Мария Гунина — большое интервью о составах Winstrike, увольнении, работе с ALOHADANCE и ArsZeeqq

Несколько дней назад клуб Winstrike полностью обновил подразделение по Dota 2 — ростер заменили игроки команды Modus Unity, уволены были также менеджер и главный тренер. О том, что привело к такому кардинальному решению, мы поговорили с экс-менеджером состава Марией Inverno Гуниной.

– Для начала расскажи, в какой момент ты вообще поняла, что хочешь быть менеджером команды? Почему так сложилось, что ты сначала ты занималась в Winstikre медиа-частью, а потом неожиданно стала менеджером?

– Если начинать издалека, я изначально тяготела к этому, мне всегда была интересна работа менеджера. Внимательные подписчики помнят, что я писала об этом ещё после ухода со StarLadder – искала работу в медиа или командном менеджменте. Я никогда до этого не работала непосредственно менеджером, но много общалась с игроками. И будучи турнирным организатором, и в рамках личного общения.

Иногда приходилось решать какие-то вопросы за менеджеров команд моих друзей. Просто постоянно была около этого. Мне казалось, что это круто, интересно и здорово. В какой-то момент меня уволили из агентства Winstrike. Не успела я уйти, ребята-дотеры предложили сделать меня менеджером.

– Так был же Anachronix?

– Изначально да. Его уволили, поставили Kimi. Ребята были недовольны тем, как работает Kimi, и обратились к Ярославу Комкову (СЕО Winstrike — прим. ред.) с таким предложением. Для меня самой это был сюрприз. Я хорошо помню момент, когда мне Ярослав скинул фото Silent и nongrata: «Вот эти люди хотят, чтобы ты стала их менеджером». Я согласилась попробовать.

– И ты, не обсуждая даже денег, просто сказала “Да”?
Да, хотя мне сильно урезали зарплату. Доход директора целого направления в холдинге и доход менеджера не очень успешного Дота-состава серьезно отличаются. Я тогда сильно просела по деньгам, но я такой человек, которому не так важны деньги. Это и хорошо, и плохо. Но я такой вот идейный работник. Иногда страдаю из-за этого.

– Окей, к сабжу. Расскажи, пожалуйста, кем и как формировался состав Winstrike на этот сезон.
– После The International мы поменяли только Silent на Iceberg. Мы уже расстались с Айратом и понимали, что будем искать мидера. Можно сказать, что этим занималась я, последнее слово в этих вопросах оставалось за мной.

В каком-то интервью я уже говорила, что несу ответственность за всё, но у людей не должно возникнуть ложного впечатления, что я сижу в соло и выбираю игроков. Это скорее концепт такой смешанной республики, где игроки – парламент, а я – президент.

Здесь интересный момент, потому что большинство команд так или иначе собираются игроками, менеджмент вступает в работу уже по факту подписания контракта и прочих формальных действий. Это необычно, но так сложились обстоятельства. Не было такого человека, который взял бы и всё сделал.

Первый состав, который собирала я, начинался с Silent и nongrata. У них светлые головы, они оба способны предложить и придумать, хорошо знают сцену — но оба не инициативны, поэтому нужен был “контрольный орган”. Как только необходимость отпала, я с радостью передала эти полномочия ArsZeeqq.

– В Virtus.pro он играл не последнюю роль.

– Круто, что он работал в VP и посетил много топ-турниров — это классный опыт, с этим глупо спорить. Но в нашем положении был важен скорее тот опыт, который он приобрел в условных Effect, просто собирая команду из того, что было, и выводя её на LAN-турнир. Вот это было круто, вот это было ценно, вот это то, что меня цепляло.

– Кто из вас ставил перед командой цели, и какими они были?
– Задачи на сезон мы сформулировали совместно с Ярославом (Комковым — прим. ред) еще до того, как взяли ArsZeeqq. Цель была простая: выйти на The International 2020 по DPC-очкам, лишив себя удовольствия нервно грызть ногти на квалификациях. Понятно, что было много целей и много маленьких шагов на пути к этому результату. Но каких-то лишних задач, например, связанных с коммерческими турнирами, мы не ставили.

– Что не получилось? На бумаге тот ростер выглядел достаточно сильным.
– Когда не получается настолько сильно, тут причина не в одном-двух факторах, а в комплексе. Комьюнити очень любит цепляться: например, что был конфликт между Nofear и Iceberg. Но, смотря правде в глаза, нужно сказать — все знают об этих “терках” только потому, что Богдан написал о них пост.

