Иван Поклад, баян и служба в Амурской флотилии

День Военно-Морского Флота Российской Федерации отмечается в последнее воскресенье июля на основании Указа Президента России от 31 мая 2006 года. Это один из самых любимых еще в СССР, а затем и в России, праздников. Его отмечают не только военнослужащие этих войск, но и все те, кто стоит на страже морских рубежей России, обеспечивает боеготовность кораблей и частей ВМФ, члены семей военнослужащих, рабочие и служащие флотских учреждений и предприятий, ветераны Великой Отечественной войны и Вооруженных Сил.

Иван Порфирьевич Поклад родился 28.07.1927 г. в с. Мысаково Белгородской области Украинской ССР. Родители его приехали на Дальний Восток по промышленному переселению, когда сыну было три года. Сначала семья жила в Переяславке, а затем осела в Некрасовке, где Иван Поклад окончил школу. В 1944 г. Ивана Порфирьевича призвали в армию. Тогда порядок был строгий: вечером повестку принесли, а утром, в 9 часов, призывник должен быть в военкомате. Военкомат сельского района располагался в районе стадиона «Динамо».

Там Покладу сказали, что он с начала учебного года должен прибыть в артиллерийское училище, но в село вызов почему-то не поступил. Ивана Порфирьевича послали в объединенную школу флотских специалистов в поселок Красная Речка. Он должен был учиться на рулевого-сигнальщика на штурманском отделении. Штурманы полагались только на больших кораблях, а на речных кораблях их функции выполняли рулевые, которые одновременно были и метеорологами, и сигнальщиками. Иногда маршрут движения сообщался на корабль по радио. За группу кораблей отвечал один флаг-штурман, поэтому на рулевом лежала большая ответственность за безопасность судна в условиях сложного речного фарватера.

Иван Порфирьевич Поклад в мае 1945 г. после окончания объединенной школы специалистов ТОФ был направлен служить на канонерскую лодку «Красное Знамя» на остров Русский. Но командир монитора «Свердлов» Н.И. Недовесов «перехватил» матроса: ему нужен был на судне баянист. Таким образом, Иван Порфирьевич и попал на службу в Краснознаменную Амурскую флотилию. К началу Советско-японской войны в состав флотилии входило 8 мониторов, 11 канонерских лодок, 52 бронекатера, 12 речных тральщиков, 7 минных катеров, 1 минный заградитель, 1 сетевой заградитель, 5 плавучих зенитных батарей (из них 3 самоходных), 15 полуглиссеров, 3 сторожевых катера, 3 плавбазы, 1 штабной корабль «Амур». К началу военных действий в подчинение Краснознаменной Амурской флотилии были переданы все сторожевые катера пограничных войск. Из состава Амурского речного пароходства было мобилизовано 106 судов вместе с экипажами. Все суда переоборудовались для военных целей. К началу военных действий экипажи мобилизованных судов прошли необходимую подготовку для решения предстоящих боевых задач. За два месяца службы матросы прошли через боевые учения, приобрели некоторый опыт в маскировке кораблей на границе. Что значит замаскировать военный корабль? Его скрывали под кустами и ветками, маскируя под плавучие острова.

Летом 1945 г. на кораблях КАФ проходили практику 105 курсантов ТОВВМУ им. С.О. Макарова. На мониторе «Свердлов» находились 30 курсантов. Они служили курьерами, обслуживали шлюпки, помогали сигнальщикам и выполняли другие необходимые работы. 8 августа они должны были вернуться во Владивосток, но их задержала война. Когда на мониторе получили приказ выступать к селу Нижне-Спасскому, к острову Малайкин, команда решила, что они идут на учения. Но всех построили, и командир Н.И. Недовесов сказал: «Завтра в 4 часа утра будет боевая тревога, началась война с Японией. Всем находиться на своих местах. Корабль приготовить к бою». Для экипажа это сообщение было полной неожиданностью. Сразу все пришло в движение. Появились ящики с гранатами, винтовками. К месту назначения суда шли в полной темноте поодиночке. Монитор «Свердлов» обогнал канонерскую лодку «Пролетарий», приветствуя своего бывшего командира И.А. Сорнева. Темнота и остров, поросший тальником, прикрывали корабли от глаз противника. Свето- и шумомаскировка соблюдались неукоснительно. В 6:00 9 августа корабли вышли на траверз и двинулись кильватерной колонной в заранее определенные пункты высадки.

