Хабаровчанин Танака Такеси – бывший японский военнопленный

На фото: Такэси Танака со своим муз. инструментом и японские военнопленные ВОВ

Много моих знакомых и не только уехали или уезжают из Хабаровска. А главное - грустно и печально, слышать от некоторых из них, что в Хабаровске жить сложно и не интересно! Я думаю, что эти мнения у них от состояния души, которая еще в поиске или уже неизлечима больна выгодами и перспективами. И вот вчера мне попалась заметка о японском военнопленном, который приехал жить в Хабаровск после войны. И я решил собрать побольше материала о нем…

Иногда, в центре Хабаровска горожане видели невысокого щуплого человека, азиатской внешности, который неспешно шел по направлению к Амурскому бульвару или набережной. Это был Такэси Танака, японец, бывший солдат квантунской армии, бывший советский зек, журналист, поэт, музыкант, оставивший свою родину, даже детей, и поселился в стране, которая однажды брала его в плен.

«Я родился в 25.11.1926 года, в городе Нагасаки. «Мой отец служил по дипломатической линии, но во время войны его по каким-то причинам сняли с должности, и он стал служащим. Трудился в Шанхае и Сингапуре. Когда он умер, мне было 12 лет. Еще до этого скончалась мама. У обоих были серьезные проблемы с легкими, а позволить себе лекарства мы тогда не могли. Я стал сиротой. На воспитание меня взяла старшая сестра матери. Мы тогда жили в маленькой деревне на полуострове Симабара».

С отличием закончив школу, Танака впервые пересек Японское море и устроился на завод в Даляне. Здесь его и застала война. Всего за два месяца до окончания Второй мировой войны (тогда ему исполнилось 19 лет) попал в армию, и служил на железной дороге в Маньчжурии. Там и был пленен победоносно шествующей Советской армией. Впрочем, эта беда спасла его от еще большей – его родной город Нагасаки, подвергся атомной бомбардировке.

В результате советско-японской войны была разгромлена миллионная японская армия. Всего в Союз было вывезено около 500 тыс. японских военнопленных. Они направлялись в Приморский и Алтайский края, Читинскую и Иркутскую области, на строительство БАМа, и конечно, очень много их было в Хабаровском крае.

«Я попал в плен совсем молодым человеком, почти не нюхавшим пороху. Это произошло на поле боя: там я впервые увидел русских солдат. Нас окружили заросшие матерые мужики в выгоревших гимнастерках и с автоматами. А вечером я услышал, как они поют. Тогда услышав русскую песню, я понял, почему эти люди победили полмира».

Четыре года Танака провел в русском плену. География «сибирского плена» (всю восточную Россию японцы называют Сибирью) оказалась обширной. Первый год прошел в Бурятии под Улан-Удэ. Танака трудился здесь на лесоповале, два следующих - в Комсомольске-на-Амуре на стройке многочисленных зданий, потом - в самом Хабаровске. Многие его товарищи не выдержали зимних холодов и тяжелой работы - погибли. Удивительно, но именно в таких страшных условиях у молодого японца проснулось творческое чувство. Он стал запоминать и разучивать песни. И русские народные, и откровенно блатные. Многое из его современного репертуара - оттуда, из лагерей. Наверное, тогда Танака и определил для себя и свое отношение к жизни, и дальнейший путь.

«Однажды в нашем лагере выступил советский военный оркестр. Он исполнил вальс «На сопках Маньчжурии». Я слушал музыку, не понимая слов… и плакал… Долго не мог понять причину своих слез. Но потом понял, что такую силу над человеком имеет - музыка. И что музыка – не имеет границ. Это стало моим жизненным девизом. Там в оркестре был один советский капитан, он дал мне слова и ноты вальса «На сопках Маньчжурии», «Амурского вальса» и других. Я немного играл на гитаре, стал разучивать музыку… Но русских слов тогда не знал».

В 1949 году Танака-сан вернулся в Японию, в родной город Нагасаки и увидел, что он полностью разрушен. Атомная бомба убила всех. Пережив трагедию, Танака уехал в Токио, устроился в небольшую газету и работал журналистом. Позже он выучил русский язык и стал наведываться в Россию, как турист. И с каждым разом все больше понимал: вот страна, где он хотел бы навеки поселиться.

