Из воспоминаний сотрудников ARA

Сто лет назад сотрудник Американской Администрации Помощи (ARA) мистер Нойес послал трёхстраничный отчёт о его поездке в Петроград. Он, и мистер Лаури, были первыми сотрудниками американской миссии, прибывшими в Советскую Россию, в Петроград, из Ревеля. Приехав в город на Неве 29 августа 1921 года, господин Нойес был приятно удивлён эффективностью представителя Народного Комиссариата Иностранных Дел, который съездил с американцем в порт. Там советский чиновник познакомил его с людьми, ответственными за разгрузку продовольствия, посылаемого из США, велел выделить складские помещения для американских поставок. Мистер Нойес сам выбрал подходящее складское здание, после чего отправился на встречу с бригадиром грузчиков. Бригадир заверил визитёра, что лично выберет лучших мастеров разгрузки, и что всё будет сделано на отлично.

Первый американский корабль «Феникс» с грузом продовольствия для голодающей России прибыл из Гамбурга в Петроградский порт поздно вечером в четверг, 1 сентября 1921 года. Разгрузку начали в 10 утра 2 сентября. Всё шло хорошо, пока не пришёл черёд выгружать на склад мешки. На глазах у изумлённого иностранца грузчики достали свои крюки, и принялись орудовать ими так, что в отчёте значилось: «Когда мешки, переносимые при помощи крюков, попадали на склад, в каждом из них было от 8 до 10 дыр». Мистер Нойес отобрал крюки у крючников, и при помощи знаков пояснил, что они могут использовать этот инструмент при переноске ящиков, но не для мешков. Тут-то и началось.

Крючники за работой

Грузчики, лишённые крюков, побежали на судно к бригадиру, и сказали, что работать не будут, пока не получат свои крюки назад. В результате переговоров пришли к соглашению, что крюки вернут, но работать ими ребята будут осторожно. Правило соблюдалось до того, как пришла вторая смена. Уходящие с первой смены работяги стали набивать свои карманы, шапки, штаны (засыпали в штанины и отвисшие задние части порток) мукой, сахаром, сухим молоком: буквально всем, что смогли запихать в свои одежды. Делали всё это они не таясь: вскрывали своими крюками ящики и вспарывали мешки на глазах у охранников, с которыми они делились награбленным. На все протесты американца был один ответ: «Мы голодны и хотим есть». На выходе с территории порта рабочих вообще-то проверяли на предмет выноса, но проверка заключалась лишь в похлопывании охранником штанов спецовки. Грузчики, с трудом переставлявшие ноги по причине заполненности штанин наворованным, легко проходили такой контроль. Охранники, похоже, не сильно рвались исполнить свои обязанности.

Американский историк Берт Патенод в своей книге «Большое шоу в Бололанде» отвёл главу 36 теме воровства, назвав её «Все мы воры». Там рассказывается о случаях воровства, ограбления, поджогов складов, махинаций с посылками АRА. Причём — как пишет автор — чекисты, которые, казалось, должны были противостоять таким нарушениям законности, зачастую сами не гнушались воровством. Хотя, конечно, были и случаи «эффективной работы» сотрудников ведомства Ф.Э. Дзержинского. Так, в Саратове — вспоминал американец Гудрич — забастовавшим на разгрузке баржи работникам чекист, вызванный для разрешения вопроса, сказал: «Даю вам 30 минут, если через полчаса вы не вернётесь к разгрузке, я пристрелю одного из вас». Разгрузка возобновилась, мелкое воровство прекратилось.

Многие сотрудники АRА познакомились с методами работы ЧК в разных городах, и порой американцам даже приходилось заступаться за мелких воров перед суровыми чекистами: отсутствие справедливого судопроизводства и неадекватная с их точки зрения суровость расправы над правонарушителем шокировала.

Патенод пишет, что самый анекдотичный случай работы чекиста по охране продуктов АRА случился на складах станции Бойня под Москвой. Сотрудник ЧК, приставленный к охране, привёл к американцу Фредди Лиону уборщицу, пойманную на том, что несчастная, подметая пол, нашла кучку сахарного песка, который стала слизывать языком. Мистер Лион предложил отпустить работницу, но говорливый чекист вдруг разразился пламенной речью, в которой подвергал суровой критике тех, кто пал так низко, что ворует продукты у организации, приехавшей кормить русских детишек. Большевик так раскочегарился, что речь свою стал сопровождать эффектными движениями рук, и вот тогда Фредди Лион заметил, что в рукавах у этого человека с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками были спрятаны банки с американской сгущёнкой. Проповедь была остановлена, банки вытребованы назад, чекист выставлен взашей, и с того дня на этих складах выполнялось американское правило: «Ни один чекист не имеет права входить в здание складов АRА».

Сергей Никитин


В нашем ТГ-канале 🏰 Древности 🎎 вас ждёт большой выбор интересных и познавательных статей об истории, с прекрасными иллюстрациями и фотографиями. Все эпохи, цивилизации и культуры. Строго научный подход к информации. Подписывайтесь — @drevnosti.