«Этот ужас сделал Биртанов»: в чем провинился экс-министр

Эксперты напрямую обвиняют его в провале системы здравоохранения

Череда коррупционных задержаний, которые сотрясали Минздрав с лета, завершилась возбуждением уголовного дела в отношении самого экс-министра Елжана Биртанова. Его поспешный уход с должности и ранее вызывал подозрения: в дальнейшее лечение от коронавируса верилось слабо (а именно такой аргумент прозвучал в пользу прощания с ведомством), а тут еще и скандальный фон в виде коррупционных расследований, передает Azattyq Rýhy.

Тучи над Биртановым сгущались давно. Взять хотя бы его бывшего зама – Олжаса Абишева, который находится под следствием. Экс-чиновник подозревается в том, что по «неведомым» причинам подписал акт выполненных работ по созданию информационной системы. Разумеется, самой системы при этом не было и в помине. Ущерб государству оценивается в 500 миллионов тенге.

Именно тогда тень упала и на самого Биртанова. Вспомните, опрошенные нами эксперты не раз говорили, что Антикоррупционной службе стоит всерьез проанализировать кто и как тратил «коронавирусные» деньги. Уж больно велик был соблазн воспользоваться пандемией. Говорили они и о том, что ну не мог начальник не знать о проделках своего подчиненного.

«Биртанов знал о происходящем»: эксперты – о возможном участии экс-министра в хищениях

Отдельного разбора полетов заслуживает то, в каком формате нам сообщили о возбуждении уголовного дела в отношении экс-министра.

Утром 31 октября в социальных сетях и мессенджерах распространилась информация, что бывший министр задержан «по подозрению в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного пунктом 2 части 4 статьи 189 Уголовного кодекса РК (присвоение или растрата вверенного чужого имущества), по факту хищения путем растраты бюджетных средств, выделенных на закуп платформы информатизации и интероперабельности информационных систем здравоохранения на сумму 526 225 351 тенге».

Но в КФМ решили темнить: эти данные там оперативно опровергли.

«У нас так происходит уже не в первый раз. Сначала информация о задержании чиновника подается в виде слухов. И насколько я понимаю, это делается для того, чтобы его ближайшее окружение зашевелилось и начало предпринимать попытки вывода активов, которые были украдены. А следователи начинают отслеживать все эти финансовые потоки, чтобы расширить круг подозреваемых и обвиняемых. То есть это трюк, который направлен на облегчение работы следствия. А потом уже выходит официальное подтверждение и все материалы по коррупционному делу начинают передаваться в прокуратуру и так далее», – раскрывает детали следственных хитростей политолог Максим Казначеев.

Обратите внимание, что Биртанова обвиняют в растрате денег, направленных на цифровизацию и даже сумма до боли знакомая – те самые полмиллиарда, которые фигурируют в обвинительном акте его бывшего зама Олжаса Абишева. Можно предположить, что экс-подчиненный пошел на сделку со следствием и раскрыл всю коррупционную гробницу.

«Огромные деньги выделялись на цифровизацию здравоохранения. Но в итоге никакой цифровизации нет в этой сфере. Думаю, что обвинения будут строиться вокруг этого. Потому что это единственное доказанное коррупционное нарушение, это единственный имеющийся факт нарушения с его стороны. Иначе чиновника его ранга не стали бы задерживать, если бы не было прямых доказательств. В ходе следствия, скорее всего выявятся и другие факты, потому что коррупция в здравоохранении зашкаливает, она там запредельная», – считает кандидат медицинских наук Каиргали Конеев.

Помимо Абишева к казенным стенам в заключении привыкает экс-глава нашумевшей «СК-Фармация» Берик Шарип. Тот загремел в столичное СИЗО в августе по подозрению «в злоупотреблении полномочиями при закупке медицинских изделий в период ЧС, что повлекло за собой тяжкие последствия». Кругом царила коррупция, и не замарать руки начальству, повторюсь, было невозможно.

Вменяются Биртанову и другие грешки – завышенная стоимость ПЦР-тестирования (возможное лоббирование интересов определенных частных клиник), а также тотальная нехватка медикаментов в разгар пандемии.

«Погибшие люди, которым не хватило лекарств, люди, которых не смогли разместить в больницах – все это на совести этого человека, на совести этого министра. ПЦР-тесты, которые по 20 тысяч проводили! Он лоббировал это, потому что у него есть личные интересы, и еще много всего. Лекарства не только касающееся КВИ, но и для больных онкологией, диабетом не доставлялись вовремя. Это все на его совести! Мне очень печально и больно, потому что, сделав запрос по поводу того, куда были истрачены 3,5 миллиарда тенге, выделенных на борьбу с КВИ, я до сегодняшнего дня не получила ответа на него. То есть правительство не ответило на этот запрос. Это нормально? Я считаю, что нет. Потому что это деньги налогоплательщиков и за каждую копейку должны нести ответ. И каждая копейка должна тратиться эффективно.Помните, какой ужас был во время пандемии? И этот ужас сделал Биртанов. Он развалил нашу систему здравоохранения», – возмущается мажилисвумен Ирина Смирнова.
«Казахстан на борьбу с коронавирусом потратил в 20 раз больше средств, чем Кыргызстан. При этом есть такой показатель эффективности борьбы – это зараженность среди медиков. Так вот, у нас в три раза больше медработников заразились коронавирусной инфекцией. При этом киргизы и КВИ и пневмонию считают вместе, а мы считаем отдельно. Но даже если считать отдельно, то в три раза больше заразилось медиков у нас. Конечно это неэффективная борьба, был полный провал борьбы, выделенные деньги неизвестно куда пошли и соответственно спрос за все будет. Биртанов только один из винтиков в коррупционной цепочке, думаю, что там замешаны и более весомые фигуры, но это уже покажет следствие», – вторит ей Каиргали Конеев.

Напомню, Биртанов трудился вице-министром здравоохранения с ноября 2015 года, а в январе 2017 пересел в кресло главы ведомства. То есть дежурная чиновничья «отмазка» про плохих предшественников, которые провалили всю работу, а новому начальству разгребать, здесь не работает. Биртанов годами руководил процессами в казахстанском здравоохранении, он годами должен был готовить страну к возможному удару, он обязан был наладить процессы и оживить медицину. Но погрязшая в ужасающей коррупции сфера, похоже, поглотила и его.

«Вроде бы на бумагах, когда рапортуют министры и чиновники, то все хорошо. Но пандемия раскрыла все нарывы в системе здравоохранения. Все оказалось блефом! Сколько было бюджетных денег выделено! Ежегодные реформы в системе здравоохранения являются главной причиной упадка отрасли в медицине. Это нельзя списывать! Подготовка кадров как ведется? Легкой рукой закрывали санэпидемиологическую службу. 15 лет не выпускают и не обучают инфекционистов. Оказались инфекционисты в дефиците! Пришлось российских вызывать. Кадровый вопрос был один из главных. Много смертей было. Я потерял несколько близких людей, и смело могу сказать, что из-за нехватки медицинских работников эти люди ушли в мир иной, а могли бы жить», – рассказывает член Общественного совета Алматы Нурлан Жазылбеков.
«Работа Минздрава была изначально порочного курса. Решения принимались не медицинскими, а специалистами по стратегическому планированию. Помимо коррупционных схем, есть изначально и некачественное планирование, шла волна оптимизации больниц. Их упорно сокращали в последние годы. Во-вторых, у нас сложилась система абсолютной бесконтрольности госбюджета. Ситуация требует большого комплекс мер, чем просто скажем аресты одиозных чиновников по коррупционным делам. То есть у нас плохо обстоят дела с самой системой контроля качества государственного управления, его планирования и реализации. Хотелось бы, чтобы такие дела уже не по факту бы возбуждались в отношении уже бывших руководителей, а так чтобы во время работы чиновники понимали, что привычка залезать в бюджетный карман будет плохо заканчиваться», – считает политолог Данияр Ашимбаев.

Самому же Биртанову, по словам юристов, может грозить от 7 до 12 лет лишения свободы – за присвоение или растрату бюджета в особо крупном размере. Впрочем, не исключено и чудесное спасение. Как горько шутят казахстанцы: укради курицу и влепят пожизненное, укради миллион, а еще лучше миллиарды, и наш гуманный суд отпустит, похлопав по плечу.

«У нас 3 тысячи уголовных дел в год возбуждается по коррупции, а до принятия судебных решений доходит всего тысяча. То есть, получается, что более 60% результативности работы антикоррупционщиков уходит в песок. Я думаю, что в данном конкретном случае с экс-министром здравоохранения будет отработана определенная схема. Либо вице-министр (Олжас Абишев – AR) получит в итоге по полной, либо даже какие-то начальники отделов или начальники департаментов. Или даже ответственность между ними будет распределена, чтобы экс-министр остался вообще не замешан ни в чем, а итоговая ответственность была распределена по нескольким людям. В итоге будут чисто символические наказания в виде условных сроков и так далее», – предполагает Максим Казначеев.

Другие респонденты настаивают на дальнейшей тотальной проверке всех денег, выделенных на борьбу с КВИ. Депутат Ирина Смирнова, к примеру, уверена, что на «посадке» Биртанова дело не закончится и коррупционная карусель только раскручивается. Общественник Нурлан Жазылбеков, помимо Минздрава, призывает присмотреться к акиматам и акимам. «Почему акимы не несут ответственность за происходящее? Каждый год меняются руководители управлений здравоохранения и все практически за коррупционные правонарушения», – констатирует Нурлан Жазылбеков. Он же ранее сказал, пожалуй, главное, за что стоит обвинять руководителей Минздрава и власть в целом: мы могли спасти этих людей. Тех, кто не дождался лекарств, тех, к кому не успела скорая… Этими миллиардами пусть подавятся, только вот ушедших не вернуть.