Репрезентация лукизма в фильмах «Забавная мордашка» и «Дьявол носит Prada»

Рене Магритт «Двойной секрет», 1928 / https://regnum.ru/pictures/2401393/1.html

Ключевые слова: лукизм, кинофильм, сюжеты о моде, капитализм, индустрия моды, индустрия красоты.

Американский исследователь и литературовед Ханс Ульрих Гумбрехт в работе «Три загадки моды» отмечает особенность моды в ее способности «объединить в себе промышленное производство, эстетическое суждение и рыночную динамику, укоренившуюся в социуме в течение короткого исторического периода». Отвечая на вопрос «какие функции делают моду необходимой?», Гумбрехт выделяет масштаб роста всей модной индустрии в целом, отмечает ее вход в экономическую систему и успешность в создании эффективных механизмов самовоспроизведения за счет вовлеченности всех членов общества в нее.

Модная индустрия в том виде, в котором мы наблюдаем ее сейчас сложилась в период эпохи романтизма в XIX веке. Фигура фланера, возникновение пассажей и универмагов, урбанизация и выделение фигуры кутюрье — новые опорные точки в моде, от которых стали формироваться иные модные идеалы, и появился другой тип потребления, связанный с капиталистическим строем и его особенностями. Новизна воспринимается как ведущая ценность моды, а значит, инициирование появления потребностей у потребителей — главный закон капитализма. Модному полю свойственно кого-то включать в него, а кого исключать из него. Для того, чтобы попасть в это поле, нужно обладать некими параметрами — не обладая ими человек является изгоем. Под полем моды я подразумеваю широкий спектр модных институций, в которые попадает человек — от параметров и характеристик рядового сотрудника редакции глянцевого журнала до образов героев рекламы модной продукции.

Развитие всегда сопровождается рисками: в случае развития индустрии моды с ведущей ролью глянцевых журналов стал постепенно формироваться и закрепляться определенный образ. Кинофильм воспроизводит реальность, которая является взглядом режиссера, оператора и продюсера. Наличие кинокамеры отображает не только зафиксированный момент, но и преобразованный с помощью продуманного сценария, костюмов, декораций, конкретно взятого кадра и звука. Ключевая особенность кино — то, что в нем не бывает случайностей. Я использую два примера фильмов, где главный герой сталкивается с проявлением лукизма по отношению к себе со стороны индустрии моды — «Забавная мордашка» 1957 года и «Дьявол носит Prada» 2006 года. Термин лукизм появился задолго до того, как к концу XX века социологи решились описать его с научной точки зрения. Этому способствовал интерес к проблематике телесности и возникновению исследований в области изучения взгляда, наблюдения, смотрения и других зрительных практик, связанных с визуальной социологией и визуальной антропологией. В характеристике лукизма проявляется четко считываемая дискриминация по внешнему виду, проявляющаяся в предвзятом отношении и дистанции в общении с людьми. В основе такого поведения лежат представления, стереотипные взгляды и предрассудки, распространенные в той или иной социальной общности. Столкновение с дискриминацией происходит в ситуации найма на работу, когда «принимают наиболее привлекательных» и «отторгают непривлекательных», что во втором случае вызывает конфронтацию между двумя сторонами. Существуют ситуации, направленные в обратную сторону — в отношении людей с «привлекательной» внешностью также работают стереотипы, проявляющиеся в обвинении их в глупости, «отсутствии мозгов» и легкомыслии.

Следовать моде — значит обладать особым типом взаимодействия или языком с окружающим миром и с самим собой, а стремление соответствовать стандартам красоты — это механизм давления и контроля над самим собой. Историк моды Валери Стил отмечает то, что абсолютное исчезновение из повседневного обихода корсетов, турнюров и фижм не совсем очевидное наблюдение, так как существующие сегодня диеты, походы в фитнес клубы, широкое использование пластической хирургии и другие вариации надзора за собственным телом не самым очевидным образом перетекли и в нашу эпоху. В работе «Миф о красоте» Наоми Вульф отстаивает идею о капиталистическом заговоре транснациональных и многомиллиардных корпораций, работающих в индустрии красоты и моды. Компаниями поддерживается социальный порядок в рамках которого — доминирует мужское представление и мужской взгляд.

Представителями Франкфуртской школы в социологии, в частности Эрихом Фроммом, Теодором Адорно и Максом Хоркхаймером, подвергается критике общество потребления и массовая культура. Говоря о работах, в которых те или иные аспекты развитого индустриального общества раскрываются, то самыми основными можно считать «Иметь или быть» Эриха Фромма, «Диалектика Просвещения» Адорно и Хоркхаймера и «Одномерный человек» Герберта Маркузе.

Говоря о сферах действия моды, в любом случае мы имеем дело с репрезентацией. Культ «красивой жизни» в глянцевых журналах, рекламе, модной фотографии, кинематографе, спортивной индустрии, местах для отдыха и еде действует по схожим принципам. Наличие авторитета, «притягательная» недоступность и желание узнать закулисье того, как устроена та или иная индустрия, усиливают фокус внимания у покупателей на эту область.

Кинофильм имеет жесткие вре­менные рамки: можно сказать, что кинематограф фиксирует опреде­ленный срез времени, контролируя и сохраняя при этом нарративную динамику, ее структурную целостность. Репрезентация «красивой жизни» в прессе, рекламе, фотографии, кинематографе и витринах магазинов оказывается тесно связан­ной с коммерческой культурой и культом потребления. Исследователь моды Элизабет Уилсон в работе «Облаченные в мечты: мода и современность» подчерки­вает, что «роль слова и образа, который мы можем видеть, играют на том, что люди чаще всего покупают отложившиеся, готовые идеи». В начале прошлого века индустрия красоты в главных мировых столицах канонизирует внешнюю привлекательность, физическое совершенство и молодость, превращая их в общепринятые символы успешности. Гламур, который Стивен Гандл определил как «язык обольщения и соблазна капиталистического общества, чтобы продавать мечту» работает по схожим правилам. Играя на жела­нии людей быть частью «глянцевой» картинки, поощряя их фанта­зии, популярная пресса и реклама стимулируют потребление товаров и услуг, позволяющих любому человеку преобразиться, приобщиться к «красивой жизни», к миру роскоши, чувственных наслаждений, праздности, красоты, успеха, социальных привилегий и власти. В мире «глянца» ведущая роль отведена личностям, которые являют собой «воплощение идеала», направляют фантазии и мечты публики. Актрисы становились законодателями мод, музами дизайнеров, а за личной жизнью манекенщиц пристально следили.

Переходя к разбору фильмов, я хотела бы уточнить, что сюжетная линия и кульминационный момент в двух примерах по-разному репрезентуют проблематику лукизма в модной индустрии.

Кинофильм «Забавная мордашка» 1957 года

В музыкальном фильме Стэнли Донена «Забавная мордашка» 1957 года главную роль исполнила британская актриса Одри Хепбёрн. Начало фильма посвящено роли глянца в жизни американской женщины. Главный редактор Мэгги Прескотт делает упор на то, что журнал должен говорить читателю, какую одежду ему необходимо надеть. Постоянный диалог журнала, как живого существа, входящего в отношения с человеком — главная миссия сотрудников редакции и главного редактора. Вхождение журнала в дом должно сопровождаться пользой от него, иначе произойдет потеря аудитории. После этого монолога буквально за несколько секунд Мэгги Прескотт выбирает цвет номера — им стал розовый.

Мэгги Прескотт выбирает цвет номера журнала Quality / Скриншот

Обман модной индустрии иллюстрирует манекенщица в черном обтягивающем платье, которое так выглядит из-за деревянных прищепок, которые фотограф «исключает из поля видимости» фотокамеры, снимая лишь переднюю часть модели, которая зрителю кажется «идеальной». Коммерчески успешный инструмент глянца — красота, существующая вне зависимости от пола. Упомянутая Элизабет Уилсон сравнивает глянец с порнографическим изданиями, которые всячески подогревают в рассматривающих картинки читателях желание похо­дить на “те совершенные создания, что заполняли глянцевые страни­цы”».

Сцена между моделью и фотографом Диком Эйвери, где видны те самые прищепки / Скриншот

Поиск «нового интеллектуального лица» приводит редакцию журнала Quality в книжный магазин, где работает Джо Стоктон. Сразу же заметен цветовой контраст между образом манекенщиц и продавщицы в книжном магазине. Джо, говоря цитатами и сложными конструкциями, усиливает свою отстраненность от мира моды, отстаивая то, что вся эта индустрия не про нее, и, что она серьезная, начитанная и «правильная» девушка, которая собственным трудом и знаниями добилась в жизни чего-либо.