Сколько таких конфликтов существует в любой команде? Никто не скажет, что Gambit провели провальный сезон, но и там было достаточно проблем. Они везде есть, где-то их больше, где-то их меньше. В нашей команде их было слишком много. Если кратко, команда ушла на перерыв после квалификации в одном состоянии, а вернулась в другом.

Возможно, моя самая большая ошибка — это кик Айрата тогда. Без него это просто не могло функционировать. Мы слишком далеко забегали, думали о проблемах, которые могут возникнуть где-то потом… И не учли, что Silent латал много дыр, которые обнажились с его уходом.

– Решение приняла ты, а кто был инициатором?
– Насколько я помню, Nofear. Но никакого сопротивления этому решению со стороны других членов команды не было. Как это всегда работает — кто-то высказывается, что-то предлагает. Мне было важно услышать мнение каждого по этому поводу. Инициатор, может, и был один, но решение было общим.

– Теперь расскажи, как тебе ростер от 28 ноября, который формально стал последним перед дизбандом.
– Нормальная была команда. Не бывает, что есть одна проблема, и из-за неё ничего не работает. Проблем было много, самая главная, которая мне бросилась в глаза, что не было лидера, капитана. Лидером был Arszeeqq, но тренер — это не игрок.

– Почему никто не взял на себя эту ответственность?
– Во-первых, бремя лидерства это не совсем то, что кто-то из нас может взять и потянуть. Моя любимая метафора: сажаешь в клетку пять обезьян, они дерутся долго и в конце одна обезьяна остается главной. Тут же в клетку посадили “пять обезьян”, а они что-то не дерутся, и никто главным быть не хочет. Образно, естественно.

Так не бывает, что ты приводишь человека за руку и говоришь: «Всем привет! Это Петя, и он будет нашим капитаном». Так не работает. Это органическая история. Наверное, можно было как-то это форсировать, кого-то заставить, но мне кажется, это не привело бы к успеху.

– В большом спорте, помимо врожденных лидерских качеств, есть работа клуба. Игрока могут подводить к этому лидерству. В киберспорте, где пока больше “самодельных” лидеров, лидеров по духу, как Solo или Puppey, это не работает?

– Что значит – развить в человеке лидерские качества? Как из человека, который органически не является лидером, сотворить капитана? Наверное, это реально, наверное, можно привлечь психолога, проводить какие-то тренинги. Только во вселенной, в которой команда проигрывает квалы, и ее нафиг распускают – это невозможно.

Это просто нереальная задача. Цикл жизни команды очень короткий, и этот темп диктует свои условия. Сейчас сезон в Dota 2 – эта куча квалификаций, пять мейджоров и пять майноров, просто фаст фуд какой-то. У тебя нет времени ни на что другое. Тебе проще взять готовое, чем самому что-то придумывать, взращивать. Проще прийти на рынок и купить морковку, чем вырастить ее самому, потому что у тебя очень мало времени.

Допустим, VP — исключение из правил с их трёхлетней гегемонией и одной заменой по ходу. Но есть Gambit, например, которые очень точечно меняли состав в течении прошлого сезона. Есть относительно стабильные NAVI, у которых в последнее время не так часто меняются игроки.

– В то же время изменения в Winstrike можно охарактеризовать, как чехарда. Почему в целом был выбран путь постоянных изменений в надежде на быстрый результат?

– Я не готова отвечать за “грехи отцов”. Начнем с того момента, как я стала менеджером. Меня позвали в состав, к формированию которого я руку не прикладывала. Мне показалось, что это не круто работает, пошла разговаривать с ребятами: мы обсуждали разные варианты, и вот получился состав, где были nongrata, Silent, Lil, NoFear и тогда iLTW.

Затем мы заменили Игоря на Cooman, когда он решил уйти, и эта версия состава существовала вплоть до квалификации на TI9. Около трёх месяцев. После вновь заменили одного игрока, а там уже начались интересные процессы. Версия состава с Iceberg провалилась, я потеряла доверие…

– Доверие игроков или…?
– …нет, доверие организации. Нужен был новый человек, который занялся бы этим вместо меня — таким стал ArsZeeqq. Дальше я не могу говорить, на эти вопросы должен отвечать Арсений. Он набрал новый состав, и в какой-то момент решил заменить Daxak и mellojul. Некорректно с моей стороны сейчас эту тему обсуждать, я не смогу дать развернутый ответ. Но, резюмируя – в моих прошлых составах не было “чехарды”.