День задался солнечный, на противоположном берегу женщины полоскали белье, играли дети. И тут на большой скорости из-за острова вышли бронекатера. С бронекатера № 13 была проведена пристрелка по узлу сопротивления из носового орудия. Получив необходимые данные, бронекатера открыли огонь. Монитор «Свердлов», благодаря своей малой осадке сумевший войти в протоку Нугдян, поддерживал высадку и действия десанта всеми орудиями, особенно 152-миллиметровым, разрушая доты и дзоты. Дым застилал обзор, но артобстрел продолжался. Монитор сотрясался от собственных взрывов и от ответного огня противника. Иван Порфирьевич, находясь в рубке рулевого, увидел, как после очередного выстрела оторвался и полетел за борт бронированный лист. Пулеметчика ДШК Виктора Гладышевского спас от падения за борт ремень, которым он был пристегнут к пулемету. Но курсант получил сильную контузию.

Поначалу растерявшийся противник быстро пришел в себя и стал оказывать организованное сопротивление. В помощь десантникам армейских подразделений была послана небольшая группа корабельного десанта, которую возглавил старшина первой статьи Николай Николаевич Голубков. Путь десантникам преградил дот, обстреливавший открытую местность из крупно-калиберного пулемета. Николай Голубков и его подчиненный старший матрос Патрушев, наблюдая гибель товарищей, решили подавить огневую точку. Обходным маневром они приблизились к доту и забросали его гранатами. Две гранаты Николай Голубков бросил уже с амбразуры дота. Дот на время затих, а затем вновь прозвучала очередь. Тогда раненый Голубцов бросился на амбразуру и закрыл ее своим телом. В бою погиб и Патрушев.

Подавление очагов сопротивления противника не гарантировало советским бойцам безопасность на улицах Фуюаня. В домах оставались японские смертники, которые не сложили оружия. предстояло очистить от них город. За успешный захват Фуюаньского узла сопротивления командир канонерской лодки «Пролетарий» Игорь Андреевич Сорнев удостоен звания Героя Советского Союза. Старшина Николай Николаевич Голубков был удостоен звания Героя Советского Союза посмертно. Командир второй бригады Л.Г. Танкевич был награжден орденом Красного Знамени. 30 десантников погибли в этом сражении. Их захоронили на китайском берегу. Сегодня, когда теплоходы идут по Амуру, на скалистом берегу близ Фуюаня виден обелиск, место захоронения советских воинов. Троих погибших моряков захоронили в селе Нижне-Спасском, а ныне их прах покоится на базе КАФ близ Дома культуры.

После боя в Фуюане 2-я бригада вместе с войсками 2-го Дальневосточного фронта направилась в Гайцзы. К этому населенному пункту можно было попасть только через небольшую протоку, куда проходили лишь корабли с мелкой осадкой. К Гайцзы пошли монитор «Свердлов» и несколько бронекатеров. Ближе 30-ти метров к берегу они подойти не могли – мелко. Поэтому десант отправили на лодках. Десантники прыгали с борта в лодки, попадали и в воду, много оружия и предметов амуниции оказалось в воде. И когда десант отошел, свободные от вахты матросы принялись нырять за утонувшим оружием. Иван Порфирьевич снял обувь, свое оружие оставил на палубе и вместе со всеми занялся этой спасательной операцией.

