Как гуманитарии из айти выходили

Пока тысячи вайтишников борются за право усесться за весло, некоторые из них осознали ущербность работы в IT и устремились на свободу.

Из бизнес-аналитика в визажисты
Наташа окончила иняз с дипломом переводчика и искала работу, чтобы поддерживать английский язык. Сначала поработала в турфирме, а потом перешла в IT, где преодолела путь от технического писателя до бизнес-аналитика.

Сначала работка ей заходила, но всё изменилось после декретного отпуска.

— Когда я вернулась на работу, у меня был шок, потому что за три года все очень изменилось. Отношения с коллегами тоже стали другими. Когда-то мы вместе тусили, активно общались, а теперь у всех семьи, дети. Отработали — и по домам, — рассказывает Наталья. — Потом в компании начались изменения, которые затронули в том числе наш отдел. Некоторые стали уходить. Я тоже поняла, что нужно что-то менять: или должность, или компанию, или сферу деятельности.

Да, с задротами сильно не повеселишься, поэтому она еще немножко побыла на галере, и съебала в визажисты.

Я наконец-то почувствовала искреннее удовлетворение от работы. До этого у меня на первом месте была материальная сторона, а все остальное — ну вроде нормально, ходишь на работу, что-то делаешь, с кем-то общаешься. А тут видишь мгновенный результат и реакцию человека.

Охуеть, оказывается можно получать удовольствие от работы! А не только прожигать свою жизнь на унылый код, чтобы можно было похвастаться большей зарплатой, чем у остальной части населения!

Кстати, о знаменитой «высокой айтишной зарплате»

— Если говорить о доходе, то сейчас в месяц в среднем я зарабатываю меньше, чем раньше, но при этом заработок за час стал гораздо больше. То есть оказалось, что в целом я могу получать те же деньги, а работать меньше. Это стало для меня открытием.

Да, визажистка зарабатывает больше, чем бизнес-аналитик в IT-компании. А ты все еще считаешь себя илиткой?

Из UX-исследователя в психолога
Здесь история в целом банальна: 7 лет проработала в IT, параллельно отучилась на психолога и ушла в частную практику.

Здесь примечательны две вещи.

Во-первых, доход психолога также не намного ниже, чем на галере:

Конечно, заработок у меня не такой, как раньше, но он приемлемый. Я примерно ориентируюсь на свой прежний уровень дохода и планирую прийти к нему в этому году или в следующем. Сейчас моя ситуация уже позволяет что-то финансово планировать.

Во-вторых, как и говорила Вероника Степанова — айтишники не следят за своим психологическим состоянием.

— Сейчас я начала учиться на курсе по телесной осознанности, и мне очень нравится, как эти практические навыки и знания «ложатся» в то, что я уже знаю. Очень хочу расширить свою работу до работы с телом, телесными паттернами. И была бы рада проводить такие тренинги именно в IT — хочется поддержать бывших коллег, потому что там многие не уделяют этому внимания, — констатирует Татьяна.

Из кодерка в автомеханика
Юре тоже не подфартило вляпаться в IT на 7 лет, вот только для него этот жизненный урок прошёл мимо.

— Сам я хотел пойти в БНТУ на автотракторный факультет. Но меня, по сути, переубедили родители — сказали, что лучше поступать туда. Я со своими баллами прошел только на платное, — вспоминает Юрий. — Лично мне в БГУИР было учиться очень тяжело. С программированием все шло неплохо, но такие вещи, как высшая математика и физика, давались с трудом. Но все-таки я выучился и еще семь лет работал по специальности.

Дальше он устроился на работу в банк.

К тому моменту должность и опыт позволяли ему «ничего не делать и получать хорошие деньги», но, по словам собеседника, именно это его и пугало.
— Я никуда не развивался и в какой-то момент вообще уже не понимал, зачем все это делаю.

Помимо IT Юра занимался трофи-рейдом — гонки по бездорожью, поэтому решил заточить свою профессию под хобби, а именно: открыть свою СТО.

В источнике целая простыня текста, но если сократить: вести СТО оказалось тоже нелегко, потому горе-гребец через несколько лет решил закрыть ее нахуй.

— Хочется отдохнуть и подумать, чем заниматься дальше. Когда я шел в автообслуживание, у меня была усталость от работы, ощущение, что я занимаюсь нелюбимым делом. Но, как стало ясно позже, дело было не только в работе, но и в других вопросах личного характера. Возможно, подумаю в том числе над возвращением в IT, — резюмирует Юрий.

Ему сложно было в БГУИР учиться и во время работы программистом он не развивался, но всё равно, блять, в IT хочет вернуться! Ничему некоторых жизнь не учит.

Из тестировщика в собачницу
Здесь всё тоже банально — пошла за зарплатой.

Хотела, что называется, сходить за деньгами, — комментирует выбор профессии собеседница. — К тому моменту мне надоела моя предыдущая работа в области видеонаблюдения: сидишь, пялишься в монитор, развиваться негде. Поэтому параллельно с работой я окончила курсы тестировщиков при ПВТ и почти сразу как-то случайно устроилась на работу в стартап к своим старым знакомым. Просто спросила наудачу: «А вам случайно тестировщик не нужен?». Оказалось, что нужен. Туда я и ушла.
[…]
А у меня собака, с которой нужно гулять утром и вечером, муж, с которым тоже надо как-то видеться. В итоге я приходила и уходила раньше, с коллегами пересекалась только часть рабочего дня. Когда спонсорские деньги закончились и меня уволили, я, честно говоря, очень обрадовалась, — смеется Марина.

Итог
Когда вайтишники попадают в IT – они дают интервью о высокой зарплате и комфортных условиях труда.

Когда люди уходят из IT – они реализовывают свои мечты, начинают заниматься любимым делом и хотя уровень заработка не всегда соответствует доходу на галере, люди почему-то искренне получают удовольствие от жизни.

Выводы делайте сами.

По наводке Анонимуса
По материалам TUT.by

    Comments