После завтрака всех выгнали из столовой и начали её готовить для предстоящего голосования: расставили столы, всё помыли, убрали лишнее. В одиннадцать пришла комиссия с урнами и бюллетенями. В половину двенадцатого начали пофамильно вызывать пациентов.

Вы спросите: какие выборы, тут же психически больные люди? Но голосовать могли все, за исключением лишённых дееспособности в судебном порядке, коих было меньше двадцати человек. Среди них, между прочим, были вполне адекватные и здоровые люди — например, Гена и дядя Коля были лишены права голоса. А вот Попёнок, Алхимик и многие другие наглухо отбитые психи голосовали. И вот как это происходило:

Тётя Рая называет фамилию.

— Голенков!

Дима Голенков, у которого в этот день было обострение голосов в голове, зашёл в столовую. Тётя рая провела его к скамейке, усадила за стол и положила перед ним бюллетень.

Вот сюда галочку поставь! — показала она ему на одно из полей.

— Лабулабудабл. Я пацан нормальный. Люблю афганский опий и тибетскую магию. Я смотрящий за бараком. Дабулабудабу, — продолжил бормотать Дима.

— Дима, поставь галочку, а то передачку не дам!

— Малаоабл. Я древний маг. Булаьаблуьбо, — не понимал ничего Дима.

Тётя Рая взяла его руку, вложила в него авторучку и поставила галочку. Потом показала место, где надо расписаться. Вошёл следующий.

За нужного кандидата голосовали почти все. Самые больные просто ставили галочку там, где им сказали, другим тётя Рая давала по одной сигарете марки «прима», некурящим — конфеты. Даже Стас Барлеев, местный блатной и уголовник, поставил галочку в нужном месте. Ценой принципов Стаса были пять сигарет с фильтром от Тёти Раи. Конечно, это всё происходило тайно, и никто об этом никому не рассказал, но мы-то с вами всё видим, дорогой читатель!

Были, конечно, и исключения. Например, Фархад Мамедов, надо отдать ему должное, отказался голосовать даже ценой пачки сигарет и наорал на тётю Раю благим матом, за что потом получил укол аминазина. Другой принудчик обратился к выборной комиссии с жалобой на то, что пытаются купить его голос и обещанием пожаловаться в вышестоящие органы. Его тоже наказали. А был ещё один.

Когда назвали его фамилию, он поздоровался с тётей Раей, вошёл в столовую, приветливо улыбнулся выборной комиссии, взял бюллетень, подождал, пока тётя Рая отвернётся к другим пациентам, и принялся за работу. Около минуты он старательно водил ручкой по бюллетеню, закрывая его спиной от любопытных взглядов. Потом, стараясь избегать чужих взглядов, понёс его в сторону урны. Его остановила тётя Рая и внезапно разразилась праведным гневом, взглянув на лист.

На бюллетене красовался изображённый во всей красе мужской детородный орган. В квадратике напротив каждой из фамилий было написано слово «хуй».

— Да как тебе не стыдно! — заорала тётя Рая. — КАК ТЕБЕ НЕ СТЫДНО! ПОРТИШЬ БУМАГУ, НАСМЕХАЕШЬСЯ НАД ВЫБОРАМИ, ГАДОСТИ РИСУЕШЬ!

— Вообще-то вы не имеете права вырывать у меня из рук бюллетень и даже смотреть в него. Я выражаю свою гражданскую позицию! — ответил нарушитель порядка.

— Позицию он выражает, ты посмотри на него! Бессовестный! — тётя Рая, почти сорвавшая голос, порвала бюллетень с изображением пениса на маленькие кусочки. — Я всё Игорю Николаевичу расскажу!

Пациент, смеясь над реакцией Тёти Раи, спокойно вышел из столовой и пошёл к себе в палату, чтобы дальше лечь спать. А кем был этот человек — догадайтесь сами.

Это — тридцать первая глава из книги "Блеск и Нищета Сумасшедших" Леонида Баталина. Полную книгу вы можете:

Приобрести в электронном виде на ЛитРес;

Приобрести в электронном или печатном виде в telegram-канале автора и поддержать его напрямую.

А также подписаться на группу ВК или канал в телеграме.

Спасибо!