Русь вакцино-неверующая

Данная работа "Принятие и колебания в отношении вакцины COVID-19 в странах с низким и средним уровнем дохода" выложена на сайте Nature 16/07/2021. Она интересна тем, что для сравнения со странами типа Руанды, Нигерии, Буркина-Фасо и Мозамбика там взяты данные по США и России.

Собственно говоря, содержание и результаты опросов не нуждаются в особых комментариях. Мы и так всё знаем. Поэтому предлагаю перевод с сокращениями и комментариями к графикам. Они в конце статьи, и они очень интересны, особенно если зайти на сайт Nature и смотреть не просто графики, а сопроводительные таблицы, где выставлены значения. Для статьи я эти значения оттуда вытащил, ну а особо привередливые посмотрят оригинал.

"Мало исследований посвящено изучению вакцинации COVID-19 в странах с низким уровнем дохода, где широкомасштабная вакцинация только начинается. Мы проанализировали отношение к вакцине COVID-19 в 15 выборках опросов, охватывающих 10 стран с низким и средним уровнем дохода (СНСД) в Азии, Африке и Южной Америке, Россию (страна с уровнем дохода выше среднего) и США, включая в общей сложности 44 260 человек. Мы обнаружили значительно более высокую готовность принять вакцину COVID-19 в наших выборках в странах с низким уровнем дохода (среднее 80,3%; медиана 78%; диапазон 30,1 процентных пунктов) по сравнению с США (среднее 64,6%) и Россией (среднее 30,4%).

Уровень принятия детских прививок от распространённых заболеваний - таких как корь (MCV), туберкулез (BCG), дифтерия, столбняк и коклюш (DTP) - в целом высок в странах с низким уровнем доходов, что даёт основания для оптимизма в отношении перспектив использования вакцины COVID-19.

Например, в таких странах, как Буркина-Фасо, Намибия, Мозамбик, Колумбия, Пакистан, Руанда безопасными и эффективными считают вышеперечисленные вакцины от 82 до 97% родителей, чьи дети привиты.

В России эффективными их считает 68% родителей, а безопасными 48%.

Важными для своих детей их в странах с низким доходом считают 95-98% родителей, а в РФ лишь 80%.


Для продвижения вакцинации против COVID-19 необходимо знать:

- хотят ли люди использовать вакцину COVID-19,

- причины, по которым они хотят или не хотят это делать,

- наиболее достоверные источники информации при принятии решений.

В исследовании эти вопросы изучаются с помощью общего набора опросных пунктов, использованных в 13 исследованиях в Африке, Южной Азии и Латинской Америке: 7 исследований в странах с низким уровнем дохода (Буркина-Фасо, Мозамбик, Руанда, Сьерра-Леоне и Уганда), 5 исследований в странах с уровнем дохода ниже среднего (Индия, Непал, Нигерия и Пакистан) и 1 в стране с уровнем дохода выше среднего (Колумбия). Мы сравниваем эти результаты с данными двух стран, находящихся на переднем крае исследований и разработок вакцин, - России (доход выше среднего) и США (высокий доход).

Средний коэффициент принятия по полному набору исследований в странах с низким уровнем дохода составляет 80,3% (95% доверительный интервал (ДИ) 74,9-85,6%).

Уровень принятия

- в США 64,6% (95% ДИ 61,8-67,3%)

- в России 30,4% (95% ДИ 29,1-31,7%).

Причины принятия:

1. Личная защита от инфекции COVID-19. Средний показатель по выборкам из стран с низким уровнем дохода составляет 91% (ДИ 86-96%). В каждом отдельном исследовании, включая США (94%, ДИ 92-95%) и Россию (76%, ДИ 74-78%), эта причина является самой упоминаемой.
2. Защита семьи - на втором месте в совокупном анализе. В среднем 36% (ДИ 28-43%) (в России 69%)
3. По сравнению с защитой себя и своей семьи, защита своего общества не занимает значительного места среди заявленных причин принятия (в РФ - 41%)


Призывы к альтруистическому поведению или другим просоциальным мотивам для содействия принятию вакцины не работают.

