Крест и смерть корнета Олега Романова. ч.4

Вильно (Вильнюс). Церковь Святых Константина и Михаила, Романовская церковь, Константино-Михайловский храм

30 сентября 1914 г. в этом храме архиепископом Виленским и Литовским Тихоном была отслужена панихида по погибшему в бою князю императорской крови Олегу Константиновичу, а затем его останки увезли родители в усадьбу Осташево под Волоколамском.

Православный храм во имя равноапостольного царя Константина и преподобного Михаила Малеина, небесных покровителей Константина Острожского и царя Михаила Романова, построенный в ознаменование 300-летия династии Романовых в 1913 году. Церковь построена в стиле, воспроизводящем древнерусский ростово-суздальский. Была освящена всего чуть больше года до этого, в мае 1913 года, тем же архиепископом Виленским и Литовским в присутствии великой княгини Елизаветы Федоровны (Романовой), которой через несколько лет судьба готовит трагическую кончину с братьями Константиновичами.

В первозданном виде в церкви сохранился лишь резной дубовый трехъярусный иконостас церкви, изготовленный в начале ХХ века в Москве

С разрешения императора князя хоронили не в Петербурге, а в Осташеве.

процессия от Волоколамска до Осташево. Среди родных была и великая княгиня Елизавета Феодоровна
могила князя Олега Константиновича в Осташеве

Из дневника отца: «Осташевский батюшка перед опусканием гроба в могилу прочел по бумажке слово; оно было не мудрое, но чтение прерывалось такими искренними рыданиями батюшки, что нельзя было слушать без слез. Мы отцепили от крышки гроба защитную фуражку и шашку; кто-то из крестьян попросил поцеловать ее. Опустили гроб в могилу. Все по очереди стали сыпать горсть земли, и все было кончено».

Как ни кощунственно прозвучат эти слова, князь Олег жил и умер счастливым человеком.

Он был счастлив заниматься любимым делом и увидеть плоды своей работы - первый выпуск издания автографов Пушкина. Он искал красоту в поэтическом, литературном слове и был полон творческих планов. Он стал храбрым неплохим офицером, честно разделил судьбу своей страны и своего народа в большой войне, и еще успел узнать, что его отвага была вознаграждена. Наконец, в свой последний миг он, наверное, так и не понял, что умирает...

Князь Олег никогда не узнал, что в 1915 г., подкошенный утратой, безвременно умрет его отец, великий князь Константин Константинович, поэт К.Р.

Он не стал свидетелем тяжелых поражений и страшных лишений, выпавших на долю его армии в 1915-17 гг. Он не видел ее позорной "самодемобилизации"!

Без него Россия вспыхнула революционным пожаром, в котором рассыпалась в прах монархия Романовых.

Он так и не узнал, что трое его братьев - князь Иоанн Константинович, князь Игорь Константинович и князь Константин Константинович мл. - были убиты большевиками, в ночь на 5 (18) июля 1918 года сброшены в шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска вместе с великой княгиней Елизаветой Федоровной, а остальная семья вдоволь вкусила горького хлеба изгнания. Все они, кроме застреленного великого князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми. Когда тела были извлечены из шахты, то было обнаружено, что некоторые жертвы жили и после падения, умирая от голода и ран. При этом рана князя Иоанна Константиновича (старшего брата), упавшего на уступ шахты возле великой княгини Елизаветы Фёдоровны, была перевязана частью её апостольника (предмет одежды православной монахини. Представляет собой головной платок с вырезом для лица, ниспадающий на плечи и покрывающий равномерно грудь и спину). Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв.

Гроб с телом князя несли на руках до Осташево от самой станции Волоколамск, люди встречали процессию на коленях. А спустя всего несколько лет его тихая могила в имении после революции была раскопана, останки - осквернены и выброшены из гроба, валялись на улице, потом перезахоронены, и сам след его последнего пристанища зетерялся среди садов и полей… Кто эти люди, что ими могло двигать? Классовая ненависть? Ненависть к монархии? Всеобщее безумие и проклятие? Отморозки, которых много всегда, особенно в эпоху больших потрясений, либо профессиональные грабители "гробокопатели", осмелевшие после революции?

