Позывной "Карайа 1". Лучший ас за всю историю.

Э́рих А́льфред Ха́ртманн (нем. Erich Alfred Hartmann; 19 апреля 1922 — 19 сентября 1993) — немецкий лётчик-ас, считается наиболее результативным пилотом-истребителем за всю историю авиации. Позывной «Карайа 1». В ходе Второй мировой войны совершил 1404 боевых вылета, одержав 352 воздушные победы (из них 347 над советскими самолётами) в 802 воздушных боях. За небольшой рост и моложавый внешний вид получил от боевых товарищей прозвище «Bubi» (малыш, мальчонка).

Будучи в довоенное время пилотом планера, Хартманн вступил в ряды люфтваффе в 1940 году, а в 1942 году окончил курсы подготовки пилотов. Вскоре он был направлен на восточный фронт в 52-ю истребительную эскадру (нем. Jagdgeschwader 52), где попал под опеку опытных пилотов-истребителей люфтваффе. Под их руководством Хартманн развивал свои навыки и тактику, что в конце концов 25 августа 1944 года принесло ему Рыцарский крест Железного креста с Дубовыми листьями, Мечами и Бриллиантами, за 300-ю подтверждённую воздушную победу.

Свою 352-ю и последнюю победу в воздухе Эрих Хартманн совершил 8 мая 1945 года. Хартманн и оставшиеся военнослужащие из JG 52 сдались американским войскам, но были переданы Красной Армии. Как военнопленный обвинённый в порче социалистического имущества (так как фактов о его причастности к военным преступлениям не было) и приговорённый к 25 годам заключения в лагерях строгого режима, Хартманн провёл в них 10 с половиной лет, до 1955 года. В 1956 году он присоединился к перестроенным люфтваффе Западной Германии, и стал первым командиром эскадры JG 71 «Рихтгоффен». В 1970 году он ушёл из армии, во многом из-за неприятия им американского истребителя Lockheed F-104 Starfighter, которым тогда укомплектовывались войска ФРГ, и постоянных конфликтов с вышестоящими начальниками. Умер Эрих Хартманн в 1993 году.

Детство и юность

Эрих Хартманн родился в г. Вайсах, Вюртемберг и был старшим из двух братьев. Во время Второй мировой войны его младший брат Альфред также вступил в ряды люфтваффе (он был стрелком на Ju 87 во время немецкой кампании в Северной Африке и 4 года провёл в английском плену).

Отец Эриха был военным врачом в годы Первой мировой войны. Некоторая часть детства мальчиков прошла в Китае, так как их отец хотел избежать последствий бедности Германии 1920-х годов и экономической депрессии. С помощью своего двоюродного брата, работавшего консулом в немецком посольстве в Китае, отцу Эриха удалось найти там работу. По приезде в город Чанша он к немалому удивлению понял, что условия жизни в Китае намного лучше и перевёз туда свою семью. Однако в 1928 году им пришлось вернуться в Германию из-за начавшейся в Китае гражданской войны. Местное население перестало доверять иностранцам, начались нападения на дипломатов. Элиза Хартманн и двое её детей спешно покинули страну, их обратное путешествие проходило по Транссибирской магистрали — это была первая встреча Эриха с СССР.

Вскоре отец Эриха предложил своей жене вернуться обратно в Китай, где в тот момент уже утихли беспорядки, но она отказалась. Через некоторое время семья воссоединилась в городе Вайль-им-Шёнбух на юго-западе Германии. С этого момента Хартманн начинает интересоваться авиацией. Он присоединяется к программе подготовки планеристов, которую организовало возрождающееся люфтваффе. Мать Хартмана, Элиза, была одной из первых женщин-пилотов. Семья даже купила небольшой лёгкий самолёт, но в 1932 году была вынуждена его продать из-за финансовых трудностей, наступивших вследствие экономического коллапса Германии. После того, как к власти пришли национал-социалисты, лётные школы стали получать поддержку от нового правительства, и Элиза Хартманн создала в своём городе новую лётную школу, в которой четырнадцатилетний Эрих получил пилотское свидетельство, а в пятнадцать лет стал инструктором в одной из планерных групп гитлерюгенда.

После обучения в средней школе (апрель 1928 — апрель 1932), гимназии (апрель 1932 — апрель 1936) и в Национальном Институте Политического Образования в Ротвайле (апрель 1936 — апрель 1937), где, однако, его отношение с одним из учителей не заладилось, и позже родители перевели его в гимназию в Корнтале, где в октябре 1939 знакомится с девушкой Урсулой, ставшей вскоре его женой.

Карьера в люфтваффе

Во время обучения Эрих показал себя выдающимся снайпером и прилежным учеником (хотя военная муштра его мало интересовала), а к концу подготовки в совершенстве владел своим истребителем. Во время первых стрельб на полигоне он сделал 50 выстрелов по конусу, 24 из которых попали в цель (это считалось отличным результатом). 24 августа 1942, все ещё находясь на высших курсах воздушной стрельбы в Глейвице, он полетел в Цербст и продемонстрировал над аэродромом некоторые трюки лейтенанта Хогагена, бывшего чемпиона Германии по пилотажу. После выполнения некоторых элементов высшего пилотажа над аэродромом в Глейвице, начальство посадило лётчика под недельный домашний арест, который, возможно, спас ему жизнь — пилот, полетевший вместо него на следующий день, разбился.

В октябре 1942 года, окончив своё обучение в запасной истребительной группе «Восток», он получил назначение на Северный Кавказ в 52-ю истребительную эскадру на советско-германском фронте. После прибытия на базу снабжения люфтваффе в Кракове, Эриху Хартманну и ещё трём пилотам пришлось лететь в свою эскадру на совершенно незнакомой «Штуке». Два штурмовика потерпели аварию и пилоты были отправлены в JG 52 на транспортном самолёте. Эскадра JG 52 уже заслужила большую славу в Германии, в ней летали многие из лучших асов люфтваффе, в чём Хартманн смог убедиться сразу после прибытия — Вальтер Крупински с трудом выбрался из горящего приземлившегося истребителя. Вальтер Крупински (197 сбитых самолётов, 16-й в мире) стал его первым командиром и наставником. Среди других был обер-фельдфебель Пауль Россманн, который предпочитал не вступать в «воздушную карусель», а атаковать из засады. Тщательно изученная, эта тактика принесёт Эриху Хартманну первое место в неформальном соревновании лучших асов мира и 352 воздушные победы. Когда новым командиром эскадрильи стал Крупински, Эрих стал его ведомым. Так как 20-летнего новобранца, выглядевшего гораздо моложе своих лет, Крупински постоянно называл «Bubi» (мальчик, малыш), это прозвище прочно привязалось к нему.

Свой первый самолёт Хартманн сбил 5 ноября 1942 года (Ил-2 из состава 7-го ГШАП), однако за три последующих месяца ему удалось сбить всего один самолёт. Хартманн постепенно повышал своё лётное мастерство, делая упор на эффективность первой атаки. Со временем опыт дал свои плоды: во время Курской битвы в июле 1943 года, взлетая с аэродрома вблизи хутора Угрим, он сбил за один день 7 самолётов (вероятно, в том числе и в бою 5 июля 1943 года, когда три группы по 6 самолетов Ил-2 из 175-го ШАП 17-й ВА атаковали переправу немцев в районе с. Соломино и юго-восточнее с. Таврово. В этом бою было по��еряно 9 Ил-2. Местные жители были свидетелями как немецкий истребитель, раз за разом со стороны леса заходил в хвост одноместным Ил-2). В августе 1943 года на счету было 49, а в сентябре он прибавил на счёт ещё 24 сбитых самолёта.

К концу лета 1943 Эрих Хартманн имел уже 90 побед, но 19 августа при атаке очередного Ил-2 его самолёт получил повреждения, и он совершил вынужденную посадку на территории противника. Командир эскадры Дитрих Храбак приказал подразделению Хартманна поддержать пикирующие бомбардировщики Штука из второй эскадры штурмовиков Sturzkampfgeschwader 2, ведомых известным асом штурмовой авиации Гансом-Ульрихом Руделем, но ситуация неожиданно изменилась, и немецким лётчикам пришлось столкнуться с группой истребителей Як-9 и Ла-5. Хартманн успел сбить два самолёта до того, как осколки повредили его Messerschmitt Bf-109.

