Дневник выжившего

День 2

Я открываю глаза и я дома, все хорошо, жена спит рядом. Я тихонько встал с кровати и пошел на кухню. Сегодня я не ударился об тумбу, начало дня было сравнительно неплохим, если не брать в расчет сон, от которого я проснулся в холодном поту. На часах было шесть утра, но чувствовал я себя, как будто я проспал пол дня. Думаю это из-за того что вчера пошли спать в десять часов. Я решил сделать себе чай. Включив телевизор, я поставил чайник на плиту и уселся смотреть новости. Но сейчас ничего интересного не показывали, телевизор я почти не смотрю, но из-за того случая в магазине и последних событий на мировой арене, приходится следить за этим. Телевизор это зомбоящик, из всех щелей лезет пропаганда. Порой, посмотрев несколько часов это все, то может показаться, что так все и есть на самом деле. Если бы не было интернета, других источников получения информации, то промывать мозги населению было бы еще легче. На дворе 2029 год, а наш император Владимир Владимирович Путин до сих пор сидит на свое престоле. В стране с каждым годом становилось все меньше тех людей, которые были против власти и не от хорошей жизни они исчезали. Хорошо, что я пишу этот дневник после всех грядущих событий, иначе бы я так же исчез. Если раньше была хоть какая то свобода слова, то сейчас об этом можно забыть. Все деньги уходят на армию, в стране не пойми, что происходит, мне повезло, что я смог найти такую работу. Мне не хотелось бы ее терять. Выключив телевизор, с кружкой чая я пошел в спальню, пытался найти одежду, что бы выйти прогуляться. Выходя из спальни услышал, как Ева плачет, Ксюша, пока не проснулась, я решил покачать ее немного, что бы она уснула. Спустя десять минут, она уснула, поцеловав жену и сказав ей, что я прогуляться. Я пошел к двери. На выходе из дома я прислушался, все ли тихо, вдруг Ева снова проснулась. Убедившись, что все тихо, я вышел из дома. Лифт до сих пор не работал, но спускаться было легче, чем подниматься. На улице было прохладно, все таки утром нужно одеваться потеплее. Я побрел в сторону парка, мне нравилось прогуливаться наедине с собой. Достав наушники из кармана, вставил их в телефон и включил свой любимый альбом. Этих ребят мало кто знал, но их песни были всегда со мной, они меня вдохновляли и помогали, когда мне было плохо. Группа Broncho, если кому-то интересно. Людей совсем не было на улицах, как будто идешь по заброшенному городу. Хотя Москву не назовешь безлюдным городом. Переехали мы в Москву совсем недавно, поэтому знал город очень плохо. Раньше мы жили в маленьком городе Анапа на юге России. Там я родился и вырос. Ксюша жила в Кирове, а после со мной в Анапе. Вдруг зазвонил телефон. Так как я был в наушниках, было не видно кто звонит. Я взял трубку и услышал знакомый голос. Это был мой лучший друг. Его звали Никита. Дружим мы с ним еще с детского сада. Сейчас он служит по контракту. Поэтому в последнее время мы не часто общаемся. Он предложил мне встретиться вечером в баре. Я согласился. Мы ведь столько не виделись с того момента, как ушли служить. Нас призвали в одно время. Его отправили в войска ПВО, а меня в танковые войска. Он решил остаться там после срочной службы. Там порядочно платят, а сейчас это не маловажно. Предвкушая встречу я решил пойти домой. Будет интересно послушать его, все таки он служит в армии, а сейчас они явно знают больше чем обычные люди. По дороге домой я решил зайти в тот же самый магазин, что и после работы. Но на подходе к нему , я увидел, что он закрыт. Почему он закрылся, пока я не знаю. Через несколько минут я был у дома. Наконец то лифт чинят, значит еще не долго придется мучиться. Но сейчас нужно снова подниматься по лестнице. В этот раз этот подъем мне дался намного легче. Я открыл в дверь и зашел домой. Дети уже не спали, а спокойно играли в зале. Глеб смотрел мультики, а Ева пыталась залезть на диван. Ксюша готовила покушать. Я пошел на кухню к Ксюше. Она не слышала, как я вошел. Я обнял ее сзади и поцеловал в щеку. Она от неожиданности дернулась и чуть не уронила посуду. Я рассказал ей о том что сегодня вечером пойду в бар, что бы встретиться с Никитой. Затем я пошел к детям. Обнял их и сел рядом с ними на диван. Еву посадил между ног, что бы она не упала с дивана, а Глеб сам сел поближе. Так мы сидели долгое время. Я начал потихоньку засыпать. И не только я. Мы заснули все вместе. Ева у меня на руках, а Глеб лег мне на ноги и уснул. Узнал я об этом , когда проснулся. Ксюша сидела рядом и смотрела на нас. Дети еще спали, я аккуратно взял подушку и подложил под голову Глеба. А Еву отнес в кроватку. Я посмотрел на время. Уже пора собираться. Как обычно собирался я в последний момент. Поцеловал жену и вышел на лестничную клетку. Лифт работал, теперь не придется спускаться вниз сна своих двоих. Солнце уже зашло, на улице было прохладно. Начался дождик, я быстро добежал к машине и сел в нее. Ехать нужно было недалеко. Я забил в навигатор место встречи и отправился на встречу. Когда я приехал на место, было совсем темно. Дождь закончился и маленькие капельки падали с крыш. Было не приятно, эти самые маленькие капельки, то и дело норовили попасть за шиворот. Войдя в помещение, я сразу же увидел Никиту. Он сидел за барной стойкой в одиночестве. Тут было не многолюдно, закрыв за собой дверь, я направился к другу. Подойдя к нему, я окликнул его, он сразу же повернулся и начал вставать со стула. Обнявшись, мы сели за стойку. То что он рассказал, повергло меня в шок. Несколько секунд я молчал. Все мои опасения на счет войны оправдались. СМИ молчали, что бы не сеять панику среди людей. Только некоторые группы людей знали об этом. Рассказав мне об этом, Никита нарушил устав. Если кто-нибудь узнает о нашем разговоре, то он отправится в тюрьму. Никто пока не знает, когда наступит этот раковой день для всего человечества. Эта новость рушила все мои планы на будущее, все мои планы и затеи и не только мои и всех живых существ. Скоро никто не будет жить, как раньше. Я молчал очень долго, пока Никита снова не заговорил.