«Поселился я в Токио. Был журналистом и даже начал выпускать свой журнал «Творчество». Это был журнал об инструментах и их связи с человеком. В Японии я разработал особый синтезатор, а маленький заводик моего друга выпустил серию этих синтезаторов, который так и назывался - «Танака».

Казалось бы, жизнь прожита не зря: семья и работа, налаженный быт и приличная пенсия. Однако в 1995 году, прожив почти сорок лет в родной стране, Такеши Танака переезжает в Хабаровск. Обзаводится квартиркой на Амурском бульваре. Получает гражданство. Рисует и мастерит. Гуляет в парке. Поет. Преподает японский в обычной средней школе. Ухаживает за могилами не переживших плена японцев. Раз в год ездит в Токио, навестить детей и внуков и побывать на могиле жены.

«Вероятно, в прошлой жизни я был русским. Я очень хотел вернуться в места моей нелегкой юности. Меня тянуло сюда. Повидав мир, я понял, что катится он не туда. Я понял: ценна сама чистая человеческая жизнь, душа, а не пост и должность. И я вернулся к своему источнику, чтобы закончить свое земное существование чистым человеком. Вот к этому я стремлюсь, и поэтому поселился в Хабаровске».

Он стал преподавать японский язык детям из 38-й хабаровской школы. Он стал изучать с детьми японские песни. Ансамбль дружбы назвали «Радуга Амура». А хор Дрейлинга занял первое место на большом всероссийском конкурсе в Москве. А потом он возил ребят с концертами в Японию. Он стал председателем клуба «Япония сегодня». Танака знал около 40 русских песен. Больше других любил «Подмосковные вечера», «Степь да степь кругом», «По диким степям Забайкалья», а самой проникновенной считал «Темную ночь» Марка Бернеса.

«Большинство русских, что встречались мне на жизненном пути, носили в себе некий неугасающий огонь. Это способность души к творчеству. Это мгновенное и очень обширное духовное раскрытие человека. Так создаются великие произведения, так совершаются подвиги. Русские, наверное, самые способные к таким прорывам люди на земле. И я таков. Поскольку я живу в России, в моем самом любимом городе Хабаровске, среди русских людей, я тоже раздуваю в себе этот огонь».

На всех встречах Такэси Танака неизменно появлялся с музыкальным инструментом собственного изобретения (что-то среднее между баяном и синтезатором). Специального названия у него нет, хотя многие называют его по фамилии изобретателя – «Танака». Такэси утверждает, что инструмент издает совершенно особенные звуки. Именно они ближе всего для восприятия японцев и русских. И это говорит о родственности наших наций, об их отличии от других народов.

«В начале, когда мы собрались, многие хотели петь, но играть на инструментах не умели. Я начал думать какой инструмент подошел бы нам. И придумал свой собственный инструмент. Я создал его концепцию, а мой друг, молодой инженер изготовил его. У него волнообразный звук, как круги от брошенного в воду камня. За всю жизнь мы изготовили их несколько штук».

Такеси Танака скончался в мае 2020 года, в Хабаровске. Было ему 93 года. Танака-сан похоронен на японском кладбище краевой столицы. Организацию траурной церемонии взяло на себя Генеральное консульство Японии в Хабаровске. Правда, близкие родственники покойного (в Токио у Такеси остались двое взрослых сыновей и внуки) из-за коронавируса участвовать в ней не смогли.

О смерти у Танака-сан тоже имелась собственная теория. По его мнению, злой и завистливый человек так и останется там, где он есть. А человек цельный выживет там, где другие сломаются.

В тексте были частично использованы материалы Светланы Подзноевой и Евгении Молотовой.

Лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была и у отцов. (Шарль Монтескье).Материал собрал и оформил: Олег Островский (Хабаровск). Если этот пост Вам понравился, буду рад новым подписчикам, комментариям и лайкам.

Охраняем давно и надежно –

"Частная охранная организация "Агентство СКАТ"