– Ты же всё равно была менеджером этих составов?
– Да, но уже не занималась селекцией, и не моё слово было решающим. Я вообще абстрагировалась от этого. У Арзика был карт-бланш. Конечно, мы обсуждали эти вопросы, но он не был обязан советоваться со мной. На мне остались какие-то административные, операционные задачи.

– Можешь выделить кого-то из игроков, с кем тяжелее всего было расставаться?
– Наверное, эмоционально самый тяжелый момент — кик Леши nongrata. Когда мы прощались с Silent, команда не разваливалась, она работала дальше. А когда кикнули nongrata, было очевидно, что это начало конца.

В моем понимании для комьюнити Леша – это и есть Winstrike, с него начиналась сама команда. Он очень много давал и команде, и организации. Его вклад невозможно переоценить, потому что он всегда за любой движ, за любое интервью, прийти на встречу с партнерами, выступить на TED и так далее. Когда такой игрок уходит, что-то во вселенной ломается, ход истории меняется в такой момент. Это было тяжелее всего. Потому что потом, когда мы дизбандили весь состав, я была уже морально готова к этому.

– Как в вашем случае происходили такие кики?
– С Айратом мы расстались онлайн. Кики всех остальных произошли на буткемпе. Это очень тяжело эмоционально для всех участников процесса – такие решения не принимаются и не приводятся в исполнение за секунду.

Ты понимаешь, что всё плохо, что скрытые конфликты переросли в открытые. Ведёшь какие-то подготовительные беседы, узнаёшь разные мнения, обсуждаешь сценарии. В той ситуации любой кик не был бы чем-то неожиданным.

Иногда кик бывает для человека сюрпризом, как в случае с Daxak. Когда мы говорим на буткемпе, что “всё круто, нужно работать дальше”, а спустя несколько дней или недель игрока просто кикают. Это было действительно сюрпризом.

– Даже для тебя?
– Для меня, наверное, нет. Как человек, который смотрит на команду со стороны, я понимала, что в команде есть люди одного склада, а вот Никита – другого склада. Поэтому я не сильно удивилась.

– Грубо говоря, все пошли завтракать, Daxak не вышел. Все пошли смотреть кино, а он решил на велосипеде покататься. Я утрирую, но в целом ты про бытовые и личностные вещи говоришь?

– Если утрировать, то как-то так это и работает.

– Насколько важную роль, как ты считаешь сыграла в неудачах команды новая система опен-квалификаций и DPC-сезона в целом?
– Понятное дело, что это неприятно. Система несовершенна, и в ней много изъянов. Например, ты просто играешь эту рулетку бо1 в опен квалах, и сетка рандомная. В то же время, обладая хреновым, но стабильным составом, можешь регулярно участвовать в закрытых квалах, просто получая каждый раз по 10 очков за последнее место.

Но я бы не связывала неудачи Winstrike с этим. Да, всегда есть мысли, что если бы мы эту квалу выиграли, в закрытой было бы легче. Вот та команда прошла, и мы бы прошли. Но история не знает сослагательного наклонения. Всё так, как оно есть.

– Давай поговорим про нескольких ярких игроков, которые поиграли в Winstrike. ALOHADANCE меняется, когда играет в команде?
– Я человек, который не смотрит стримы. Слышала, как люди воспринимают ALOHADANCE, но я не знаю, какой он на стримах, чтобы сравнить. Понятно, что он гиперактивный, что он громкий, что его много, что он любит трэш.

Опять же трэш — это не трэш-ток, не тиммейтов погнобить, а просто какую-то фигню нести, поорать, песни попеть, дипхаус включить. В этом плане Илья, думаю, такой же, как в жизни, наверное. Что еще люди вкладывают в его публичный образ, я просто не знаю.

– Как тебе было работать с ним?
– Это весело, но это непросто. Есть игроки, которых просишь сделать фотку или повесить баннер в группе, и они сделают это. Илья иногда любит диву включить: “Я – повесить баннер? Да нууу…”. Его надо уговаривать, где-то кнутом, где-то пряником. Мне кажется, это просто такой ритуал. Он обязательно всё сделает, но нужно поуговаривать.

– Можно сказать, что Алоха был самым тяжелым игроком из всех составов?
– На сто процентов, с ним было тяжелее всего. Я не хочу, чтобы люди воспринимали это как как сугубо отрицательную оценку. Говоря “было тяжело” я не имею в виду “он мудак”. Все эти вещи – часть моей работы и часть его личности, так что всё нормально. Я бы даже сказала, что Илья – один из тех игроков, с кем я общалась ближе всего.

– Кого бы ещё выделила из трудных игроков?
– Очевидно, что топ-1 — ALOHADANCE, топ-2 — NoFear, а топ-3, наверное, даже нет. Все остальные сговорчивые были.

