...

by When Killber
...

Самый комфортный период в жизни Дашки наступил, когда она ухитрилась подобрать себе мужиков с одинаковыми именами. Всех троих звали Колями. Удобно, знаете ли, никакого риска спьяну или в порыве страсти оговориться. Помнится, однажды, перед погружением в общий наркоз, она брала с анестезиолога обещание строго проконтролировать, правильно ли она назовет имя мужа после пробуждения и не будет ли стенать в бреду про любовника.

Даша – чемпион по многоугольным любовным фигурам. В народе ее окрестили бы попросту блядью, но мы-то с тобой не будем судить так по-мещански. Может, просто человека своего еще не встретила, имеет же женщина право быть в поиске.

К тридцати годам в ее багаже накопилось немало связей и даже больших любовей. Но все они обязательно превращались в уютную коммунальную квартирку. Даша изменяла всем. Мужьям, бойфрендам, любовникам. Тем, кто любил ее, тем, кого любила она. Жизнь ее напоминает вечную адреналиновую гонку, на которую смотришь со смесью восторга и ужаса. Пару раз, например, она ухитрялась прощаться с мужчиной у двери, за которой ждал другой, ничего не подозревающий возлюбленный, успешно разводила ухажеров по разным терминалам аэропорта, уезжала на поезде с одним, предварительно трогательно попрощавшись на перроне с другим, сочиняла грандиозные истории про сошедшего с ума поклонника-преследователя, чтобы на случай незапланированного появления одного из кавалеров всегда иметь готовую железную отмазку. В общем – огонь-девка.

Естественно, виноваты в ее поведении всегда они. Жестокие, холодные, недостаточно внимательные избранники, которые вообще не чешутся, чтобы сделать ее счастливой. Поэтому и приходится все это городить. Один, например, не разводился с женой, несмотря на неземную любовь, поэтому Дашенция завела еще двух, чтобы отвлечься. Второй никак не мог дать конкретного ответа о формате отношений, и что оставалось несчастной девушке, которая уже купила фартук для варки борщей в уютном семейном гнездышке? Третий был недостаточно заботлив и красноречив, понадобилось организовать кого-то более романтически подкованного для уравновешивания сил. Четвертый дарил не те цветы, чем жутко злил, и приходилось подручными способами (то бишь сексом с другими мужиками) восстанавливать душевное равновесие. Пятый душил своей сладкой любовью, да так, что необходимо было разбавлять, дабы ничего не слиплось. Шестой не уделял внимания, а сами знаете, женщинам оно необходимо как воздух. Список провинностей можно продолжать бесконечно. Суть одна: будь хоть кто-то из них достаточно удовлетворителен во всех аспектах, жили бы, горя не знали, и никаких дублеров не потребовалось бы.

Когда Дашкины проделки вскрываются, разумеется, случается страшный скандал. И происходит это каждый раз, так как она катастрофически не умеет врать, посему палится довольно быстро. Оскорбленный вероломством спутницы мужчина удаляется в закат, а девчонка наша начинает истошно страдать, ибо, кто бы сомневался, то был лучший мужчина, хотя и сам во всем виноват.

Порыдав и пострадав, Даша обещает себе, мол, все, больше никогда, теперь только эксклюзив, но не успевает оглянуться, как уже покупает пятнадцать открыток «моему единственному», как в том анекдоте.

Откровенно говоря, такое постоянное хождение по лезвию ножа ее уже порядком измотало. То депрессия приключится, то ощущение, что совсем не свою жизнь живет, нападет, то желание, чтобы все уже было спокойно, просто и понятно, накроет с головой. Но остановиться почему-то не получается.


Анализ

Я представляю, скольких читателей сейчас посетили саркастические мысли про «слаба на передок» и «бешенство матки». Разочарую вас, не половые органы тут разбушевались, а мозг.

Когда-то Даша была маленькой девочкой. Как полагается, с мамой, папой и даже бабушками, дедушками. Семья на первый взгляд вполне приличная, среднестатистическая. Вот только мама очень опекающая, жертвующая собой и не забывающая ежеминутно об этом напоминать, а папа – эмоционально недоступный. От одной постоянно приходилось немного отодвигаться, а другого – догонять, пытаясь заслужить поощрение, одобрение, проявление любви. Так и сформировался несколько кривой образ близких отношений. Где, с одной стороны, лучше этой близости избегать от греха подальше, потому что сразу начинают сжирать и предъявлять счет за любовь, а с другой, есть огромное желание заполучить недоступного партнера.

Тот террариум, который с упоением разводит себе Дашка, отвечает этим запросам на все сто процентов. Во-первых, наличие сразу нескольких партнеров не дает полноценно сближаться ни с одним из них. А следовательно, и отношения вроде есть, но относительно безопасные (ну, пока все друг про друга не узнали и не устроили головомойку). Во-вторых, учитывая то, что выбирает она своих мужчин через искаженные фильтры, они, все как один, – сложные и недоступные. Что, разумеется, дает ей мнимую моральную индульгенцию на бесконечные измены.

В-третьих, прочно сформировавшаяся привычка убегать-догонять просто не дает ей и трех минут провести в отношениях, где никто никуда не несется. Ибо скучно. Деформированный образ любви нашептывает нашей девчонке, мол, нужно, чтобы борьба, чтобы горело и сверкало, чтобы все сходили с ума. Иначе – ну как-то не по-настоящему.

С одной-то стороны, если у тебя запрос на то, чтобы лететь сквозь вечный огонь на американских горках, то никаких проблем, продолжаем в том же духе и наслаждаемся. Но, как правило, рано или поздно эта история изматывает настолько, что не остается никаких сил ни на жизнь, ни на себя. Что, собственно, постепенно и происходит с Дашей. Кроме того, есть у нее и разумная часть, которая ощущает потребность в близких, устойчивых, безопасных отношениях. Она-то и недоумевает, почему вместо уютной гавани каждый раз случается разнузданная моральная (а порой и не только) оргия.

March 15, 2019
by When Killber