- Есть одно место в котором можно укрыться, я пришел с тобой поговорить именно об этом. У тебя большая семья и я не мог молчать, зная, что я укроюсь там, под землей, а ты со своей семьей останешься умирать на поверхности.

Я все так же молчал, было сложно поверить в это все. Через силу я смог заговорить.

- Что мне нужно делать?

- Сейчас мы поедем к этому месту и я все тебе покажу.

- Хорошо, я обязан тебе по гроб жизни.

- Не думай об этом, я не смог бы по-другому.

Допивая свои кружки пива, мы пошли к выходу. Никита задал в навигатор нужное место, и мы отправились в путь. По дороге мы молчали, сейчас не особо хотелось говорить. Спустя пол часа мы подъехали к входу небольшого здания. Оно находилось на окраине Москвы. Никита открыл входную дверь и зашел внутрь, я последовал его примеру. Внутри было практически пусто, у стен стояло несколько пустых стеллажей. Похоже, что это какой то склад, но как склад может защитить от удара нескольких ядерных бомб. Хотя не стал бы он вести меня сюда, что бы показать склад. В этот же момент он открыл огромную железную дверь и подозвал меня к себе. За этой дверью на не большом расстоянии находился огромный лифт. Нажав кнопку, двери открылись и мы вошли во внутрь. Со скрипом лифт двинулся вниз. Спускались по моим ощущениям примерно десять минут. На выходе из лифта был коридор для очистки от радионуклидов. Пройдя через него, сейчас он не работал, мы вошли в огромное помещение. Оно было разделено перегородками на комнаты. На всех была нумерация. Мы подошли к одной из таких комнат, на ней было написано «Отсек №3», это было что-то похожее на кухню, только огромных размеров. Чуть дальше был следующий отсек, это было что то по типу спального помещения. В несколько рядов стояло большое количество многоярусных коек и рядом с ними тумбочки. Так же , как в армейской казарме. Я сел на одну из них. Никита сел рядом со мной, он понимал, что сейчас я начну задавать много вопросов.

- И что это за место? Оглядываясь по сторонам, сказал я.