В книжном магазине / Скриншот

Далее, хочется отметить диалог между Мэгги Прескотт и фотографом Диком Эйвери. В кабинете главный редактор озвучивает принципы глянцевого журнала Quality, среди них она отмечает оригинальность, тем самым поднимая авторитет напечатанного на бумаге. Фотограф начинает убеждать ее в том, что Джо — новое лицо журнала, если они: «Приведут ее в порядок, займутся ею, то она станет чудесна». Следующая реплика фотографа: «Каждая модель утонченна и элегантна, а у Джо есть характер, душа и ум».

Затем главный редактор фактически заманивает Джо, скупая на 50 долларов книги в ее магазине. Сцена, когда Джо появляется в редакции со стопкой книг в руках является следующим моментом контраста, использованным в фильме, чтобы показать несоответствие одних и соответствие других людей модной индустрии. Начался процесс создания образа и перекладывания взгляда о красоте и о том, как должно быть с точки зрения редакции в отношении Джо.

Сцена в редакции / Скриншот

Важно отметить реплики, которыми Мэгги Прескотт сопровождает каждое свое действие касательно смены внешнего вида Джо. Эта сцена наиболее репрезентативно и показательно отражает проблему лукизма. Предпочтение одними людьми других происходит на основе ценностей и стереотипов, приобретенных в рамках первичной и вторичной социализации. Мифы, оценочные суждения и ложные установки, касательно внешних данных в большей степени возникли из-за возросшей роли СМИ в повседневной жизни людей.

Кинофильм «Дьявол носит Prada» 2006 года

Устройство на работу в глянцевый журнал Runway для Андреа Сакс стало настоящим испытанием. На ресепшене ее встречают с фразой «У сотрудников отдела кадров совсем крыша поехала?». Далее, проходя по коридорам редакции и разговаривая со старшей ассистенткой главного редактора, заметно выстраивается дистанция власти и господства, проявляющаяся в том, что Андреа не знает имени главного редактора и при упоминании этого имени ассистенткой — она никак не прореагировала, чем сподвигла ее усмехнуться. Затем неожиданный приезд Миранды Пристли в редакцию раньше запланированного времени «ставит всех на уши»: повсеместная суета, сцена с переодеванием удобной обуви на туфли с каблуком, сцена с нанесением помады на губы, уборка столов, раскладывание нескольких последних номеров журналов-конкурентов на столе главного редактора, наливание в стакан воды и «взгляд камеры», фиксирующий растерянный вид Андреа на фоне за секунду возникшего хаоса.

Растерянный взгляд Андреа Сакс в редакции / Скриншот

Появляется Миранда Пристли и на входе в свой кабинет замечает нового сотрудника, интересуясь тем, кто перед ней. Старшая ассистентка отмечает, что провела уже небольшое собеседование из которого поняла, что она абсолютно безнадежна. Далее Миранда взглядом оценивая Андреа, задает ей несколько вопросов: «Кто она? Что делает здесь? Читает ли журнал? Слышала ли о ней?». И далее она констатирует, что «стиль и мода Андреа не свойственны». Манера проведения собеседования находится в тех же позициях власти и подчинения: оценивающий взгляд, параллельное чтение журналов и кажущийся диалог с соискателем, каверзные вопросы. Андреа пытается заинтересовать Миранду своим дипломом и заслугами в области журналистики, но последовал пренебрежительный жест руками, по которому стало понятно, что она ей неинтересна. Как и в предыдущем фильме, обособление главной героини на фоне других делается на контрасте между сотрудниками, у которых одна мода в голове и на серьезную с «внутренним содержанием», «наличием мозгов» и желанием работать девушку.

Собеседование / Скриншот

Важно, что в этом фильме более остро воспринимается проблематика лукизма, чем в предыдущем. В большей степени из-за факта устройства на работу: иными словами, человек пришел в редакцию, а в предыдущем фильме редакция «позвала» человека. Жесткая конкуренция, как во время собеседования, так и в рабочее время, «невыполнимые» поручения главного редактора, высмеивание коллегами внешнего вида, жесткие границы времени и быстрый темп более остро воспринимаются именно здесь. Близкие друзья и молодой человек также высмеивают, а затем и отвергают главную героиню именно из-за работы в глянцевом журнале, считая это чем-то несерьезным.

Проблематика лукизма представляет собой относительно новое для изучения гуманитарными науками поле исследовательской деятельности. Глобально говоря, дискриминация по внешнему виду — сложно определяемая категория, а существующее многообразие критериев красоты препятствует формированию инструментария для ее оценки.

Используя два фильма, мне хотелось продемонстрировать во многом схожую историю о том, как человек, попав в поле моды, выдержав определенный временной промежуток и процесс «переодевания», включился и стал работать на модную индустрию.