– Lil, Daxak?
– Нет, вообще нет.

– Ты ломаешь стереотипы сообщества сейчас.
– Стереотипы сообщества часто далеки от реальности. Я легко нашла общий язык с обоими.

– Как ты оценишь ArsZeeqq и свое взаимодействие с ним?
– Я думаю, что наш тандем мог быть эффективнее. Наверное, никакого тандема и не было – каждый занимался своими задачами. Пространство для рассуждений есть, но как было бы на деле, мы никогда не узнаем.

– Для комьюнити решение о роспуске состава и увольнение тебя и Арзика, как мне кажется, стало неожиданностью. Как это выглядело с вашей стороны?
– Это тоже сложная история. Могу сказать за себя. За то время, что я работала менеджером, были моменты, когда хотели уволить меня. Были такие моменты, когда я хотела уйти. И наконец-то наши желания совпали.

В последний раз я хотела уйти в декабре, но Ярослав (Комков — прим ред.) уговорил меня остаться. До этого я хотела уволиться на первом буткемпе обновленного состава, тогда меня остановил ArsZeeqq, сказав, что это будет большим стрессом для команды, что нужно дотерпеть хотя бы до конца квалификаций.

Во время последнего буткемпа я уже вела переговоры по поводу нового места работы. Когда буткемп кончился, я хотела поговорить с Ярославом, но он был на BLAST Premier в Лондоне. Наступил очередной рабочий день, мне позвонил HR и сказал, что нужно поговорить со мной по поводу расторжения трудового договора. Тогда я ответила: “Отлично, это как раз то, что нужно”. Трудно сформулировать, то ли я ушла, то ли меня уволили. Да и так ли это важно? Главное, что обе стороны получили тот результат, на который рассчитывали.

– Winstrike преподнесла ситуацию так, что это дизбанд состава плюс увольнение тебя и Арзика. Твое мнение, почему не преподнесли, что вы разошлись обоюдно?
– Я думаю, это некий акт самоутверждения и попытка “пометить территорию” со стороны нового спортивного директора.

– То есть Кими (Андрей “Kimi” Квасневский, назначен спортивным директором Winstrike Team 11 января 2020 — прим. ред.)? Формально тебя уволил именно он?
– Это такая тонкая материя, мы ходим по краю пропасти, я боюсь сейчас сказать что-то такое, что будет оцениваться, как укол в сторону Винстрайк. Но у меня нет для этого поводов. Мы расстались на хорошей ноте. И, несмотря на мою репутацию конфликтного человека, со всех своих мест работы я ухожу в отличных отношениях с коллективом.

Никто от меня не слышал публично плохого слова о StarLadder или Team Empire, и никто не услышит от меня плохого слова о Winstrike. То, что я скажу дальше, касается одного-единственного человека. Я не могу воспринимать всерьёз Kimi. Я уже говорила, почему вакансия менеджера дота-состава была доступна, когда я заняла её – потому что игроки сочли его профнепригодным.

Для меня было бы невозможно работать под руководством человека с такой предысторией. Так что всё хорошо, что хорошо кончается. После того, как мне позвонил HR, мы с Кими виделись, но он ни словом не обмолвился о том, что я уволена. Не был в курсе? Едва ли. Не хватило смелости? Похоже на то. Так что ответ на твой вопрос – и да, и нет.

– В каких отношениях ты рассталась с Ярославом Комковым?
– К сожалению, у нас не было личного разговора с момента моего формального увольнения, но вроде в хороших. Он на сториз мне отвечает, значит, нормально всё.

– Может, было какое-то прощальное сообщение в рабочем чатике, или…
– …нет, ничего такого не было. Это не оставляет никакого тёмного пятна в моём прощании с Winstrike, просто этого немного странно. Я помню, когда мы сидели в самом первом офисе, и нас было человек десять – а потом на моих глазах все это превращалось в огромную машину, в большую структуру. Мы вместе поехали на свой первый The International, на свой первый мейджор по CS:GO.

Это важная часть моей жизни, и всегда ей будет, поэтому немного странно, что это как будто было не взаимно. Мы недавно обсуждали эту тему c Лёшей nongrata. Он сделал для организации больше, чем какой-либо другой игрок. И всё, чего удостоился, когда его кикали — баннера ВК “Iceberg и nongrata не будут играть за Winstrike на ближайших турнирах”. Может быть, это мелочно, но мне казалось, что мы для этой организации нечто большее, чем строчка в анонсе.

Источник: cq.ru