Куда уехал служить Руслан Шаведдинов? Интервью с бывшим военнослужащим в/ч 23662 на Новой Земле.

@grazdnews

Редактор информационного проекта «ЯГражданин!» Сергей Беляев пообщался с бывшим военнослужащим в/ч 23662

Как кормили в части?

На телевидении снимали сюжет про Новую Землю, рассказывали как хорошо кормят, про шведский стол. На самом деле это ложь! Давали бикус, непонятный суп из фасоли, а когда приходил корабль с продовольствием, то первые несколько месяцев можно было увидеть молоко и яйца, но потом снова начинали давать капусту, суп и сухую пюрешку, которую разводили в воде. С каждым следующим месяцем после поставки кормили всё хуже. Вообще всё, что сказали на телевидении про столовую — это враньё!

Какими были офицеры и сержанты?

Очень много среди офицеров и сержантов было тех, кто приехал на Новую Землю на заработки или тех, кто провинился в своих частях. Это для них что-то вроде ссылки. Коллектив во многом состоял из неодарённых интеллектом людей. По возможности все стараются оттуда уехать, кто как может. Тем не менее, встречалось много адекватных офицеров и контрактников. Конкретно в нашем подразделении были адекватные командиры.

Дедовщина была?

Дедовщины не было, об этом даже не было и речи, с этим всё очень строго.

Как поддерживали связь с родными и близкими?

Обязательно выдавали телефоны каждую неделю, но на разное время. За проступки могли дать на 30 минут, а если проступков не было, то могли дать на весь день. С этим проблем не было. Были у нас и «неуставные» телефоны, но их забирали если находили.

Как был устроен быт? Как часто могли принять душ?

Что касается бытовых вопросов и вопросов гигиены, то это зависит от старшины: если он плохо выполняет свою работу, то жить плохо будут все. Тёплую одежду выдавали полностью. Была еженедельная баня, могли дать помыться после суточного наряда. В других частях это было запрещено, но у нас была возможность мыться чаще.

Чем занимались на протяжении года?

В нашем подразделении было мало солдат срочной службы, поэтому ходили в наряды сутки через сутки. Были люди, которые занимались документацией, они тоже много работали: и днём, и ночью. Свободных солдат определяли на выполнение различных работ.

Были срочники, которые приезжали в расположение раз в неделю чтобы помыться. Это так называемые «люди с позиции», они жили на дежурствах в полях до самого дембеля.

Заступаешь в наряд, на следующий день работаешь, потом опять в наряд. И так весь год, пока не приедут «молодые» призывники. Людей становится больше, всем становится проще.

Что за работы?

В основном чистили снег. Работали как горничные или дворники.

Помимо нарядов и работы что-нибудь еще делали?

Иногда проводились учения. Например, надевали РХБ (радиационную, химическую и биологическую) защиту на время. Стрельбы на Новой Земле были, но у нас конкретно их не было. Там была негласная «война» между подразделениями, наше подразделение не любили, из-за чего мы на полигон не попадали.

Были жилые поселения рядом?

Там 2 поселения: «Белушья губа» и «Рогачёво», население около 2-х тысяч. Раньше, при СССР, там была массивная инфраструктура, было много зданий, которые сейчас заброшены, их летом часто взрывали. Всё, что осталось на Новой Земле — это остатки инфраструктуры СССР. Сейчас там есть несколько жилых домов, больница, бар, несколько магазинов со скромным ассортиментом и высокими ценами.

Устав соблюдался? Была дисциплина в части?

Устав соблюдался, но по-человечески. Иногда с контрактником можно было сходить в магазин, если не было проступков.

В других подразделениях этой части было жёстче: могли снимать с наряда и снова ставить, таким образом человек мог находиться в суточном наряде несколько суток подряд.

Старшие командиры не любили тех контрактников, которые выпивали, потому что жили мы все в одном помещении, разделённом на сектора.

Неуставных отношений не было. По рассказам служащих других частей, у них происходило много бессмысленных вещей. У нас всё было проще: проще было добыть неуставной телефон, проще было облегчить себе работу.

Режим дня соблюдался. А те вещи, которые «под присмотром министерства обороны», никому не были нужны, их никто не соблюдал. Глобальные вещи, конечно, соблюдались: например, парко-хозяйственный день (глобальная уборка помещений). В других частях было много строевой подготовки, у нас её не было, потому что для того чтобы кто-то мог учить чему-то, нужны, во-первых, люди, которые будут учить, а во-вторых — люди, которые будут обучаться, а мы всегда работали или стояли в нарядах.

Как был организован досуг?

Время от времени нас выводили в посёлок в местный театр. Там нам показывали трансляцию парада 9-го мая из Москвы и подобные мероприятия. Опять же, много работали, не было времени на развлечения.

Какой был климат? Было очень холодно?

Очень суровые зимы, много ветра, много снега, мы могли его убирать целыми днями на протяжении недели.

Зимой есть такое понятие как «вариант» или «варик» — это вариант погоды от 1 балла до 5 баллов: чем ниже цифра, тем хуже погода. В период времени, когда вариант погоды был «1» или «2», люди максимально находились в помещениях т.к. на улице было опасно, повышалась активность белых медведей, они эту погоду очень любили, могли выйти. Были случаи когда медведи ходили возле казармы, машин, в других населённых пунктах.

Было личное пространство?

В других подразделениях не было возможности укрыться, везде всё просматривалось. Никакой личной жизни, нельзя было и в телефоне посидеть. У нас было в этом плане больше свободы.

В дополнение:

«Старшие» рассказывали, что когда часть создавалась, очень много людей «бухали» (употребляли алкоголь в больших количествах), было много беспредела, всем на всё было наплевать. Сейчас часть стала более цивилизованная.

Техника была боевая у нас. Работала, разумеется, не вся, т.к. много техники осталось со времён СССР.

В части ценились люди, обладающие навыками работы за компьютером и те, кто умел работать руками. Таких людей уважали потому что было видно, что они пришли не просто год «пересидеть», но и готовы приносить пользу обществу. Им могли даже воинское звание дать.