Нельзя не вспомнить судьбу и другого, «народного» героя Первой мировой войны, первого георгиевского кавалера той войны, бравого казака Козьмы Клочкова, чья могила на его родине просто была утеряна и никто не знает более-менее достоверного местоположения даже кладбища, а ведь еще пару-тройку десятков лет назад какие-то следы были. Как же казаки не сохранили память о своем земляке, своем герое?!

усадьба в Осташеве в 1914 году

Сейчас усадьба в Осташеве представляет жалкое зрелище, воплощение библейского «мерзость запустения».

Он не видел всего этого.

Мертвые сраму не имут.

Почему-то кажется, что если бы какая-нибудь сверхъестественная сила позволила князю Олегу прозреть будущее, он не изменил бы в своей жизни ничего.

Разве что в бою 27 сентября 1914 г. под Шaрванишками добил бы немецкого кавалериста.

________________________________________________________________________

©Михаил Кожемякин. 2016

ПРИЛОЖЕНИЕ

Установленный в сентябре 2015 года памятник корнету Олегу Романову в городе Пушкине (Царское Село), за Софийским собором. ул. Гусарская, д. 9 рядом с местом, где располагался Лейб-гвардейский полк, в котором служил корнет Романов

Памятник открылся в 101-ю годовщину гибели князя Олега Константиновича по модели, изготовленной в 1915 году известным русским скульптором, академиком В.В. Лишевым.

"Специально для участия в церемонии открытия памятника в Санкт-Петербург прибывают представители известнейших дворянских родов России: князь Александр Трубецкой, граф Пётр Шереметев, князь Дмитрий Шаховской, князь Георгий Юрьевский, княжна Вера Оболенская, праправнук императора Александра III Павел Куликовский-Романов, Председатель Попечительского Фонда Государственного Эрмитажа Павел Родзянко, а также председатель Императорского Православного Палестинского Общества Сергей Степашин, Почётный гражданин Санкт-Петербурга Михаил Бобров, народный художник России Вячеслав Зайцев, директор Российского Музея Арктики и Антарктики Виктор Боярский, международный гроссмейстер Марк Тайманов и другие выдающиеся мастера науки и культуры, видные общественные деятели."

А в начале февраля 2016 уже такая картина:

стащили вот эту мемориальную табличку с последними словами корнета
не привинчено, а приклеено было хрен знает как

скверная история, господа!

UPD В августе 2016 года были в Царском Селе, специально приехали к памятнику

табличку с последними словами корнета восстановили, крепление выглядит прочно

Приложение

Князь Олег Константинович (Романов) Стихотворения

Стихотворения Олега Константиновича печатаются по единственной их

публикации: Нива. 1915. No 40.

----------------------------------------------------------------------------

К. P. Времена года: Избранное / Вступит. статья, составление,

комментарии А. Б. Муратова. - СПб.: Северо-Запад, 1994. - 510 с.

----------------------------------------------------------------------------

"О, дай мне, Боже, вдохновенье..."

"Остатки грозной Византии..."

"Гроза прошла... Как воздух свеж и чист!.."

"Уж ночь надвинулась. Усадьба засыпает..."

* * *

О, дай мне, Боже, вдохновенье,

Поэта пламенную кровь.

О, дай мне кротость и смиренье,

Восторги, песни и любовь.

О, дай мне смелый взгляд орлиный,

Свободных песен соловья,

О, дай полет мне лебединый,

Пророка вещие слова.

О, дай мне прежних мук забвенье

И тихий, грустный, зимний сон,

О, дай мне силу всепрощенья

И лиры струн печальный звон.

