Мораль — это как погода.

Работая с информацией и книгами, можно приобрести известный скепсис по отношению к общераспространенной морали. Мораль — это как погода. Глупо игнорировать дождик, но и принимать его за что-то серьезное тоже неразумно. Так — осадки выпадают. Во время дождя нормальные люди либо не выходят из дому, либо раскрывают над собой зонтик.

Обыватель строит серьезную мину, когда речь заходит о морали. Он не предполагает за декорациями движущихся механизмов.

Обыватель не успевает засечь смену парадигм.

Однако, давайте к примерам.

Отношение к педофилии. Совсем недавно, ваши пра-пра-прадеды брали в жены 12-13 летних девочек и в первую ночь делили с ними ложе. Они производили их в женщин безо всякой задней мысли, не предполагая, что в 21-ом веке за аналогичное деяние получили бы свою пятнашечку в суровых условиях отечественных темниц.

Более того, девочки тоже не полагали себя жертвой насилия, вполне спокойно рожая детей и хозяйствуя по дому. Проблемы педофилии еще не придумали. В Библии и Коране, в частности, не содержится никаких запретов касательно педофилии. Вот, козленка в молоке его матери варить нельзя — харам. А маленьких девочек можно.

Но за оральный секс в славное прежнее время можно было получить проблем. Рядовой минет приводил самых сексуально смелых женщин на костёр Инквизиции. Еще раз вдумайтесь: оральный секс нельзя под страхом смерти, а 12 летних девочек можно. И практика эта была распространена по всей планете. Нынче же напротив, за интимное сообщение в социальных сетях пятнадцатилетней девушке вас могут упечь на реальный срок. Зато с шестнадцатилетней вы можете заниматься чем угодно, хоть копрофилией. И распространено, опять-таки, это повсеместно — и в Евросоюзе, и в США, и у нас.

Хорошо, скажете вы, но то была дикая пора суровых нравов. С тех пор мы значительно выросли в моральном плане, для чего ты тычешь нам старые трухлявые предания? Давай свежего!

Извольте, вот вам тогда другой пример.

До французской революции 1789 года военная система предполагала участие в боях, как правило, наёмных войск. Наёмник — это мужчина, который сделал выбор стать профессиональным убийцей, воином. Он не сеет рожь, не учится в семинариях, он тренируется, воюет и получает за это деньги. Не заплатил наёмникам — они всей ротой от тебя ушли. Воюй сам, полудурок. Никому в голову не приходило рекрутировать массово крестьян и мещан и направлять их на бойни.

Зато 19-ый и особенно 20-й век переплюнули "варварское прошлое" с лихвой. Наёмничество было объявлено вне закона, зато активно начали раздувать концепцию гражданского войска. То есть привычные нам мобилизации всего что с яйцами на массовые бойни.

Верден, Сталинград — такого человечество до сих пор не видало.

18-летние дети бросались в мясорубку и перемалывались в гумус за считанные сутки.

Страшные цифры : среднее время жизни пехотинца времен Второй Мировой — 52 часа. Артиллерия, авиация и прочие прелести технологичной войны практически нивелировали класс бойца. Если в тебя попадает снаряд, будь ты хоть Гераклом, тебе крышка.

Старый солдат, столь любимая фольклорная фигура прошлого, практически перестает встречаться. Наполеон и Гитлер истощили Европу своими перманентными мобилизациями. США одумались лишь после Вьетнама в 70-ых.

Сейчас мы живем в эпоху, когда концепция призывных войск отпадает за ненадобностью. Война стала настолько технологичным процессом, что разумно допускать в нее лишь профессионалов. Это показывают результаты войн США на Ближнем Востоке. Разница в потерях колоссальна. Все ведущие страны отказались от призыва, со вздохом приняв повышенные траты на оборонку в свой бюджет.

Миллион восемнадцатилетних призывников сейчас — лишь скученная группа легкодоступного мяса для нанесения удара. Именно поэтому от нее отказываются, мораль и гуманизм тут не причем.

Ну что, переплюнул 17-ый век 20-ый в гуманности морали? Переплюнул.

Еще легкоусваиваемых примеров.

В прошлом году я был на приёме у старой врачихи, которая, родилась, наверное, еще при Ленине.

Для осмотра мне понадобилось раздеться. С еле скрываемым презрением, врачиха спросила меня:

"А зачем вы побрили подмышки?". В ее годы такое было попросту не принято и виделось как хулиганистая пошлая пакость.

В наше же время любой мужчина, у которого из подмышек свисают отвратительные пакли, воспринимается всеми как отсталый крестьянин, не имеющий понятия о гигиене.

Раньше актеров хоронили за оградой кладбища, а теперь возводят на Олимп по красной ковровой дорожке.

Во времена Античной Греции людей мало волновали сексуальные предпочтения соседей по полису.

Знаменитый Диоген, например, прилюдно мастурбировал на площади. Гомосексуализм между опытным мужчиной и желторотым юнцом виделся как наставничество и всеми одобрялся. Тем не менее, Греция остается той великой основой, на которой базируется современный мир. Любой, кто предположит, что мы морально более развиты нежели греки, будет, как минимум, спорен. Как максимум — смешон.

Становится очевидно, что мораль — лишь ширма, которая неустанно движется по сцене, закрывая от глаз обывателей всё самое вкусное и интересное. Но в нынешний век гиперинформированности ширма начала частично пропускать свет. Открываются процессы, которые никогда не должны были стать достоянием публики. Человечество растет через информирование, но медленно.

Но кто же двигает ширмы морали? Кто устанавливает для обывателя — что ему следует считать добром, а что злом?

Вот это, пожалуй, и есть самое загадочное и интересное. Режиссеры спектакля предпочитают не отсвечивать.

P.S.1. На фото бутылочка героина из обычной аптеки начала 20-го века.

Просто продается. Без рецепта.

P.S.2. Как вы думаете, а что из ныне запрещенного будет восприниматься как норма в конце 21-го века, а что напротив, из ныне легального и всеми одобряемого уйдет в жесткий запрет?