December 17, 2009

Монтрё

Sometimes we walked down the mountain into Montreux. There was a path went down the mountain but it was steep and so usually we took the road and walked down one the wide hard road between fields and then below between stone walls of the vineyards and on down between houses of the villages along the way. There were three villages: Chernex, Fontanivent, and the other I forget.

A Farewell to Arms

Иногда мы спускались по склону горы в Монтрё. От самого дома вела вниз тропинка, но она была очень крутая, и обычно мы предпочитали спускаться по дороге и шли широкой, отверделой от мороза дорогой между полями, а потом между каменными оградами виноградников и еще ниже между домиками лежащих у дороги деревень. Деревень было три: Шернэ, Фонтаниван и еще одна, забыл какая.

Прощай, оружие!

Желтым выделено то, чего нет в оригинале. The hard road — это дорога с твердым покрытием. Если посмотреть на старые фотографии местечка Chernex, ясно, что Генри и Кэт шагали в Монтрё по гравийной дороге.
На космическом снимке есть и Фонтаниван, и Шернэ, и Монтрё (а также Vevey, Vernex  и Clarens, о которых речь пойдёт ниже).

Если вспомнить: Генри дезертирует, едет в Милан за Кэт, находит её в Стрезе, откуда они тайком на лодке плывут 35 км вдоль западного берега Лаго-Маджоре в Швейцарию — в Бриссаго, а потом из Лугано отправляются в Монтрё.Там они славно зимуют, потом садятся на поезд и едут на запад через Веве в Лозанну (это около 25 км), где Кэт рожает мертвого ребенка и умирает сама.
"After a while I went out and left the hospital and walked back to the hotel in the rain".
«Немного погодя я вышел и спустился по лестнице и пошел к себе в отель под дождем».

«Оставаться в Женеве, где все напоминало нам Соню [родилась 22 февраля 1868 г. и умерла 12 мая по ст. стилю того же года], было немыслимо, и мы решили немедленно исполнить наше давнишнее намерение и переехать в Vevey [Веве], на том же Женевском озере. <> За все четырнадцать лет нашей супружеской жизни я не запомню такого грустного лета, какое мы с мужем провели в Веве в 1868 году. Жизнь как будто остановилась для нас; все наши мысли, все наши разговоры сосредоточивались на воспоминаниях о Соне и о том счастливом времени, когда она своим присутствием освещала нашу жизнь. <> К осени нам стало ясно, что необходимо во что бы то ни стало изменить наше тяжелое настроение, и в начале сентября мы решили переехать в Италию и на первый случай поселиться в Милане».

А. Г. Достоевская. Воспоминания

«По смерти же генерала, приключившейся в прошлом году [1869], неутешная Прасковья Ивановна отправилась с дочерью за границу, между прочим и с намерением употребить виноградное лечение, которое и располагала совершить в Vernex-Montreux во вторую половину лета. <>
— Раздражаться мне доктора запретили, и так это хваленое озеро ихнее мне надоело, только зубы от него разболелись, такой ревматизм получила. Печатают даже про то, что от Женевского озера зубы болят; свойство такое».

Ф. М. Достоевский. Бесы

А потом в Монтрё прожил свои последние 17 лет В. В. Набоков, и похоронен в Кларансе (на Cimitière de Clarens).