О, дай волнующую радость,

Любовь всем сердцем, всей душой...

Пошли мне ветреную младость,

Пошли мне в старости покой.

31 декабря 1908

* * *

Остатки грозной Византии,

Постройки древних христиан,

Где пали гордые витии,

Где мудрый жил Юстиниан -

Вы здесь, свидетели былого,

Стоите в грозной тишине

И точно хмуритесь сурово

На дряхлой греческой стене...

Воспряньте, греки и славяне!

Святыню вырвем у врагов,

И пусть царьградские христиане,

Разбив языческих богов,

Поднимут крест Святой Софии,

И слава древней Византии

Да устрашит еретиков.

1910

* * *

Гроза прошла... Как воздух свеж и чист!

Под каплей дождевой склонился скромный лист,

Не шелохнет и дремлет упоенный,

В небесный дивный дар влюбленный.

Ручей скользит по камешкам кремнистым,

По свежим берегам, по рощицам тенистым...

Отрадно, в сырости пленительной ручья,

Мечтами унестись за трелью соловья...

Гроза прошла... а вместе с ней печаль,

И сладко на душе. Гляжу я смело вдаль,

И вновь зовет к себе отчизна дорогая,

Отчизна бедная, несчастная, святая.

Готов забыть я все: страданье, горе, слезы

И страсти гадкие, любовь и дружбу, грезы

И самого себя. Себя ли?.. Да, себя,

О, Русь, страдалица святая, для Тебя.

1911

* * *

Уж ночь надвинулась. Усадьба засыпает...

Мы все вокруг стола в столовой собрались,

Смыкаются глаза, но лень нам разойтись,

А сонный пес в углу старательно зевает.

В окно открытое повеяла из сада

Ночная, нежная к нам в комнату прохлада.

Колода новых карт лежит передо мною,

Шипит таинственно горячий самовар,

И вверх седой, прозрачною волною

Ползет и вьется теплый пар.

Баюкает меня рой милых впечатлений

И сон навеяла тень сонной старины,

И вспомнился мне пушкинский Евгений

В усадьбе Лариных средь той же тишины.

Такой же точно дом, такие же каморки,

Портреты на стенах, шкапы во всех углах,

Диваны, зеркала, фарфор, игрушки, горки

И мухи сонные на белых потолках.

Дамниха, 1912-1913

Комментарии

"Остатки грозной Византии..." - В этом стихотворении отразились впечатления Олега Константиновича от посещения Константинополя в 1910 г. Основанный Константином Великим (см. о нем коммент. к поэме К. Р. "Севастиан-Мученик"), Константинополь (в средневековых русских текстах - Царьград), столица Византийской империи, был взят турками в 1453 г. и стал столицей Османской империи.

Юстиниан I (ок. 482 или 483-565) - византийский император, с именем которого связано укрепление могущества империи и составление свода законов (кодекс Юстиниана), оказавшего огромное влияние на европейское право.

Святая София - храм, построенный Юстинианом и превращенный турками в мечеть Айя-София.

"Уж ночь надвинулась. Усадьба засыпает..." - Дамниха - имение воспитателя Олега Константиновича генерала H. H. Ермолинского, где князь часто бывал.

В заключение хочется привести стихотворение великого князя Константина Константиновича, поэта К.Р.

О переживаниях, связанных с рождением своего первенца, князя Иоанна Константиновича, погибшего в 1918 году в алапаевской шахте, он поведал в колыбельной, где словно предначертана его судьба, да и судьба многих безвестных героев и жертв нескончаемого лихолетья:

Спи в колыбели нарядной,

Весь в кружевах и шелку,

Спи, мой сынок, ненаглядный,

В тёплом своем уголку!…

В тихом безмолвии ночи

С образа, в грусти святой,

Божией Матери очи

Кротко следят за тобой.

Сколько участья во взоре

Этих печальных очей!

Словно им ведомо горе

Будущей жизни твоей.