Система «Периметр»

Система «Периметр» (индекс УРВ РВСН — 15Э601, в Западной Европе и США известна как англ. Dead Hand, буквально «Мёртвая рука») — комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом, созданный в СССР в разгар холодной войны и используемый Россией до сих пор. Предназначен для гарантированного доведения боевых приказов от высших звеньев управления (Генеральный штаб Вооружённых сил, Управление РВСН) до командных пунктов и отдельных пусковых установок стратегических ракет, стоящих на боевом дежурстве, в случае чрезвычайного положения, когда линии связи могут быть повреждены.

В США существовал похожий по предназначению комплекс передачи приказа о запуске — Аварийная система ракетных коммуникаций (англ. Emergency Rocket Communications System)

«Периметр» является альтернативной командной системой для всех родов войск, имеющих на вооружении ядерные заряды. Она была создана в качестве резервной системы связи, на случай, если ключевые узлы командной системы «Казбек» и линии связи РВСН будут уничтожены первым ударом в соответствии с разработанной в США концепцией Ограниченной ядерной войны.

Для обеспечения гарантированного выполнения своей роли система была изначально спроектирована как полностью автоматическая, и в случае массированной атаки способна принять решение об адекватном ответном ударе самостоятельно, без участия (или с минимальным участием) человека. Существование подобной системы иногда называют аморальным, однако она является по сути единственным фактором сдерживания, дающим реальные гарантии отказа потенциального противника от концепции сокрушительного превентивного удара.

По утверждению Владимира Ярынича, одного из разработчиков системы, система также служила страховкой от принятия высшим руководством страны поспешного решения на основе непроверенной информации. Получив сигнал от системы предупреждения о ракетном нападении, первые лица государства могли активировать систему «Периметр» и спокойно ожидать развития событий, находясь при этом в полной уверенности, что даже уничтожение всех, кто обладает полномочиями на отдачу команды об ответной атаке, не сможет предотвратить удар возмездия. Тем самым полностью исключалась возможность принятия решения об ответном ударе в случае ложной тревоги.

После приказа, полученного от высших звеньев управления РВСН на специальный командный пункт, происходит запуск командной ракеты 15П011 со специальной головной частью 15Б99, которая в полёте передаёт команды на пуск всем ПУ и командным пунктам РВСН, имеющим соответствующие приёмники.

Командные посты системы

По всей видимости, являются сооружениями, аналогичными стандартным ракетным бункерам РВСН. Содержат необходимую для обеспечения работы системы контрольную аппаратуру и системы связи. Предположительно интегрированы с пусковыми установками командных ракет, однако, вероятнее всего, они разнесены на довольно большое расстояние для обеспечения лучшей выживаемости системы.

Командные ракеты

Единственный широко известный компонент комплекса. Входят в комплекс командной ракеты 15П011 и имеют индекс 15А11, разработаны КБ «Южное» на базе ракет 15А16 (МР УР-100У). Оснащены специальной головной частью 15Б99, содержащей радиотехническую командную систему разработки ОКБ ЛПИ, предназначенной для гарантированного доведения боевых приказов центрального командного пункта до всех командных пунктов и пусковых установок в условиях воздействия ядерных взрывов и активного радиоэлектронного противодействия, при полёте ГЧ на пассивном участке траектории. Техническая эксплуатация ракет идентична эксплуатации базовой ракеты 15А16. Пусковая установка 15П716 — шахтная, автоматизированная, высокозащищённая, типа ОС[6], вероятнее всего — модернизированная ПУ ОС-84. Не исключается возможность базирования ракет и в других типах пусковых шахт.

Разработка командной ракеты начата по ТТТ Минобороны в 1974 году. Лётно-конструкторские испытания проводились на НИИП-5 (Байконур) с 1979 по 1986 год. Всего проведено 7 пусков (из них 6 — успешных и 1 — частично успешный). Масса ГЧ 15Б99 — 1412 кг.