Причины отказов:

1. Наиболее часто называемой причиной отказа от вакцинации является беспокойство по поводу БЕЗОПАСНОСТИ (побочные эффекты). Подавляющее большинство (86%) наших опросов было проведено в период появления отчётов о данных клинических испытаний фаз 2 и 3 самых ранних коммерчески доступных вакцин, но до получения первого разрешения на экстренное использование какой-либо вакцины (вакцина BNT162b была одобрена в США 11 декабря 2020 года). Данные ранних испытаний показали, что серьёзные побочные эффекты встречались крайне редко, наблюдаясь менее чем у 10% людей в клинических испытаниях.

Беспокойство по поводу побочных эффектов может отражать быстрые темпы разработки вакцины и ограниченность информации о потенциальной безопасности вакцины COVID-19 на момент сбора данных. Эти опасения могут также отражать беспокойство по поводу лёгких, но распространенных и преходящих побочных эффектов, таких как усталость, боль в мышцах, боль в суставах и головная боль.

Интенсивное освещение неблагоприятных событий в СМИ может усилить беспокойство по поводу побочных эффектов. В частности, новая информация о редких, но тяжёлых случаях тромбоза, связанных с вакциной AstraZeneca, появившаяся после периода сбора данных, может повлиять на уровень нерешительности. Это особенно актуально для стран с низким уровнем дохода, которые, скорее всего, будут использовать вакцину AstraZeneca в своих кампаниях по иммунизации в рамках таких инициатив, как COVAX.

2. Озабоченность по поводу ЭФФЕКТИВНОСТИ вакцин, составляющая в среднем 19,2%, может также отражать недостаток информации о вакцинах на момент проведения наших опросов. Однако мы отмечаем, что респонденты из СНСД в наших выборках редко ссылались на теории заговора, на скрытые мотивы со стороны корпораций, политиков или фармацевтической промышленности, несмотря на внимание, уделяемое опасениям по этим вопросам в странах с более высоким уровнем дохода.

3. Опасения, возникающие в связи с кампаниями по вакцинации, часто зависят от конкретного случая и контекста, что затрудняет точное предсказание того, как вакцина COVID-19 будет воспринята в тех или иных условиях. Более низкие показатели принятия вакцины COVID-19, которые мы наблюдаем в России и США, например, могут отражать политизацию этой конкретной пандемии и разработки вакцин, в дополнение к общему скептическому отношению к вакцинам.

Выводы.

Мы зафиксировали высокий уровень принятия вакцины COVID-19 в наших выборках в странах с низким уровнем доходов по сравнению с Россией и США.

Высокий уровень заявленного согласия, который мы зафиксировали, также подразумевает, что после начала распространения вакцины в странах с низким уровнем доходов, вмешательства должны быть направлены на преобразование позитивных намерений в действия.

В этом отношении эффективными могут быть простые и недорогие подталкивания. Два недавних крупномасштабных исследования, проведенных в США, показали, что сообщения от медицинских работников с напоминанием о назначении вакцинации повысили уровень использования вакцины против гриппа. В Гане и Кении напоминания о вакцинации в сочетании с небольшими денежными стимулами увеличили охват детской иммунизацией. Программы денежных и натуральных стимулов были также эффективны в Нигерии и Индии.

Эта рекомендация согласуется с общепринятыми концепциями, такими как модель ВОЗ "Поведенческие и социальные факторы вакцинации" (PDF), которые предлагают использовать благоприятные намерения с помощью напоминаний и праймеров, а также снижать барьеры доступа, когда подавляющее большинство людей намерены пройти вакцинацию. В частности, поскольку вакцинация COVID-19 может быть скорее коллективно, чем индивидуально оптимальной, легкость доступа имеет решающее значение для достижения высокого охвата. Доступность однодозовых вакцин может быть выгодна в условиях высокого спроса на вакцинацию, но относительно низкого потенциала систем здравоохранения, как это имеет место во многих странах с низким уровнем доходов.

Три потенциальных последствия
для распространения информации о вакцинах


1. Респонденты из включённых в исследование стран с низким уровнем дохода предпочитают следовать рекомендациям врачей, обладающих наиболее значимыми знаниями и опытом. Мы обнаружили высокий уровень доверия к медицинским работникам, что позволяет предположить, что стратегии коммуникации социальных и поведенческих изменений с привлечением местных медицинских работников могут быть особенно эффективными в борьбе с остающейся нерешительностью. Кроме того, медицинские работники были первой группой, получившей вакцину COVID-19, и поэтому они лучше всего могут поделиться опытом вакцинации, заслуживающим доверия на местном уровне. Хотя в нашем исследовании знаменитости редко назывались наиболее надёжным источником рекомендаций по COVID-19, поддержка знаменитостей доказала свою эффективность в других контекстах и может дополнить стратегию, ориентированную в первую очередь на медицинских работников.

2. Колеблющихся респондентов больше всего беспокоили побочные эффекты и эффективность вакцины. Это говорит о том, что проактивное информирование, начатое ДО начала широкомасштабной кампании по вакцинации, должно подчёркивать высокую эффективность вакцин COVID-19, представленных в настоящее время на рынке, в плане снижения или устранения заболеваний, госпитализаций и смертности, а также предоставлять точную информацию о возможных побочных эффектах, включая редкость серьёзных нежелательных явлений, которые могли способствовать колебаниям благодаря широкому освещению в СМИ.

3. Женщины в среднем принимают вакцину хуже, чем мужчины, что говорит о том, что стратегии информирования, ориентированные на женщин, могут быть важны для устранения общей нерешительности. Недавняя работа в Латинской Америке по информированию о вакцине COVID-19 показала, что предоставление базовой информации о вакцине было особенно эффективным для убеждения сомневающихся женщин.


График 1. Различие между странами в количестве желающих вакцинироваться от COVID-19 (все, по полу, по образованию, по возрасту)

Россия - в хвосте. 30,4% положительно относятся к вакцинации. Ожидаемо. Образование не сильно влияет на это - 29,6% тех, кто закончил школу и 31% тех, кто получил высшее образование. По возрасту самая инертная группа 25-54 года - 27,6%. Молодые (33,5%) и старше 55 лет (40%) более лояльны. Первые считают себя продвинутыми, вторые - больше напуганы по хроническим заболеваниям и воспитаны советской школой.


График 2. Причины, по которым отказываются от вакцинации

(по порядку для РФ: боязнь побочных эффектов - 36%, боязнь заболеть от вакцины - 13,9%, не боятся переболеть - 5,4%, не верят в эффективность - 29,6%, не верят в серьезность коронавируса - 6,4%, боятся уколов - 3,7%, аллергичны- 10,2% , нет времени на вакцинацию - 1,0%, верят в конспирологию - 21,4%, другие причины - 5,1)

В России верят в конспирологические теории 21,4% - БОЛЬШЕ ВСЕХ СТРАН В ЭТОМ ИССЛЕДОВАНИИ.

13,9% человек не понимают, что от вакцины заболеть коронавирусом нельзя


График 3. Кому больше доверяют
в отношении информации о вакцинах

Уровень доверия медикам в РФ среди невакцинированных - 31,0% (ниже только в Уганде, Непале и Руанде, и совсем на чуть-чуть).

Уровень доверия Минздраву - 6,9% (на уровне Нигерии и Непала)

Для невакцинированных основной источник знаний - семья и друзья.
Это 33,1%, больше медицинских работников.
Та самая "эпидемиология для чайников", которая расцвела, как плесень.

В России вакцинацию видят как-то так:

Репост приветствуется.

Док.