Поскольку место было неглубокое, удалось вернуть значительную часть потерянного оружия и имущества. Вдруг поступил приказ капитана: про мерить глубину. Нужно было немного изменить положение монитора, поскольку из такой позиции в стрельбе могла быть задействована только одна пушка, другим обзор был закрыт. Поклад схватил лот (свинцовая груша с привязанной к ней мерной веревкой) и прыгнул в шлюпку. Курсанты заняли свои места на веслах. В шлюпку сели также капитан медицинской службы Алексей Гущенко и химик Мухорямов, захвативший с собой на всякий случай гранату. В это время поступила команда прочесать небольшой (метров 50 в диаметре) островок. Когда Иван Порфирьевич произвел замеры и передал сведения о глубинах сигнальщикам на монитор, вся небольшая команда тоже отправилась на остров.

С 10 августа основные силы флотилии начали наступление на главном операционном направлении 2-го Дальневосточного фронта – вдоль реки Сунгари на Харбин. В тот же день советские войска овладели г. Тунзцяном, 16 августа с боями взяли город Цзямусы, 18 августа г. Саньсин, откуда флотилия с приданным стрелковым полком, двинулась на Харбин, заняв его 20 августа. За 10 дней боев с 9 по 19 августа советские Вооруженные силы выполнили стратегические задачи, поставленные Верховным главнокомандованием, разгромили войска противника. Корабли Краснознаменной Амурской флотилии, являясь авангардом войск 2-го Дальневосточного фронта, обеспечили форсирование таких мощных водных преград, как Амур, Уссури, Сунгари и сокрушение мощных оборонительных рубежей противника. За 10 суток наступления главные силы флотилии с боями прошли около 1400 км, обеспечив высокие темпы действия. Монитор «Свердлов» за успешные бои против империалистической Японии получил звание гвардейского.

За мужество, проявленное в годы войны, Поклад Иван Парфирьевич награжден орденом «Отечественной войны» 2 степени, медалью «За Победу над Японией». После окончания войны И.П. Поклад продолжил воинскую службу. Демобилизовался Иван Парфирьевич в 1953 г. в звании старшины 2-й статьи. Но за годы службы он не расстался с мечтой о музыке с самого детства:

«Я мог часами сидеть у радиоприемника, слушая игру духового оркестра и замирая от удовольствия и наслаждения. Меня так и звали – Ваня-музыкант. В 10 лет от роду купил на базаре отец мне гармонь, и я самостоятельно научился на ней играть. Где заиграла гармошка в деревне, на ее звуки тянулась молодежь, а за ними и взрослые. Танцы, игры всевозможные. А это считалось праздником для всего села. Гармонист был в высочайшем почете. Играл на гармошке, потом освоил игру и на баяне».

После демобилизации Иван Порфирьевич Поклад заочно окончил двухгодичные музыкальные курсы по классу баяна, а потом поступил в училище искусств на дирижерское отделение. Государственные экзамены он сдавал с собственным хором, чем удивил и порадовал членов экзаменационной комиссии. За долгие годы гражданской жизни Иван Порфирьевич создал более ста хоровых коллективов в Хабаровске и Хабаровском крае, четыре коллектива получили звание народных. За значительный вклад в развитие культуры города Хабаровска Иван Порфирьевич Поклад был удостоен звания лауреата премии имени Якова Дьяченко в 2011 году.

Более 15 лет руководил ансамблем песни и пляски завода «Дальдизель», затем много лет хором ветеранов, который получил звание «народного». Труд Ивана Поклада был замечен именитыми мастерами. В разные годы он приглашался на стажировку в Государственный сибирский хор, хор им. Пятницкого, Омский народный хор. В 2000 г. ему присвоено звание «Заслуженный работник культуры».

Иван Порфирьевич Поклад ушел из жизни 31 октября 2016 г.

В тексте использован материал из сборника о ветеранах Амурской флотилии подготовленного музеем истории ТОГУ с участием студентов-поисковиков (2010-2015 годов).

Подпишись, не ленись на мою живопись! )) А главное - пишите, и присылайте свои истории жизни на farreastdv@mail.ru