- Это подземное убежище, рассчитанное на 200 человек. Глубина, на которой мы сейчас, 75 метров, на два метра глубже, чем самая глубокая станция метро в Москве. Оно предназначено для офицеров и их семей.

- Стоп, но мы ведь гражданские, что будет, когда это случится, и тут окажемся мы?

- Ты всерьез думаешь, что в такой неразберихи кто-то будет задавать тебе вопросы? Удивленно спросил Никита.

- А после того как все уляжется? Не выпрут ли меня с моей женой и детьми на поверхность?

похлопав меня по плечу, он сказал:

- Да не переживай ты так, все будет путем, один из офицеров мой хороший знакомый. Я буду находиться тут, когда это случиться.

- А ты знаешь, когда это случиться?

- Нет, не знаю, как и никто другой. Это известно только главнокомандующим. Они начнут этот ад на земле.

- Что мне теперь делать?

- Так, смотри, у тебя есть в лучшем случае день, что бы собрать всех своих и приехать сюда заранее. Я не думаю, что раньше все это начнется, потому что наши отправили дипломатов на переговоры с Американцами. Похоже они надеяться еще решить мирно все разногласия. Сейчас отправляйся домой и поспи.

- Да, теперь попробуй уснуть.

- Ничего, уснешь, думай сейчас о своей семье. У тебя есть возможность спасти хотя бы их.

- Спасибо тебе, я не знаю, что мне сделать, что бы тебя отблагодарить.

- Ничего мне не нужно, просто прими это как должное.

Посидев еще немного, я пошел за ним на выход. Никита попросил довезти его к бару. Говорит, что хочет напиться. Сейчас бы я тоже не отказался, но мне нужно быть со своей семьей. Я до сих пор не знаю, как это все сказать Ксюше. Оборвать все мечты и планы в один момент. Но что может быть дороже жизни, особенно жизни дорогого тебе человека.

Вот я уже у дома. Вышел из машины и пошел к подъезду. Я открыл дверь и вошел в квартиру. Дома было, как обычно спокойно и тихо. С кухни веяло чем то вкусным. На часах уже было девять часов вечера, дети уже спали. Зайдя на кухню, я не увидел жены. Сел на диванчик и уставился в стену. Ксюша пришла через пару минут. По моему лицу она поняла, что случилось что-то не хорошее.

- Антош, что с тобой? Она садясь рядом со мной спросила.

Немного помолчав, я ответил:

- Помнишь историю, которую я тебе рассказывал вчера?

- Про магазин?

- Да

- И что в этом такого?

- Мои опасения оправдались. Мы на пороге последней войны.

Ее лицо резко изменилось, такая же реакция была и у меня. В комнате повисла тишина.

Нужно было разрядить обстановку, то есть успокоить, что для нас есть шанс спастись.

- Моя хорошая, для нас все не так плохо. Узнал я об этом от Никиты и можно сказать, он нас спасает. Ее лицо немного сбросило ту тревогу, которая была раньше.

- Что ты имеешь в виду?

- Он нас проведет в убежище. Там мы сможем выжить.

Как только договорил, я обнял и сказал:

- Все будет хорошо, я обещаю тебе.

Мы поцеловались, от этого поцелую стало намного теплее и легче. Всегда рядом с ней было намного спокойнее. И сейчас, когда осознание того что такой привычный мир скоро погибнет, просто не дает думать не о чем. Это нагоняет плохие мысли и тоску, но рядом с ней мне намного лучше. Так было всегда.

Она предложила мне покушать. Сегодня был пирог с капустой. Он был чертовски вкусный, за сегодня я первый раз покушал, и это только прибавило вкуса.

Ксюша сидела со мной и молча смотрела, как я ем. Для нее это так же долго доходило, весь ужас того что начнется совсем скоро. Я доел и вымыл посуду. Я окликнул жену и мы пошли в спальню. Мы легли с ней в кровать и еще немного поговорили.

- Собираемся завтра, детям скажем, что это временно.

- Ладно Ева, она еще маленькая, а Глеб. Он ведь у нас слишком умный, ты думаешь он не начнет расспрашивать нас и что ты ему скажешь?

- Что-нибудь придумаем, сейчас главное уехать отсюда.

- Я тебя люблю

- И я тебя люблю. Спим, нам нужно побыстрее уехать отсюда

- Спим.

Обнявшись мы уснули.