Таёжный экспромт, знакомство.

by @foto_turist
Таёжный экспромт, знакомство.

ФотобродягаJanuary 06, 2019

Как я уже написал, утром нас подобрал Сергей на своем уазике и мы поехали сначала на рынок отвезти рыбы. Промысловики в Сибири это вымирающий вид, они живут добычей рыбы, мяса, орехов, пушнины. В 21 веке таких людей всё меньше. Слинкин был похож на тракториста Василия из мультика про попугая Кешу.

Потом мы зашли в супермаркет, купили десятка два кирпичей белого хлеба, макарон, кофе и чая. И двинули из города. Ехать было далеко, около 90км, трасса была прямая, как стрела. Уазик гудел, кряхтел, ехал медленно, поэтому я снова на какое-то время задремал в тепле. На выезде из города стояли гайцы, когда сильный мороз, они не выпускают машины по одиночке на трассу.

Наконец через пару часов мы добрались до незаметного съезда с трассы, в снегу был даже виден деревянный шлагбаум. Буханка хрюкнула шестернями в коробке и бодро съехала на дорожку, уходящую в непроглядную чащу зимней тайги. Лес был сказочно красив! 😍 Снега было таак много, что напоминало картинку с новогодней открытки. Тайга оказалась весьма разнородной по своему составу: тёмные и пугающие еловые заросли менялись звеняще-прозрачными и очень светлыми берёзовыми кусками.

Через какое-то время переползания кочек и буераков мы доехали до охот хозяйства. Это была заброшенная деревня Востыхой, которая была у Сергея в аренде на 49 лет, как и ещё несколько гектар леса. Если быть точным, то все эти гектары леса были его хозяйством. Так устроена юридическая сторона жизни промысловика. От старых построек осталось мало, но для жилья были более свежие срубы. Это была самая настоящая таёжная глушь: тут нет воды, нет электричества, почти не ловит мобильный (и то не все операторы и не везде), нет людей. До ближайшей деревни на снегоходе по охотничьим тропам через лес около 30 километров.

Каждый сруб был предназначен для чего-то своего. Две хаты были для сна, одна была кухней и складом продуктов, но в ней тоже была пара спальных мест. Ещё стояла баня, склад гсм и всяких запчастей, отдельный домик вместо холодильника для скоропортящихся продуктов с погребом для картошки. Из техники у Сергея были трактор, старый Зил, снегоход, да уазик.

В хозяйстве жили несколько животных - большой рыжий кот Васька, маленькая беспородная собака Жучка и две рабочих охотничьих лайки. Лайки жили в вольере на улице, а Жучка с Васькой обитали в кухне. Кот поразил своей флегматичностью и спокойствием, он запросто ел замёрзшую рыбу целиком, ловил каких-то мышей и иногда сидел жмурился на солнце, забравшись на сиденье снегохода. Замков не было ни на одной из дверей, оружие хранилось в простецком тайнике, а все двери закрывались на деревянные засовы. Речная рыба вообще лежала на улице огромной кучей, её просто накрыли рыболовной сетью и каким-то брезентовым предвыборным плакатом местного князька.

Сороки регулярно эту рыбу пытались воровать, проявляя чудеса хитрости и отваги. Одна сорока подходила к краю брезента, поднимала его клювом, а другая ныряла под брезент, вытаскивала рыбину и они ещё начинали есть или уносили. При этом третья птица была на шухере, глядя с ветки или крыши за тем, не приближается ли опасность. Каждое утро снег был утоптан множеством лосиных следов, где-то по территории хозяйства иногда пробегали волки или рысь.

Если говорить про обитателей Востыхоя из числа людей, то кроме владельца Сергея частенько тут жил охотник из числа хантов (это одна из северных народностей, которые проживают в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком и Якутском районах), изредка приезжали взрослые сыновья Cлинкина, иногда приезжали охотники или чиновники-силовики пострелять. Жена Сергея жила в деревне в 30 километрах отсюда, там же жили и его родственники.

Поразительно было то, как спокойно отнёсся к нам владелец хозяйства. Он ни капли не удивился звонку незнакомца из Москвы и даже не особо расспрашивал, кто я такой и зачем приехал. Простой ответ "посмотреть" и горящие глаза, видимо, для некоторых сибиряков до сих пор достаточное объяснение. Однако молва о далёких гостях быстро вышла за пределы охот хозяйства и потянулись люди, которые хотели на нас посмотреть. Сначала они не верили, что мы из столицы - с хитрым прищуром заглядывали в лицо и говорили что-то вроде: "Москва большая, ты наверное где-то в области живёшь? Ты не похож на столичную птицу, они там все пидорасы и гламурные звёзды, мы видели по телевизору!".

Вид простого человека, который привычно чистит рыбу и делает котлеты из щуки, явно не стыковался с образом москвича. Но недоверие быстро сменилось удивлением, когда я просто показал паспорт. 😇 Отец Сергея, полярный лётчик на пенсии, после долгой беседы, состоявшей из один вопросов, похлопал меня тяжелой рукой по плечу и сказал: "Оставайся у нас, ты видно малый нормальный, да и ребёнок у тебя не балованный. Что тебе делать с этими кремлёвскими гомосеками там, мы тебе тут бабу найдём, жить где есть, если работы не боишься - то и при деньгах будешь".

Вообще в словах этого старого лётчика прозвучала мудрость, которая применима к Сибири, да и всей России: если не боишься работы, то не пропадёшь. Таёжный край очень богат, но все эти богатства нужно уметь добыть. Но не буду вас мучать слишком долгими текстами, о том, чем мы там занимались целый месяц я расскажу в следующем посте!

January 7, 2019
by mvk04