Приёмные устройства

Обеспечивают приём приказов и кодов компонентами ядерной триады от командных ракет в полёте. Ими оснащены все пусковые установки РВСН, все РПКСН и стратегические бомбардировщики. Предположительно, приёмные устройства аппаратно связаны с контрольно-пусковой аппаратурой, обеспечивая автономное исполнение приказа на запуск.

Автономная контрольно-командная система

Мифический компонент системы — ключевой элемент Машины Судного дня, о существовании которой нет никаких достоверных сведений. Некоторые сторонники существования такой системы считают, что это сложная экспертная система, оснащённая множеством систем связи и датчиков, контролирующих боевую обстановку. Эта система предположительно отслеживает наличие и интенсивность переговоров в эфире на военных частотах, получение сигналов телеметрии с постов РВСН, уровень радиации на поверхности и в окрестностях, регулярное возникновение точечных источников мощного ионизирующего и электромагнитного излучения по ключевым координатам, совпадающих при этом с источниками кратковременных сейсмических возмущений в земной коре (что соответствует картине нанесения множественных наземных ядерных ударов), и, возможно, присутствие на КП живых людей. На основании корреляции этих факторов система, вероятно, и принимает итоговое решение о необходимости ответного удара.

Другой предполагаемый вариант работы системы — при получении информации о первых признаках ракетного нападения Верховный главнокомандующий переводит систему в боевой режим. После этого, если в течение определённого времени командный пункт системы не получает сигнал на остановку боевого алгоритма, то происходит пуск командных ракет.

Эксплуатация системы и её текущий статус

После постановки на боевое дежурство комплекс работал и периодически использовался в ходе командно-штабных учений. Командный ракетный комплекс 15П011 с ракетой 15А11 (на базе МР УР-100) стоял на боевом дежурстве вплоть до июня 1995 года, когда в рамках соглашения СНВ-1 комплекс был снят с боевого дежурства. По другим данным, это произошло 1 сентября 1995 года, когда в 7-й ракетной дивизии (пгт. Выползово) был снят с дежурства и расформирован 510-й ракетный полк, вооружённый командными ракетами. Это событие совпало по времени с завершением вывода из боевого состава РВСН ракет МР УР-100 и начавшимся в декабре 1994 года процессом перевооружения 7-й ракетной дивизии на подвижный грунтовый ракетный комплекс «Тополь».

В декабре 1990 года в 8-й ракетной дивизии (пгт. Юрья) на боевое дежурство заступил полк (командир — полковник С. И. Арз��масцев) с модернизированным командным ракетным комплексом, получившим название «Периметр-РЦ», в состав которого входит командная ракета, созданная на базе МБР РТ-2ПМ «Тополь».

Также имеются данные, что ранее в состав системы «Периметр» наряду с ракетами 15А11 входили командные ракеты на базе БРСД «Пионер». Такой подвижный комплекс с «пионеровскими» командными ракетами носил наименование «Горн». Индекс комплекса — 15П656, ракеты — 15Ж56. Известно, по крайней мере, об одном подразделении Ракетных войск стратегического назначения, на вооружении которого стоял комплекс «Горн» — 249-й ракетный полк, дислоцировавшийся в городе Полоцк Витебской области 32-й ракетной дивизии (г. Поставы), с марта-апреля 1986 года по 1988 год стоял на боевом дежурстве с подвижным комплексом командных ракет.

Организации, задействованные в производстве комплектующих и техническом обслуживании комплекса, испытывают трудности с финансированием. Высока текучесть кадров, в результате чего падает квалификация персонала. Несмотря на это, руководство РФ неоднократно заверяло иностранные государства, что риска случайного или несанкционированного запуска ракет не существует.

В западной прессе за системой закрепилось название «Dead Hand» (Мёртвая рука).

По утверждению журнала Wired в 2009 году, система «Периметр» функционирует и готова нанести ответный удар.

В декабре 2011 года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев заявил, что система «Периметр» существует и находится на боевом дежурстве.

В 2018 году бывший начальник Главного штаба РВСН Виктор Есин заявил, что система «Периметр» окажется малоэффективной в случае возможного выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности.