тема 5 задача 14

Задача 14 (семинар)

По предложению заместителя председателя Совета судей России был разработан проект федерального закона о запрете доступа журналистов к судебной информации в ходе судебного разбирательства до вынесения решения суда. Представители СМИ, по мнению авторов проекта, нередко освещают позицию только одного из участников процесса, заранее делая его правым или виноватым, нарушая тем самым равноправие сторон и косвенно сказывая давление на суд. С одной стороны, нужно не допускать необоснованных разоблачений в глазах общественности, с другой стороны, выяснение и разъяснение — это долг средств массовой информации. С одной стороны, существует презумпция невиновности, а с другой стороны — запрет цензуры и свобода прессы, в том числе и свободное мнение журналиста.

Какие конституционно-правовые принципы и нормы затрагиваются таким проектом? Как обеспечивается баланс между этими принципами и нормами в действующем российском законодательстве? Каковы механизмы обеспечения этого баланса на практике? Сравните положения российского законодательства с принципом sub judice в праве Великобритании и других зарубежных государств. Аргументируйте заключение правового управления аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ о конституционности (неконституционности) предлагаемого запрета.

Проблемы: освещение СМИ деятельности судов; гласность правосудия, пределы.

Исходя из Доктрины недопустимости втягивания в суд через прессу, ФЗ «О статусе судей», а также решения ЕСПЧ по делу «Санди Таймс» следует, что существует запрет предоставлять СМИ оценочные суждения до вступления в силу приговора суда, то есть не допускается освещение фактов без оценки, без предварительных заключений, ибо противном случае такое «газетное разбирательство» не только давит на судью при вынесении им решения, так как журналисты на страницах газеты занимая ту или иную сторону по делу приводят факты, доказательства, влияя тем самым на массового читателя, создавая общественное мнение, т.е. таким образом на своих страницах они создают ситуацию, что у людей создается предварительное мнение о том кто «преступник», а кто «жертва», т.е. где «добро», а где «зло» и тем самым с одной стороны происходит ущемление чести и достоинства подсудимого, подрыв его последующей адаптации, а с другой сильное давление на судью со стороны общества, так как при вынесении им приговора, который будет правильным в правовом смысле, но кардинально отличатся от того, что было написано журналистами, то в обществе создается предвзятое мнение к правосудию, недоверие к суду и т.д. С другой стороны Конституцией установлен запрет цензуры и свобода прессы, т.е. если полностью ограничить судебное разбирательство, то будет нарушен принцип гласности, который является одним из основополагающих, так же будет оказано сильное влияние на свободное мнение журналиста, что тоже не допустимо. Но при этом важно отметить, что при освещении дела даже если журналист не занимает какую-либо из сторон, то выкладывая объективные факты в определенном порядке, тоже ведь можно сформировать определенное мнение, т.е. по своей сути, объективно невозможно сделать освещение дела нейтральным, без формирования определенного мнения в обществе. И поэтому наилучшим решением было бы принятие кодекса этики журналиста, но он должен быть именно на уровне сообщества журналистов, т.е. само сообщество должно себя контролировать (что, например, сделано в Германии в пределах медицинского сообщества, где соответствующий кодекс устанавливает запрет рекламы мед. услуг и учреждений), а не федеральный законодатель, ибо таковое будет являться именно вмешательством в деятельность СМИ, важно сказать, что принятие такого кодекса должно быть сопряжено с высоким уровнем профессиональной культуры самих журналистов, ибо в противном случае соответствующий кодекс не будет иметь смысла.

Задача 15 (семинар)

Во время проведения избирательной кампании по выборам в Государственную Думу РФ по одномандатному округу в Иркутской области местные газеты опубликовали заметку об одном из кандидатов в депутаты. В ней было указано, что за 15 лет до начала избирательной кампании этот гражданин был освобожден от прохождения срочной военной службы по призыву в связи с диагнозом «олигофрения». Подав иск в суд, несостоявшийся кандидат утверждал, что без его разрешения были распространены сведения о его личной жизни. Журналисты, не отрицая этого, заявили, что это было сделано с целью защиты общественных интересов. В обоснование своих требований кандидат ссылался на ст. 23 Конституции РФ и на соответствующие нормы Гражданского кодекса, а журналисты — на практику применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским судом по правам человека, в том числе на практику толкования и применения статьи о защите частной жизни. Позиция Европейского суда заключается в допустимости с целью охраны общественных интересов гораздо большей степени вмешательства СМИ в жизнь политических деятелей, чем прочих граждан.

Возможно ли вынесение судебного решения на основе практики Европейского суда по правам человека? Какое место занимают эти решения в правовой системе России? Дайте правовую оценку доводам сторон по существу дела.

Проблема: пределы охраны тайны частной жизни.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны гарантирует. Но при этом важно отметить решения ЕСПЧ Лингенс против Австрии, Ворм против Австрии, где Европейский суд в своих решениях прямо указал, что так как политическая сфера и всё, что с ней связано представляет для общества повышенный интерес, играет ключевое место в развитии государства и именно от ней во многом будет зависеть будущее государства, то пределы допустимой критики и освещении их деятельности, а также жизни (включая частную жизнь) в отношении политиков шире, чем в отношении частного лица, и это вполне допустимо, так как присутствует именно общественный интерес, при этом также важно то, что политик, начиная заниматься политической деятельностью берёт на себя повышенные обязанности по сравнению с обычными лицами, так как начинает действовать не только от имени себя самого, но и от имени тех, кого он представляет, кто его поддерживает, также его деятельность напрямую влияет на государство и общество и исходя из этого как интерес, так и требования к нему будут тоже повышенными. Рассматривая ситуацию, описанную в задаче, следует отметить, что диагноз «олигофрения» по своей сути ставит под сомнение будущую деятельность политика, так как при таком диагнозе человек не может нормально контролировать свои действия, а не то чтобы представлять интересы избирателей на столь высокой должности, следовательно, если таковой диагноз есть, то это ставит под сомнение деятельность политика, с другой стороны такой диагноз ярко выражен внешне, чего, исходя из условий задачи не было, следовательно такой диагноз был поставлен с целью избежать прохождения срочной воинской службы (в общем, откосить), а исходя из смысла ст. 59 Конституции следует, что срочная воинская служба является долгом гражданина по отношению к Родине, и тогда встает вопрос, а как можно доверять лицу представление своих интересов на уровне государства, давать ему право по сути на влияние на политику государства, если он не только не выполняет свое долга перед Отечеством, но и избегает его крайне негативным методом- путем подделки справки. И исходя из сказанного следует, что такое вмешательство является обоснованным и допустимым. Необходимо отметить, что исходя п.4 ст.15 К РФ. Конвенция о защите прав человека и основных свобод – ст.46 (обязательство исполнять). Постановление Пленума ВС от 10.10.2003 №5 (п.8, 10 (!), 11, 16). Постановление КС от 26.02.2010 № 4-П (п.2 абз.2, 3; п.2.1), Постановление КС 5.02.2007 № 2-П. Постановление ЕКЧП должны являться основанием для пересмотра вынесенного ранее решения и основанием для рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам, следовательно, ссылка на решения ЕСПЧ обоснованна.