С трудом приземлившись (за линией фронта) Хартманн, провозившись некоторое время со своим самолётом, увидел приближающихся русских солдат. Поняв, что сопротивление бесполезно и убежать нет никакой возможности, он притворился раненым (получившим травмы внутренних органов). Его актёрские способности убедили русских, и его положили на носилки и отправили в штаб на грузовике. Выручил случай: во время его транспортировки разгорелся очередной воздушный бой, отвлекший внимание перевозивших его русских солдат. Хартманн улучил момент и, сильно ударив единственного охранника в кузове, выпрыгнул из грузовика и побежал к большому полю, на котором росли огромные подсолнухи, ускользая от летящих вдогонку пуль. Уже при переходе линии фронта он едва не погиб от выстрела нервного немецкого часового, не поверившего в то, что перед ним действительно сбитый немецкий лётчик, но пуля чудом не попала в цель, разорвав штанину.

После достижения 303 побед Хартманн стал живой легендой и командование люфтваффе решило снять его с боевых вылетов во избежание ущерба для пропаганды в случае гибели; он получил новое назначение — испытательное командование реактивными Ме 262. Однако, пустив в ход все свои связи, Хартманн добился возвращения на фронт и продолжал летать.

До конца войны Хартманн совершил более 1400 вылетов, в которых провёл 825 воздушных боев, был сбит 14 раз (осколками сбитых им же самолётов противника), но благополучно приземлялся на парашюте. Сам Хартманн часто говорил, что для него дороже всех побед тот факт, что за всю войну он не потерял ни одного ведомого.

В 1945 году Хартманна приглашали в знаменитую JV 44, однако он отказался, мотивируя тем, что в этой группе ему придется летать в качестве рядового лётчика, что ниже его достоинства. В то же время в JV 44 в качестве рядовых лётчиков летали такие признанные асы как Баркхорн (301 победа), Бэр (220) и другие.

Тактика боя

Излюбленной тактикой Хартманна был удар из засады. По его собственному мнению, 80 % сбитых им пилотов не успевали понять, что произошло.

Если вы видите вражеский самолёт, вы совсем не обязаны тут же бросаться на него и атаковать. Подождите и используйте все свои выгоды. Оцените, какой строй и какую тактику использует враг. Оцените, имеется ли у противника отбившийся или неопытный пилот. Такого пилота всегда видно в воздухе. Сбейте именно его. Гораздо полезнее поджечь только одного, чем ввязываться в 20-минутную карусель, ничего не добившись

Используя мощный двигатель своего Bf-109G Хартманн атаковал по вертикали снизу из слепой зоны противника, либо сверху в крутом пике. Его любимым приёмом был огонь с короткой дистанции и стремительный отрыв от возможного преследования. Огонь с предельно близкой дистанции (60—80 м), кроме эффекта внезапности, позволял компенсировать баллистические недостатки пушки MK-108 и давал экономию боеприпасов. Недостатком такой тактики был риск повреждения обломками сбитого противника.

Даже если у вас гироскопический прицел и другие новшества, я думаю, что нужно подлететь к врагу на кратчайшее расстояние и расстрелять его в упор. Вблизи вы его собьёте. На большом расстоянии это сомнительно. Я открывал огонь, когда вражеский самолёт полностью закрывал мне вид вперед… на минимальном расстоянии… не важно, какой у тебя угол по отношению к нему или какой ты делаешь манёвр.

Хартманн никогда не ввязывался в «собачью свалку», считая бой с истребителями потерей времени. Сам он описывал свою тактику следующими словами: «увидел — решил — атаковал — оторвался».

Люфтваффе бундесвера

В 1955 году Хартманн был освобождён и возвращён в ФРГ, где он воссоединился со своей женой Урсулой Петч. После возвращения в Германию он стал офицером военно-воздушных сил ФРГ и командовал эскадрой JG 71 Рихтгоффен. Он также неоднократно ездил в США, где тренировал американских пилотов. После его множественной критики американского самолёта F-104 «Старфайтер» (в лётных происшествиях ВВС Германии потеряли примерно 292 самолётов (то есть ~ 30 %); погибло 116 пилотов), в 1970 году Хартманн вышел в отставку.

После этого он работал лётным инструктором недалеко от Бонна и летал в группе высшего пилотажа вместе с Адольфом Галландом, но по болезни был вынужден изменить образ жизни. Умер Хартманн в 1993 году в возрасте 71 года.